Игорь Дулаев: "Люди Северной Осетии хотят элементарного порядка..."

Москва, 10 мая 2010, 00:59 — REGNUM  

Республика Северная Осетия-Алания заметно выделяется на общем региональном фоне. Свою оценку итогам первого срока правления Таймураза Мамсурова, нынешнему положению и перспективам республики дает владикавказский политолог Игорь Дулаев.

ИА REGNUM: Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров переназначен на второй срок. В свое время уход прежнего главы республики, Александра Дзасохова, был воспринят с облегчением, однако результаты правления Мамсурова радуют далеко не всех. Как бы Вы оценили "первую пятилетку" Таймураза Мамсурова? Что можно отнести к его достижениям, что - к провалам? О чем говорит фактическая безальтернативность Мамсурова?

Если позволите, начну со второго вопроса. Фактическая безальтернативность Мамсурова полностью вытекает из курса, обозначенного в последнее время федеральным центром (мы исходим из федерального законодательства, где безальтернативность Мамсурова - это безальтернативность для Москвы). То есть, Мамсуров был главой региона только один срок, тогда как заменяют руководителей, пробывших у власти три-четыре срока (и то есть исключения). Мамсуров - не "варяг", а в последнее время Москва практически никогда не идет на назначение руководителей со стороны, поскольку это априори означает конфликт с местными элитами, во всяком случае, на первом этапе. Мамсуров был всегда лоялен центру (в одном из публичных выступлений он заметил, что "я - чиновник, назначенный Президентом") и практически никогда не позволял себе выстраивания линии поведения отличной от того, что диктовалась Москвой (единственный раз было обозначено несогласие, когда был предложен план Козака в области финансов). Мамсурову удалось в определенной мере консолидировать элиту, хотя, естественно, что опирается он прежде всего на правобережный клан - тем более, инструментально это несложно в дотационной республике, где степень влияния определяется степенью контроля финансовых потоков, прежде всего бюджетных. Глава достаточно эффективно контролировал регион. И, наконец (как говорят англичане, последнее, но не последнее по значению), Мамсурову после Беслана и рядом с нестабильными регионами удалось сохранить относительную стабильность.

Собственно, это в значительной мере ответ и на первый вопрос. Кроме того, при Мамсурове в Северную Осетию пришли федеральные игроки (Уральская горно-металлургическая компания, Базэл, М.Видео). И потом, первый срок Мамсурова пришелся на "тучные годы", когда высокая стоимость нефти позволяла за счет федеральных трасфертов и субвенций увеличивать зарплаты бюджетников: для региона государство - основной работодатель. Рос бюджет, росли зарплаты, аффилированные с чиновниками предприятия развивались. Элита консолидировалась - в том числе таким итогом стали убийства и покушения на высокопоставленных чиновников. Даже группы, которые конкурировали с Дзасоховым ранее, были инкорпорированы в правящие кланы. Другим важным моментом стало признание Республики Южная Осетия. Несмотря на неоднозначное отношение к осетинам-выходцам из Южного Кавказа, признание было воспринято как огромное достижение. И признательность Медведеву и Путину переносилась и на Мамсурова.

