Вадим Елфимов: Беспорядки в Греции как следствие развала СССР

Балканы, 6 мая 2010, 12:28 — REGNUM  

Сегодня европейский обыватель, всматривающийся в телевизионную картинку с улиц Афин, что охвачены беспорядками и пожарами, пожалуй, впервые в новом столетии испытывает настоящий страх за свое личное благополучие. Колонны бастующих греков, крушащие все на своем пути, ибо они не получают - и не получат! - того, чего хотят, вызывают у кого-то недоумение, у кого-то антипатию. А у кого-то сочувствие: как-никак, а у людей, пусть и хорошо живших до того, именно под давлением Брюсселя отнимают сегодня 20% их кровных доходов. И это - после кризиса. И это - только начало. Что касается старшего поколения, то в полученных с пылу-с жару телевизионных картинках для него нет ничего нового. Нынешние баррикады напоминают ему "старую добрую" Европу 70-80-х годов. А кому-то - и 60-х. То есть до "великого" Объединения. И, значит, цикл замкнулся.

Сегодня Объединенная Европа реально заглянула в перспективу социальных потрясений - впервые после объединения. В пропасть заглядывает не только политик, но и простой европеец, переключивший телевизор с улиц Афин на табло биржевых площадок, а там тоже удручающая картина - евро упрямо ползёт вниз. А если это так, то для чего же Европа объединялась? Для чего европейцы наступали на горло собственной песне, списывали старые счета друг другу, для чего забывали старые обиды и старые амбиции?! Франция - претензии на роль великой державы; страны Бенилюкса - надежды стать маленьким, но шикарным люксом в центре Европы; Австрия - вечно слушать вальсы, а не военные марши. Все это было положено на алтарь потребительского счастья, европейской мечты по американскому образцу, только под модерново коротким названием "ЕС".

Европейский Союз оказался большой пирамидой. Нет, она еще не готова рухнуть, ибо она не в чистом виде пузырь, а в ее пустотах болтаются и самые настоящие экономические жемчужины. Но все равно давление растет. Пока сорвало только греческий клапан, давление в нем оценили в 300 млрд евро, на закупорку выделили в 3 раза меньше - 110 млрд. Но уже затрясся испанский клапан, а под ним не 3% общеевропейского экономического "воздуха", а все 8%. Если сорвет и его - недолго будет до цепной реакции.

Но самое ужасное то, что процессу помогают американцы. Нет, они, конечно, с тревогой говорят о европейском вхождении в резонанс; и о падении евро - тоже: как-никак, а Европа - их союзник. Но смотрят они на эти процессы с надеждой. Их стенания по поводу того, что обрушение европейской финансовой системы станет обрушением и их системы, лживы. Их система уже рухнула, но успела пройти санацию, а кое-где и оздоровительное очищение; в общем, ее слегка опустевшие хранилища готовы к приему новых авуаров. Причем авуаров здоровых. А когда рухнет европейская система, все здоровое, что останется от нее, само бросится за спасением через Атлантику, на Уолл-стрит. И станет американским. Как говорится, расчет на естественную человеческую реакцию: "Хватай мешки - вокзал отходит!".

На человеческую реакцию намекает и самый знаменитый биржевой спекулянт, американец Уоррен Баффет. Он говорит администрации Обамы: прекратите трясти финансовые структуры, они же не могут работать лучше, чем сейчас, т.е. совсем без "пузырей", ибо стремление к пузырям заложено в природе человека. Переведем с американского на английский: хватит промывать желудок финансовой системе США, ибо как раз сейчас из Европы пойдет целый "косяк", который еще нужно переварить! А как это сделать, находясь на операционном столе у правительства?

Но бог с ними, с американцами: они своего не упустят, так или иначе. А как же наивные европейцы, каким образом они стали пускать себе "пузыря"? И когда это произошло?

Полную историю нынешней европейской болезни можно было бы начать с развала СССР. Точнее, с последовавшего тут же, в 91-м году, объединения Европы, причем, в спешном, если даже не авральном порядке. Почему Западная Европа, не способная объединиться на протяжении чуть ли не полувека, т.е. с 1946 года, вдруг, когда не стало Советского Союза, вздрогнула от спячки и семимильными шагами зашагала в Маастрихт, а значит - в интеграцию? Все очень просто: потому что она боялась остаться в новой эпохе один на один с США - без "посредничества" (или противовеса) СССР, и решила собрать свои силы в единый кулак. Тогда еще чисто экономический.

Защитная реакция европейцев оказалась своевременной. На политическом Олимпе замаячил новый игрок и конкурент Штатов - Европейский Союз. Причем, это было не простое переименование "Общего рынка". Сей весьма успешный, а тогда и вполне логично скомпонованный, а также высокотехнологичный, догоняющий американцев рынок просто конвертировался в новое, теперь уже политическое состояние. И сила его была в том, что и в ЕС, и в "рынок" государства входили не по идеологическому принципу, а лишь по "принципу компетентности". Иными словами, в Объединенную Европу, выросшую из рынка, объединились пусть не равновеликие, но только высококлассные, высокоразвитые, стоящие друг друга государства, экономики которых были уже годами притерты друг к другу (в том числе и с помощью "сельдяных войн"), как шестеренки в коробке передач. Да, у тогдашнего ЕС имелся и свой прицеп, в виде все тех же, что и сегодня взрываются, "запоздавших" Греции, Испании, Португалии. Но то пятое колесо все же крутилось. А, главное, было еще вполне по силам тягачам.

"Пузырь" в ЕС стал закачиваться и надуваться после того, как сам ЕС стал раздуваться за пределы экономически целесообразного. Когда он вообразил себя геополитической величиной. Если совсем точно, - тогда, когда неопытного в геополитических играх, но снедаемого русофобией игрока - читай, западного европейца - американцы подловили на амбициях нувориша. И на желании если не управлять, то хотя бы "патронировать" других, восточных европейцев. Восточных же европейцев поймали на ином комплексе, воспетом когда-то на Ямайке словами почти народной песни Боба Марли "The Exodus!" (в русском вольном переводе: "Бери больше, беги дальше... от Москвы!"). Короче, Вашингтон сначала для себя самого "пропихнул" расширение НАТО, а затем и европейцам дал, как при игре в наперсток, почувствовать вкус легкой наживы. Вернее, вкус к геополитическому переделу Европы.

И ЕС тоже расширился! Ровно на размер того пузыря, который сегодня начинает лопаться.

А теперь вопрос: зачем в момент, когда излишнее давление уже со свистом вырывается в греческую дырку, Брюсселю понадобилась еще и пристежка в виде "Восточноевропейского партнерства"? Совершенно непонятно! Непонятно было "до того", и особенно непонятно сейчас. Впрочем, непонятно и самому Брюсселю. Очевидно, именно поэтому он и выделил на сию явно излишнюю "кокетку", способную лишь подпитывать опасный для европейской экономики пузырь, вполне неопасную сумму - всего 600 тыс евро. И, кстати, вот уже как год прекратил на этом скромном счете финансирование.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.