Этот день в истории: 1326 год. 3 июня Новгород и Норвегия разделили Кольский полуостров

, 3 июня 2010, 13:24 — REGNUM  

Carta Marina. Первое изображение Кольского полуострова (Biarmia) на европейских картах. 1539 год

1326 год. 3 июня между Новгородом и Норвегией была подписана Разграничительная грамота о сферах влияния на Кольском полуострове

"Текст, о котором пойдет речь, в русской историографии известен как "Разграничительная грамота". Он находится в рукописи 114а 4° коллекции Арнамагниани из Копенгагенского университета. Это пергаменная рукопись первой половины XIV в. В этом коротком тексте новгородская и норвежская границы в Финмаркен и на Кольском п-ове очерчены по показаниям местных жителей этого региона - норвежцев и саамов, что объясняет название "Разграничительная грамота". Документ также дает представление о том, как взымалась дань с живущих в этом регионе саамов. Судя по этому тексту, Новгород имел границу далеко к западу: у Люнгстуэна на северо-западе современной Норвегии. В то же время Норвегия сходным образом имела границу, скорее всего, у реки Вялы (Виелайоки) на южном берегу Кольского п-ова в Кандалакшском заливе Белого моря. Очевидно, что эти две перекрывающие друга друга границы обозначают ограничения в сборе дани для обеих сторон. Внутренняя территория между ними однозначно понималась как огромная единая общность.

Реалии, описываемые в "Разграничительной грамоте", абсолютно точно соответствуют ситуации, отраженной в договоре между Россией и Швецией, заключенном в Ореховце в 1323 г., когда двойная граница была установлена на севере по главным водоразделам. Первая граница между Ботническим и Финским заливами отделяла собственно шведскую территорию от общей (совместной), охватывающей две трети современной Финляндии. Вторая граница, между Ботническим заливом и Белым морем, таким же образом отделяла собственно новгородскую территорию от совместной.

Хронологическая близость между датой рукописи, содержащей "Разграничительную грамоту", и заключением в 1326 г. договора между Новгородом и Норвегией дала повод скандинавским ученым связать "Разграничительную грамоту" с этим договором. В то же время русские исследователи, насколько я могу судить, единодушно присоединились к мнению И. П. Шаскольского, который связывал "Разграничительную грамоту" с другим договором - между королем Хаконом Хаконсоном и Александром Невским, который нам известен только по упоминанию в Саге о Хаконе Хаконсоне. Уже это само по себе - достаточное основание для того, чтобы вновь рассмотреть все аргументы. Еще одна причина: взгляд И. П. Шаскольского был принят В. Л. Яниным: "Документ... является частью первого договора между Новгородом и Норвегией, заключенного в 1251 г.". А это означает, что в новом издании "Грамот Великого Новгорода и Пскова" текст будет опубликован как относящийся к договору 1251 г. Это было бы, на мой взгляд, принципиальной ошибкой.

Сначала несколько слов о тексте и о его древнейшем списке - 114а 4° коллекции Арнамагниани. В научном мире он стал известен, когда рукопись перешла в собственность Арни Магнусона, т. е. вскоре после 1714 г. В то время это была часть большого кодекса, называвшегося [136] "К". Кодекс К позже был разделен на пять отдельных рукописей.

Все основные почерки Кодекса К датировались обычно первой половиной XIV в. Такие исследователи XIX в., как П. А. Мунк и Г. Сторм, думали, что эти пять рукописей изначально составляли часть Кодекса К, так как они считали, что в рукописях встречается один почерк. Более того, Сторм идентифицировал этот почерк как принадлежащий известному писцу королевской канцелярии Ивару Аудунсону, который работал до 1335 г. Поскольку в некоторых из этих рукописей бросались в глаза юридические тексты, то Кодекс К называли "кодексом законов". Поскольку к тому же календарь Кодекса К оказался связанным с семьей Эрлинга Видкунсона, который был регентом при малолетнем короле Магнусе с 1323 по 1332 г., то считалось, что кодекс законов принадлежал Эрлингу Видкунсону. Следовательно, его можно было датировать более узко: 1320-1330 гг.

В дальнейшем этот вывод был принят всеми исследователями, изучавшими "Разграничительную грамоту", - как скандинавскими, так и русскими. Так, они повторены и В. Л. Яниным: "Документ... датированный П. Мунком по палеографическим признакам 1320-1330 гг., входил в состав пергаменного кодекса норвежских законов, принадлежавшего некогда Эрлингу, сыну Видкунда".