Что касается провалов... Я могу говорить о банкротстве крупных предприятий, росте безработицы, но, с моей точки зрения, важнее другое. Вы упомянули Дзасохова, и мне кажется, что именно Дзасохов заложил ту мину, с которой не удалось справиться Мамсурову. Когда Дзасохов выиграл первые выборы, за него действительно голосовала вся республика, все надеялись на перемены ("мы хотим перемен"), полагали, что европеец Дзасохов избавит регион от трайбализма, непотизма и коррупции, что будет господствовать закон. Но стало еще хуже, продавалось все, что можно и что было нельзя. Население стало уходить во "внутреннюю эмиграцию". Эти же тенденции нарастали и при Мамсурове. Это подтверждается и в целом по стране социологическими опросами (в регионе есть только "придворная социология"). По одному из последних опросов ВЦИОМа (если не ошибаюсь), в Российской Федерации 62% граждан не хотят иметь дела с государством, в Северной Осетии такой процент гораздо выше (по проведенным фокус-группам). То есть, отчуждение государства (в данном случае, республиканских властей) от граждан стало тотальным. Единственное, в Северной Осетии как дотационном регионе есть свои, специфические особенности. Например, нет власти, но решение можно сделать через "своего чиновника". Нарастает и реальная миграция, причем сейчас уже речь не идет о миграции русскоязычных (утрируя, можно сказать, что здесь, скорее, кто мог, уже уехал), а о миграции титульного населения (у нас есть такой термин, хотя я его не понимаю). В социуме нарастает апатия и безысходность.

ИА REGNUM: Что можно сказать о других кандидатах, предложенных "Единой Россией"? Среди политически активной осетинской молодежи в качестве желаемого руководителя назывались фамилии Таймураза Боллоева, Арсена Фадзаева и даже Ахсарбека Галазова (упоминающегося в связи с жесткой позицией по проблеме Пригородного района). Каким народным чаяньям отвечают эти политические фигуры, несмотря на то, что не участвуют в "кастинге" на пост главы республики?

Что касается других кандидатов, то на сегодняшний день они были статистами. Если говорить о Сергее Меняйло, то это реверанс в сторону русскоязычной части социума и федерального центра. В регионе о нем до последнего времени ничего не знали. Кроме того, времена военных-губернаторов (Лебедя, Шпака...) прошли, и это все прекрасно осознавали. У Олега Хацаева действительно есть амбиции и претензии на пост главы Северной Осетии, но и он сам отдавал отчет, что это не его выборы. К тому же, в определенной мере геронтократической республике такой молодой кандидат не воспринимается адекватно. И у него была слишком быстрая карьера, чтобы он мог "укорениться" среди элитных групп и восприниматься ими как арбитр.

Таймураз Боллоев активно упоминался перед первым избранием Мамсурова. Было масса слухов о том, что его уже фактически назначил Путин, но, приехав и оценив сложившуюся ситуацию, Боллоев якобы отказался. Он отвечает запросу на перемены, это технократ, который будет выбирать по профессиональным критериям, а не по родственным или взяткам. Но именно его фигура подтверждает то, что было написано выше: население уже не ждет никаких перемен. К тому же, для большинства жителей хорошая работа за пределами Осетии воспринимается как успех, а возвращение на историческую Родину - как неудача.

Ахсарбек Галазов воспринимается (точнее, воспринимался) как защитник осетинских интересов в столкновении с грузинами и ингушами. Возник миф о его принципиальной позиции в вопросе решения Пригородного района. Ни у Дзасохова, ни у Мамсурова такого мифа нет (хотя Мамсуров и пытался его создать - история с Калоевым принесла ему скорее отрицательный результат). Но Галазов - это "политический труп", потому что после своего ухода он уехал из Северной Осетии и уже как политик не возвращался. Боллоев же реально никогда как глава региона и не виделся, это такой технократический миф (кроме своего родного села, он и не посещал Осетию).

С Арсеном Фадзаевым иная ситуация. Он действительно популярен среди части молодежи (борцовский клуб "Аланы", например, который он содержит), это человек, который сделал себя сам сначала как борец, потом как политический деятель. Фадзаев технологичен и обучаем, но для руководства - он маргинален, не всегда системен. Это подтверждается его первыми выборами в Государственную Думу, когда он выступил против руководства региона и, воспользовавшись неумелыми действиями оппонентов, выиграл выборы, несмотря на противодействие административного ресурса. Но его позиции резко ослабли после поражения его "новой команды" на выборах в городское собрание Владикавказа, когда он не смог "прикрыть" своих сторонников. Это, впрочем, отдельная и очень большая тема. К тому же, вероятно, у Фадзаева не сложились отношения в Москве, а в республике он не совсем "свой" для власти. Можно также сказать, что против него есть компромат, который в нужный момент будет использован.

ИА REGNUM: Какова главная проблема Осетии на сегодняшний день? Можно ли назвать таковой тяжелую социально-экономическую ситуацию, коррупцию, социальную незащищенность значительной части населения - или не стоит сводить все исключительно к экономике?

Едва ли можно выделять одну-единственную проблему. Скорее, правильно будет сказать, что необходимо рассматривать социум и вызовы, которые перед ним стоят, системно, в комплексе. Невозможно решать что-то одно - другие проблемы тогда быстро выйдут на передний план. Что касается моего мнения, то я его уже высказал выше. Не стоит все сводить исключительно к экономике, тем более, что с учетом "серой" экономики социально-экономическое положение в Северной Осетии не хуже, чем в какой-нибудь центральной губернии. Перед социумом стоит проблема модернизации, но мы попали, как и вся страна, в "клюшку модернизации", когда от реформ уже выиграла часть населения, и она не хочет дальнейших изменений, в то время как основная часть населения от этих реформ проиграла.

ИА REGNUM: Полпред президента РФ в Северо-Кавказском округе Александр Хлопонин указал четыре приоритетных пути развития северокавказской экономики - реализуемы ли они в Северной Осетии?

Те направления, которые обозначил Хлопонин как приоритетные, могут и должны быть реализованы в Северной Осетии. В регионе развивается гидроэнергетика - для этого есть база и "РусГидро", и другие компании вкладывают значительные инвестиции. В советское время в Осетии был значительный потенциал в электронной промышленности, сейчас, используя наработки, можно создавать инновационный кластер. Рекреационные возможности региона огромны - это и горнолыжный, и горный, и санаторный, и этнографический, и экстремальный туризм. А если удастся объединить их с Южной Осетией и Грузией (пока это нереально), то эти возможности станут фактически беспредельны. В сельском хозяйстве уже сейчас возможности для ведения пермагрокультуры, экологически чистого производства позволяют развивать сельские районы. Кроме направлений, обозначенных Хлопониным, для республики важным может стать и ее транзитный, логистический потенциал.

ИА REGNUM: Как можно охарактеризовать долговременные последствия бесланской трагедии, в особенности в духовной сфере?

Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос, с Вашего разрешения.

ИА REGNUM: Осетинская интеллигенция и национально-ориентированная молодежь видят одну из основных проблем своего народа в депопуляции, постепенной утрате осетинского языка, размывании культуры. Насколько серьезна ситуация в этой сфере? Каковы пути ее преодоления - или процессы глобализации, а значит, и постепенной утраты национальной самобытности, неостановимы?

Ассимиляция осетинского этноса происходит, но это явление не сегодняшнего дня. Примечательно, что один из руководителей национальной организации, проповедовавшей идеи национальной самобытности, еще в 1980-е годы, преподавая на кафедре научного коммунизма, утверждал, что держаться за осетинские традиции не стоит. Поэтому процессы, протекающие в этой сфере, неоднозначны. Во всяком случае, то, что эта проблема уже обозначена, дает шанс на ее решение. Сейчас осетинский язык звучит гораздо чаще, чем это было ранее. Люди более ревностно сохраняют обычаи и традиции. Единственное, чтобы за формой мы не теряли содержание, как зачастую происходит. Пути же преодоления - они только формируются. Есть тупиковые, с моей точки зрения - когда мы держимся за старое, когда эталоном объявляется прошлое и оно заменяет и настоящее, и будущее. Есть и попытки синтеза локального и глобального. Есть и желание, будучи открытыми внешнему миру, сохраниться такими, какие мы сейчас. Мне кажется, что ответа на этот вопрос нет, как нет и ответа на вопрос: а что есть наша, российская (русская) национальная идея?

ИА REGNUM: Как можно охарактеризовать религиозную ситуацию в республике? Уместно ли говорить о существенном росте численности мусульман (как о том заявляют в руководстве ДУМСО) и расширении сферы влияния традиционной религии осетин (пропаганда которой достаточно заметна)?

Конфессиональную ситуацию в Северной Осетии можно характеризовать как достаточно спокойную (но это отнюдь не значит, что нет проблем). Проблемы существуют внутри самих конфессий, но не между ними. Для православия характерно осознание угрозы со стороны протестантских течений, прежде всего иеговистов. Их миссионерская деятельность вызывает определенную нервозность со стороны иерархов. Другой проблемой стало намерение части мирян требовать выделения Владикавказской епархии из Ставропольской и Владикавказской, что привело к имущественному конфликту. Для мусульман характерно слабое влияние ДУМСО на процессы, протекающие среди кумыков Моздока и ингушей.

Да, ДУМСО заявляет о росте числа мусульман. Да, случаи прозелитизма имеют место, но их не так много, как хотелось бы управлению. Поэтому стандартный ход для них - это объявить мусульманами всех, кто живет в так называемых мусульманских селах. Доходит до того, что всех проживающих записывают в мусульмане: так, по заявлению ДУМСО, в теракте в Беслане погибло 182 ребенка-мусульманина из 184 погибших. То есть они записали в мусульмане поголовно всех осетин, русских, армян, греков и оставили только евреев!

Характерной чертой стало то, что быть верующим перестало быть модным, как в 1990-е, поэтому это более осознанное решение. Но здесь необходимо отличать то, что называется "воцерковленным" человеком и верующим. В Осетии регулярно происходит массовое крещение людей, но на обычных службах число верующих растет незначительно.

Отсюда и синкретизм верований осетин, среди которых и православные и мусульмане исполняют традиционные обряды, посещают "святые места". Пропаганда т.н. традиционной религии осетин идет, есть отдельные адепты, но говорить о выделении из монотеистических религий не приходится.

ИА REGNUM: Далеко не все в Северной Осетии одобряют программу осетино-ингушского сотрудничества, утвержденную президентами республик в конце прошлого года. Некоторые даже оценивают ее как фактическую сдачу ингушам Пригородного района и прогнозируют обострение ситуации вокруг этой проблемы. Каков Ваш прогноз?

Действительно, в республике неоднозначно воспринимается соглашение, подписанное между Северной Осетией и Ингушетией. Но никто не изменит того, что мы соседи, и мы должны договариваться. Что касается прогноза, то "дьявол в деталях". Мне, как и большинству, не известны статьи подписанного соглашения, республиканские СМИ, контролируемые властями, не освещают его, комментариев политиков тоже нет. Что же касается заявлений ингушских публичных деятелей, то они вызывают настороженность. Мне непонятно, как 7 млрд рублей (по утверждениям ингушей) будут израсходованы только на улучшение положения ингушей, как ингуши, уже получившие компенсации и выехавшие в другие регионы, вновь будут строиться в Пригородном районе, как ингуши, не имеющие никаких документов о проживании до 1992 г на территории РСО-А, будут селиться здесь.

ИА REGNUM: Волнуют ли Северную Осетию проблемы построения независимого осетинского государства на Юге, да и вообще - проблемы южных братьев? Насколько популярна на Севере идея воссоединения Осетии в границах Российской Федерации или просто вхождения Южной Осетии в РФ?

Восприятие Южной Осетии дихотомично: все поддерживают построение государства на Юге, большинство волнует этот вопрос. Необходимо учитывать, что, по большинству оценок, до четверти всего населения, а не только осетинского, по происхождению - выходцы с Южного Кавказа, поэтому гуманитарный аспект играет значительную роль. К тому же восприятие конфликта (большой и сильный нападает на маленького) также определяет отношение. Но необходимо разделять отношение элитных групп и населения. У властей более сложное отношение к Южной Осетии (у них четкая ассоциация этой страны с руководством). Идея воссоединения обеих Осетий обсуждается, но только в очень далекой перспективе. Здесь играет роль и неоднозначное отношение к беженцам и вынужденным переселенцам в Северной Осетии (отсюда и дихотомия).

