Попытки улучшить образ прошлого не способствуют успеху модернизации: эксперты

Москва, 27 мая 2010, 00:26 — REGNUM  Когда общество - и особенно элита - начинают говорить о модернизации, это, как правило вытекает из ощущения правящих кругов, что общество отстает в своем социально-экономическом развитии. Такое мнение высказал директор Центра постиндустриального общества Владислав Иноземцев, выступая в рамках круглого стола "Социальный контекст модернизации" 26 мая. В успешных обществах разговоры о модернизации не услышишь: речь, как правило, идет об обществах, выбившихся из исторического контекста, подчеркнул Иноземцев. "Элита ощущает необходимость в осовременивании общества. В этом отношении напрашивается сравнение модернизации и инновации. Я не вижу прямой связи между ними. Есть немало примеров реализации одного без другого, - отметил он. - Большая часть модернизационных проектов - догоняющие, это подтягивание к определенному уровню, предполагающее, во многом, копирование технологий и институтов. Так, например, в России один из самых высоких в мире показателей проникновения сотовой связи, но собственных мобильных телефонов мы до сих пор не производим..."

Под инновациями специалист подразумевает нечто новое для всех, самостоятельно изобретенное; модернизация же без инновации, по его мнению - это просто заимствование. "Модернизация в России должна носить характер прорыва в экономике, с заимствованием ряда постиндустриальных технологий. Опыт Китая, Бразилии, азиатских стран показывает, что возможна модернизация без проведения глубоких структурных изменений. Политические перемены в условиях стагнирующей или падающей экономики сделают эти перемены нестабильными", - уверен Иноземцев. Экономические реформы должны идти впереди политических, хоть это и непросто.

К сожалению, в последние годы в России делается много для улучшения образа прошлого. Это не способствует модернизационным изменениям, считает Иноземцев. Уровень жизни при модернизации не повышается: эффекта можно ждать через 7-12 лет. В целом, успешной она может быть лишь тогда, когда подавляющее большинство населения разделяет ее идеалы. О современной России, констатировал эксперт, сказать этого нельзя. "Я не сторонник апокалиптического взгляда: история показывает, что успешно модернизируются государства самого разного уровня, - отметил он. - Мы не умрем и не развалимся. Но так как модернизация - это серьезный политический проект, должно быть общее понимание этой необходимости? И политическая воля. Так как если политики больше занимаются бизнесом, чем предприниматели, то успеха нам не видать".

Как отметил в своем докладе сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин, модернизации России нет приемлемой альтернативы. "Считаю, что модернизации без инноваций не бывает, причем речь идет об инновациях в сфере не столько технологий, сколько институтов. Это политический проект, а не результат эволюции. А России нужен модернизационный проект, отвечающий ее специфике", - констатировал он. Между тем, считает Дискин, есть ряд благоприятных и неблагоприятных факторов, которые могут повлиять и влияют на реализацию модернизационной политики в России. В частности, универсальные ценности здесь- слабый регулятор социальной деятельности; отсутствуют и авторитеты, способные внушить таковые ценности. Доверие к институтам со стороны населения - по преимуществу низкое. Попытки же использовать неадекватные институты приводят к социальному напряжению и чревато социальными взрывами.

Тем не менее, считает Иосиф Дискин, сегодня есть социальная база, адаптированная и рационально мыслящая, заинтересованная в модернизации. Есть и ресурсы, финансовые, благоприятная мировая конъюнктура, рост внутреннего спроса. К числу барьеров Дискин отнес авторитарный тип реформирования, игнорирующий социальную реальность, коррупцию, неупорядоченное лоббирование. Сегодня, как никогда, необходимо стимулировать социальную и экономическую активность населения, избегать авантюр (подобных небезызвестному проекту изобретателя Виктора Петрика), обеспечивать обратную связь. "Институциональный ремонт" - насущная задача модернизации, констатировал он.

В заключение Иосиф Дискин привел результаты исследования, проведенного в Южном федеральном округе среди местного населения и представителей региональной администрации, муниципалитетов и бизнеса. Согласно полученным данным, 17% населения осведомлены о политике модернизации, но для 43% из них стабильность важнее модернизации. Среди "элиты" эти показатели - 66%, 60% соответственно. Наиболее заинтересованы в модернизации люди до 28 лет, живущие в крупных и средних городах.

Как отметил, в свою очередь, проректор ГУ-ВШЭ Лев Якобсон, трудность заключается и в том, что под модернизацией каждый понимает свое. "Это как разговоры о свободе. Все за, но - за свою свободу, за свою модернизацию. Потому и беседы политического руководства о модернизации глубоко противоречивы", - считает он. Как добавил доцент ГУ-ВШЭ Павел Кудюкин, не раз в истории России модернизация, внося технологические преобразования, не только не преодолевала, но и консервировала архаические формы государственной власти, социально-экономического устройства, общественного сознания. "Одна из самых больших опасностей - это та тенденция к социальной сегрегации, которая явно существует сегодня, и попытки выстроить модернизацию как элитарный проект", - подчеркнул эксперт.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.