Тем не менее, многие предположения Мунка и Сторма были убедительно опровергнуты Анной Хольтсмарк еще 60 лет назад. Однако ее работа осталась незамеченной теми, кто изучал "Разграничительную грамоту", так как название книги "Слово против епископов" не показывало, что речь идет об этой самой рукописи. Во-первых, проведенное Хольтсмарк палеографическое исследование показало, что теория Мунка и Сторма о встречающемся в разных частях рукописи одном почерке не имеет никаких оснований. Хольтсмарк обнаружила также явные признаки того, что пять рукописей, на которые сейчас разделен Кодекс К, первоначально были самостоятельными рукописями, а объединены были позже. Следовательно, содержание остальных четырех рукописей не может пролить свет на происхождение нашей "Разграничительной грамоты". Из пяти самостоятельных рукописей, входящих в состав Кодекса К, наша рукопись последняя.

В этой рукописи мы находим сначала текст, касающийся границы между Норвегией и Швецией в провинции Jämtland Härjedalen, затем знаменитое "Слово против епископов" короля Сверра; третьей идет наша "Разграничительная грамота" и в конце помещен короткий гомилитический текст. Все эти тексты написаны разными почерками, которые Хольтсмарк датирует в первых двух случаях началом XIV в. Почерк "Разграничительной грамоты" Хольтсмарк называет "слегка моложе". По заключению исследовательницы, писец Ивар Аудунсон никакого участия в переписывании рукописи не принимал. Поскольку календарь, упоминающий Эрлинга Видкунсона, находится в другой рукописи, то никакой связи между ним и "Разграничительной грамотой" нет. Так как наша рукопись не содержит ни одного [137] юридического текста, то и "Разграничительная грамота" не может рассматриваться как часть кодекса законов. Со своей стороны Хольтсмарк высказывает следующее предположение: так как в рукописи, содержащей "Разграничительную грамоту", все тексты, кроме последнего гомилитического, касаются налогообложения, то эти тексты могли быть скопированы в королевской канцелярии в результате роста интереса к налогообложению, наблюдающегося с начала XIV в. Итак, "Разграничительная грамота" никогда не входила в состав кодекса норвежских законов и, наверное, никогда не принадлежала Эрлингу, сыну Видкунда, как сказано в книге "Новгородские акты".

Цитируется по: Новгородский исторический сборник, вып. 6(16), СПб., 1997

История в лицах

Договорная грамота Новгорода с Норвегией о мире:

"Посол великого государя Магнуса, короля Норвегии, Швеции и Готов, именуемый Гакон, установил мир со стороны всего королевства Норвегии с епископом новгородским, по имени Моисеем, и с посадником Олфромеем, и с тысяцким Остафием, и с новгородцами, всеми и каждым, как бывало прежде между нашими предшественниками. Где простирается земля короля Норвегии и вода его, там норвежцы могут проходить, жить и признавать своей землю и воду, согласно древнему установлению, означению либо рубежу земли. Также, если норвежцы в течение последних лет перешли древнее означение или рубеж земель, то должны оставить и отдать русским их землю, по крестному целованию. Также, новгородцы не должны переходить древнее означение и рубеж земель, по крестному целованию, а если перешли, должны точно так же отдать норвежцам их землю. Также, когда придут послы из Новгорода к королю Норвегии, они должны делить земли согласно древним означениям и рубежам, по крестному целованию, сообразно тому, чем каждый, считается, владеет. Этот [70] раздел земли поручаем богу и королю Норвегии, чтобы делил, как пожелает, по своей совести. Также, за обиды, какие норвежцы причинили новгородцам на земле либо на воде, либо убийствами либо иными обидами, новгородцы не должны мстить, ни припоминать о них; и если новгородцы причинили какой-либо ущерб норвежцам, то и норвежцы точно так же не должны напоминать. Также, если норвежцы переходят меру и рубеж земель, желая сделать зло, и если, наоборот, новгородцы переходят рубеж земель, со своей земли на норвежскую, чтобы сделать зло, то таковые, желающие таким образом сделать зло, должны быть схвачены и наказаны, по крестному целованию, без нарушения мира. Также, гости из Норвегии должны иметь проезд к Новгороду и Заволочью без всякого препятствия, и, наоборот, гости из Новгорода и Заволочья должны иметь проезд в Норвегию без всякого препятствия. Также, мир этот установлен и утвержден на 10 лет и на этом мире целовали крест вышесказанные посадник и тысяцкий со стороны всех новгородцев. Также, Гакон, вышесказанный посол, целовал крест на этом мире со стороны короля Норвегии и всего королевства Норвегии. При заключении этого мира был Вернекин толмач. И каков новгородцы заключили мир с норвежцами, в том же мире быть и заволочанам. Также, всякого, кто нарушит это крестное целование, пусть судит и накажет бог. Чтобы этот мир прочнее длился в течение выше установленных, лет, к настоящей [грамоте] привешены печати вышесказанных лиц, то есть епископа, посадника и тысяцкого. Дано и совершено в Новгороде в год господень 1326, за три дня до июньских нон.".