ИА REGNUM: Два года назад в Осетии пытались (безуспешно) раскручивать идею создания независимого осетинского государства вне российских границ, однако тогда этот проект потерпел фиаско. Возможна ли его реанимация на фоне нынешней депрессивной ситуации на Северном Кавказе, отчасти и России в целом, а также повышенной активности зарубежных структур?

Идея независимого осетинского государства с самого начала была маргинальной, сейчас, после признания РЮО, тем более. Необходимо учитывать, что население действительно воспринимает регион как форпост России, иногда во враждебном окружении. Помимо этого и русские, Россия воспринимаются как гарант определенной стабильности в регионе: всем памятна де-факто независимая Ичкерия, флибустьерская территория, и повторения никто не хочет. Одновременно Москва - это и арбитр, который (на это надеются) может одернуть зарвавшихся местных баронов.

ИА REGNUM: Именно в Северной Осетии (хотя и в других республиках Северного Кавказа тоже) от самых разных людей нередко приходилось слышать: "Сталина бы сейчас!...". Что, на Ваш взгляд, означает этот выплеск коллективного бессознательного - осознание бессилия перед самовластием чиновничьих структур, желание решительных перемен или просто фигуру речи?

Только не фигуру речи!!! Люди хотят элементарного порядка, что связывают с фигурой Сталина. Кроме того, социальное расслоение превосходит все разумные пределы, при этом все это выражается в демонстративном потреблении и поведении. И, естественно, это вызывает огромное недовольство, ведь необходимо учитывать как национальные традиции (справедливость, равенство, определенный аскетизм), так и советское наследие.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.02.17
«Лестер» одержал первую победу при новом тренере
NB!
28.02.17
Наводнение в Чили: 1,4 млн домов остаются без водоснабжения
NB!
28.02.17
Минобороны сформировало в Подмосковье авиадивизию особого назначения
NB!
27.02.17
The Times: «Путин не пойдет на досрочные выборы»
NB!
27.02.17
Цивилизационный кризис Запада и глобальные соседи США
NB!
27.02.17
Тайна «Тукана»: загадочное кораблекрушение не разгадано и через 50 лет
NB!
27.02.17
США и Россия: кто рассекретит катастрофу Boeing MH17 над Украиной? / 5
NB!
27.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 27 февраля
NB!
27.02.17
Новый конфликт: Украина размещает силовиков Молдавии на границе с ПМР
NB!
27.02.17
Небо Крыма прикроют «Буки»
NB!
27.02.17
«В Европе больше любят Путина, чем Трампа»
NB!
27.02.17
Выживут ли Турция и Азербайджан в «большой игре»
NB!
27.02.17
Скандал вокруг патриархии Грузии продолжает разрастаться
NB!
27.02.17
Силуанову рассказали, что можно найти под подушками граждан — не деньги
NB!
27.02.17
«Книжная дипломатия» Ватикана прокладывает новые пути в Россию
NB!
27.02.17
В России механизм изъятия ребенка из семьи сделают более гибким
NB!
27.02.17
Дорога к власти на Украине лежит через Вашингтон — The Foreign Policy
NB!
27.02.17
МИД Венгрии — о санкциях против РФ: Будто мы сами себе ногу прострелили
NB!
27.02.17
Под Владимиром охраняемая ЮНЕСКО церковь чуть не попала в частные руки
NB!
27.02.17
Сахалин со всеми удобствами. Во дворе…
NB!
27.02.17
The Guardian: «Путин у нас в головах»
NB!
27.02.17
Янукович узнал о разгоне Майдана за игрой в теннис — СМИ