Модест Колеров: "Оккупация Прибалтики" и "казус Сванидзе" - глупость или измена?

Рига, 19 мая 2010, 15:13 — REGNUM  

Член президентской комиссии по борьбе с историческими фальсификациями, автор исторических телесериалов Николай Сванидзе призвал Россию признать "советскую оккупацию" Прибалтики.

В самой научной концепции "советской оккупации" - достаточно материала для многолетних исторических дискуссий, сравнивающих её с концепциями "свободного присоединения" (в советской историографии) и "аннексии" (в современной неангажированной науке). На самом деле: глупо полагать, что прибалтийские межвоенные диктатуры к концу 1930-х годов осознавшие себя в средостении между Гитлером и Сталиным, исторически были свободны выбирать себе путь независимого существования. Таких шансов у них не было. И в практике своей, через череду тайных и публичных сделок со Сталиным, они поэтапно, законно и рационально сами отдали СССР контроль над своей обороной, государственной безопасностью и даже - формированием национальной территории, с полным основанием претендуя на личные субсидии от советских органов разведки и социального обеспечения. Изнасилованная межвоенной нищетой прибалтийская беднота, по-видимому, вполне искренно рассчитывала на социальные прелести малоизвестного им коммунизма. Ставшее итогом всего этого присоединение Прибалтики к СССР вряд ли в таких условиях было "оккупацией".

Но в вопросе об "оккупации" уже нет и вряд ли скоро будет место для чистого исторического анализа. Теория о "советской оккупации" в Прибалтике уже давно, наряду с реабилитацией нацистских коллаборационистов, стала краеугольным камнем государственной пропаганды, внешней политики, строительства наций, основанием для предъявления современной России политических и материальных исков, вменения ей полноты ответственности за историю СССР.

Для компетентных и просто добросовестных наблюдателей, независимых от фанаберии, пропаганды, фобий и продажности, всё сказанное - банальность. Но эта банальность теперь выглядит как совершенно недостижимый интеллектуализм, если её публично игнорирует человек, который, благодаря изначально абсурдному включению его в президентскую комиссию по борьбе с фальсификациями, приобрёл статус едва ли не "официального историка". И теперь, чтобы сохранить политическое лицо, президентской комиссии уже не достаточно будет просто лишь отмежеваться от очередного бреда Сванидзе. Ей придётся отмежеваться от себя самой, ибо "казус Сванидзе" создали сами творцы этой комиссии. И казус этот - отнюдь не следствие обычной бюрократической глупости и невежества. Он - плоть от плоти современной "исторической политики" в России, с трудом - и то только в святой День Победы - справляющейся с систематическими государственными задачами. И вот почему.

Во-первых, Николай Сванидзе является историком лишь по образованию, а не по профессиональной практике, результатам и профессиональной ответственности. Отдавать ему в руки один из важнейших фронтов национальной "исторической политики" - признак такого же кабинетного повреждения, как отдавать бесланские души Грабовому, облик Москвы - Церетели, судьбу партии власти - лозунгам "грызть козлов".

Во-вторых, появление в президентской исторической комиссии по квоте "историков" такой сугубо телевизионно-развлекательной фигуры, как Сванидзе, по определению - не научной, а максимум популяризаторской и всегда - примитивной, неизбежно фальсифицирующей, - не единственная "подстава" для государства со стороны тех, кто формировал персональный состав этой комиссии. Другим скандальным по своей неадекватности государственным задачам борьбы с антигосударственными фальсификациями истории является включение в состав комиссии Александра Чубарьяна. Вполне себе номенклатурный историк и академический бюрократ, Чубарьян славен тем, что задолго до создания комиссии против фальсификаций своим именем ответственного редактора и бюрократа "освятил" признание институтом Российской академии наук "оккупации" Прибалтики СССР. Славен он и лицемерными призывами "оставить историю историкам" - лицемерными потому, что - в отличие от него самого, свободно отдающегося за казённый счёт компрадорским искушениям - его соавторы, соиздатели и партнёры в Прибалтике официально носили и носят политический и государственный статус тех, чья задача - "научное" обеспечение требований от России политической и финансовой контрибуции за "советскую оккупацию". В таких условиях призыв "оставить историю историкам" Чубарьян должен был бы лично реализовывать в отказе от сделок с прибалтийскими государственными ревизионистами, а не во вступлении в российскую государственную комиссию по борьбе с его собственными фальсификациями.

В дни, когда европейский политический ревизионизм на всех уровнях стремился замолчать истинную роль западных демократий в "умиротворении агрессора" Гитлера, в заключении с ним "Мюнхенского сговора" 1938 года, ставшего главным шагом на пути ко Второй мировой войне, Чубарьян - в полном согласии с фальсификаторами и врагами России и в противоречии с историческими фактами - многостранично доказывал, что отнюдь не "Мюнхенский сговор", а пакт Молотова-Риббентропа 1939 года стал главным шагом к войне, хотя и был заключён за неделю до её начала. Так что компрадорских любителей "чего изволите" в президентской комиссии больше, чем кажется на первый взгляд.

Теперь, год спустя после создания исторической комиссии, вполне логично звучит глубокомыслие Чубарьяна, что её задача - не борьба с фальсификациями, а издание сочинений. Будто мало таких сочинений лично и в союзе с фальсификаторами он издал, пройдя свой идейно беспринципный путь от советского коммунизма к "европейской демократии", от "европейской демократии" - к казённому патриотизму, от казённого патриотизма - к признанию "советской оккупации".

Итак, проектировщики президентской комиссии получили то, что спроектировали изначально. Значительные имиджевые издержки, позволившие пропаганде прибалтийских и прочих полицейских государств, известных своей крайней нетерпимостью к свободе исторического исследования, обвинить власти России в попытке диктовать науке бюрократические правила, на деле послужили только статусному укреплению тех, кто и в мыслях не имел ни интересов науки, ни политической ответственности.

Бюрократическая глупость породила политический скандал. Ответственных, как всегда, нет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.