Цитируется по: Шаскольский И. П. Договоры Новгорода с Норвегией // Исторические записки. М., 1945

Мир в это время

В 1326 году знаменитый арабский путешественник Ибн Батута приезжает в Мекку

Иллюстрация - "Вокруг света", №2 (2737). Февраль 2002

"Рассказ о шейхе Са'иде ал-Хинди Когда-то давно шейх Са'ид отправился к царю Индии Мухаммад-Шаху. Мухаммад-Шах дал ему большую сумму денег, с которыми он пустился обратно в Мекку. Однако эмир 'Утайфа бросил его в темницу и требовал от него уплаты этих денег. Шейх Са'ид отказывался и был подвергнут пытке. Ему сдавливали ноги. Тогда он отдал двадцать пять тысяч дирхамов в виде серебряных слитков. Его отпустили, и он возвратился в страны Индии. Я видел его там. Он жил в доме эмира Сайф ад-дина Гада, сына Хиббату-л-лаха ибн 'Иса ибн Муханна, эмира сирийских арабов. Гада жил в странах Индии и женился на сестре индийского царя. Я еще расскажу о нем.

Царь Индии дал шейху Са'иду какую-то сумму денег, и шейх вместе с каким-то хаджжием по имени Вашал отправился в дорогу. Этот Вашал принадлежал к числу людей эмира Гада, и эмир послал его привезти к нему некоторых его людей. Он отправил вместе с Вашалом деньги и подарки, среди которых была почетная одежда, пожалованная ему царем Индии в ночь его бракосочетания с его сестрой. Эта одежда была из голубого шелка, вышита золотом и так украшена укрепленными на ней драгоценными камнями, что цвет ее не был виден из-за их множества. Эмир послал также вместе с Вашалом пятьдесят тысяч дирхамов, чтобы Вашал купил для него породистых коней.

Шейх Са'ид отправился в путешествие вместе с Вашалом. На деньги, что с ними были, они купили разных товаров. И вот, когда они были около острова Сокотра - по имени которого называется сокотрийское алоэ, - на них напали индийские разбойники, на многих кораблях. Между одними и другими произошла упорная битва. В ней погибло значительное число людей с обеих сторон. Будучи стрелком из лука, Вашал убил какую-то их часть. Но затем пираты одержали верх над путешественниками и пронзили Вашала таким ударом копья, что после этого он от него умер. Пираты взяли у них все, что у них было, но оставили корабли с инструментами для путешествия и с провизией. После этого путешественники направились в Аден. В Адене умер Вашал.

У этих пиратов обычай убивать кого-либо только во время битвы. Они также никого не топят. Они только отбирают деньги и отпускают людей отправляться на своих кораблях, куда они хотят. Они также не захватывают невольников, так как сами принадлежат к их роду.... Затем мы отправились в море из Джидды на корабле, из тех судов, которые называют ал-джалба. Корабль принадлежал Рашид ад-дину ал-Алфи ал-Йамани, хабашийцу по происхождению. Шериф Мансур ибн Абу Нума ехал на другой джалбе. Он очень хотел, чтобы я ехал вместе с ним. Но я не сделал этого, потому что вместе с ним на его джалбе были верблюды, и я боялся этого, и к тому же до этого ни разу не ездил по морю. Там была также группа жителей Йемена, которые уже погрузили на джалбы свои вещи и запасы и были готовы к путешествию".

Цитируется по: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII-XIV вв. М.: Восточная литература, 2002. с.528-530

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail