Сергей Шиптенко: Экономический кризис в Белоруссии: где выход?

Минск, 18 мая 2010, 12:19 — REGNUM  

Государственный долг Республики Беларусь вырос за прошлый год очень существенно. Недавно президентским указом была повышена планка госдолга - с 9,5 млрд долл до 11 млрд при том, что по состоянию на 1 апреля его размер уже составил 8,5 млрд долл.

Все это происходит на уровне роста инфляции, снижения курса белорусского рубля, сокращения рынков сбыта, снижения спроса и на внешних рынках, и на внутреннем. Особенно хорошо просматриваются эти тенденции на фоне снижения цен на недвижимость, осваиваемых строительными организациями объемов.

В первом квартале текущего года были подведены итоги по экспорту услуг и выяснилось, что по ряду стабильно прибыльных позиций (строительные услуги, например) республика "вышла в минус". То есть отрицательное сальдо внешней торговли теперь увеличивается не только по товарным группам, но и по услугам.

За вышеуказанный период, согласно данным Национального статистического комитета, чистая прибыль строительно-монтажных и ремонтно-строительных организаций сократилась более чем на 45% по сравнению с аналогичным периодом 2009 г., а более 15% строительных организаций показали чистый убыток. Резко снизилась рентабельность в отрасли, столь же резко выросли убытки, кредиторская и дебиторская задолженность.

Растет убыточность предприятий металлургии, ряда других отраслей. Причем есть основания не доверять Белстату не только по причине спорных методик расчетов, но и достоверности полученных данных для анализа. Так, например, все ярче проявляет себя известное с советских времен явление под названием "приписки".

Есть и позитивные новости от Белстата: за первый квартал выросло производство электроэнергии, оживились грузоперевозки, вырос экспорт калийных удобрений и химических волокон, а также по ряду других позиций.

Что особенно тревожит при взгляде на внешнеэкономические показатели, так это потеря традиционных рынков - российского, прежде всего. По ряду экспортных позиций он потерян, наверное, навсегда. А ведь это "рынок №1" для Белоруссии - что бы там ни заявляли с высоких трибун про диверсификацию и освоение экзотических уголков планеты. В частности, можно констатировать тяжелую ситуацию по производству и продаже автомобилей, автобусов, коммунальной техники - хоть и отмечается рост экспортных поставок этих товаров. С агротехникой и тракторами тоже далеко не благоприятная ситуация. А ведь это специализация республики и вторая экспортная позиция после нефтепродуктов и калийных удобрений.

Внутренний рынок республики малоинтересен для инвесторов. Его емкость невелика, платежеспособный спрос низок, условия хозяйствования по ряду показателей - худшие в регионе. Попытки "косметического ремонта" и искусственного улучшения позиций Белоруссии в мировых рейтингах (используя ущербность методик расчета этих рейтингов) способны дать краткосрочный эффект, но не способны в корне изменить ситуацию, избежать реформ, которые будут тем более болезненными, чем дольше их откладывать.

Таким образом, очевиден ряд проблем не только в контексте структуры белорусской экономики, но и качества продукции, ее ассортимента, производительности труда и ряда других факторов, на которые обращали внимание правительства независимые экономисты - как из право-либерального лагеря, так и политэкономы левого толка.

Однако правительство не предпринимает сколько-нибудь эффективных мер по стимулированию роста производительности труда, самозанятости населения, увеличению доли высокотехнологичной продукции в структуре экспорта и т.д. Правительство беспокоят ограничения в рамках Таможенного союза - российские таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты, падение белорусского экспорта нефтепродуктов, переработка венесуэльской нефти на Мозырском НПЗ...

Судя по всему, на уровне экспертов есть серьезные расхождения относительно понимания причинно-следственных связей социально-экономического положения в республике. Можно смело сказать, что водораздел проходит по линии госэксперты/независимые эксперты. Но и в лагере последних тоже нет единства.

Наблюдается идеологическая проблема в контексте критики существующего положения вещей и предложения альтернативных стратегий. Вырисовываются совершенно разные парадигмы мышления, понимание национального интереса, общественного блага, места государства в экономике и т.д. Разумеется, и механизмы разнятся, инструментарий различен. Наверное, кризис более четко вырисовал контуры и тени на общей панораме столкновения интересов, ценностей, концептуальных подходов.

Если обратиться к приснопамятному Таможенному союзу, то, наверное, тревогу у консультантов правительства должны вызывать, в первую очередь, не ввозные пошлины на "бэушные" автомобили, и даже не российские пошлины на нефть, а то, каким образом в торговле товарами со странами Таможенного союза образовалось отрицательное сальдо в более чем 1,5 млрд долл. И мы вправе задать вопрос: почему это сальдо до сих пор не положительное?

Почему растет не производительность труда, а цены на бензин - даже не смотря на 6,3 млн тонн российской нефти, достаточной для того, чтобы на год закрыть все внутренние потребности республики? Почему, несмотря на инновационные фонды, программы энергосбережения, пресловутое перевооружение промышленности и т.д., телевизор "Горизонт", собранный из китайских комплектующих, почти в 2 раз дороже, чем собранный в соседней стране аналог из корейских комплектующих? Почему собранная в Белоруссии из китайских комплектующих бытовая техника в 2 раза дороже, чем оригинальная немецкая, уступая последней по целому ряду потребительских качеств?

Разумеется, зарплата белорусского рабочего не превышает в 2 раза немецкую, белорус не работает в 2 раза лучше немца (хотя, допустимо, что более чем в 2 раза больше). Впрочем, все эти вопросы - риторические, становящиеся политическими и особенно актуальными в контексте приближающихся президентских выборов.

Мы уже касались темы отказа Белоруссии от очередного кредита МВФ и остаемся при прежнем мнении: кредитные ресурсы республике необходимы, внутренних резервов у нее нет. В данном контексте актуальны два вопроса. Первый: на что нет этих потенциально одолженных денег - на "проедание" или модернизацию? Второй: белорусские власти будут использовать отработанные схемы или прибегнут к новым?

Судя по всему, к МВФ в ближайшей перспективе обратятся снова, хотя официально такое намерение не артикулируется. Пока же отрабатываются альтернативные механизмы. Со "СВОПами" вышло удачно. Настало время "еврообязательств" - государственных облигаций (евробондов), по которым в течение полутора лет планируется привлечь 2 млрд долл. Несомненно, сенсации в Европе белорусские евробонды не вызовут, никто не бросится их скупать - особенно сейчас. Парадоксально, но минские чиновники придерживаются странной традиции выходить с новаторскими (и неплохими, по сути) начинаниями в самое неудобное для этого время.

Сергей Шиптенко, главный редактор журнала "Новая экономика" (Белоруссия)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.