Вугар Сеидов: "Секретный протокол" к Карсскому договору - изобретение армянской пропаганды

Баку, 3 мая 2010, 13:51 — REGNUM  

Тридцатого апреля на ленте ИА REGNUM Новости была опубликована заметка под названием "Турция готова войти в Нахичевань, "затоптав" Армению", в последнем абзаце которой говорилось следующее: "Армения не ратифицировала и выступает против Карсского соглашения с момента подписания документа. В статье 5 Карского договора оговорено покровительство Азербайджана над Нахичеванской автономной республикой. Также согласно документу Турция и Россия выступают гарантами существования двух мусульманских автономий - Нахичевани и Аджарии. Документ вступил в силу 11 сентября 1922 года. Состоит из преамбулы, 20 статей и 3 приложений. Срок действия договора не был оговорён. Однако по некоторым сведениям имеются дополнительные секретные протоколы к договору, в которых, в частности, указывался 25-летний срок действия положений договора. Таким образом, выражение о "покровительстве" Азербайджана над Нахичеванской областью приобретает иной смысл, несколько отличный от однозначного вхождения этой автономии в состав Азербайджана".

Это не первый случай, когда в прессе поднимается вопрос о перератификации Арменией Карсского договора 1921 года. Второго сентября ИА REGNUM Новости поместило сообщение под названием "Карсский договор: "рояль в кустах" или "теленок под быком?"". В нём речь шла о пресс-конференции министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна в Ереване, в ходе которой он заявил, что "признание Арменией государственной границы Турции, вытекающее из Протокола об установлении дипломатических отношений между Ереваном и Анкарой, не предполагает признания Арменией Карсского договора".

Последний абзац сентябрьского сообщения содержал "историческую справку", в которой, в частности, говорилось: "Карсский договор был заключен 13 октября 1921 года по окончании конференции между кемалистской Турцией и советскими республиками Закавказья. По договору, в частности, были установлены нынешние границы Армении. Карсская и Игдирская области, оккупированные турецкой стороной в ходе армяно-турецкой войны 1920 года, отошли Турции, бывшая Нахичеванская область, населенная армянами, отошла Азербайджану. Территория Армении, по договору, сократилась до 29 тыс. квадратных километров. После развала Советского Союза Армения не ратифицировала данный документ".

Публикация в ИА REGNUM данной "справки" вызвало бы возмущение, если бы она не оказалась дословной перепечаткой вольной интерпретации исторических фактов армянским новостным изданием news.am (см.: http://news.am/ru/news/3589.html). Впрочем, цитированием без должных кавычек и ссылoк.

Фраза "бывшая Нахичеванская область, населённая армянами, отошла Азербайджану" является искажением исторической действительности. Глагол "отойти" предполагает, что на новом месте данного предмета раньше, как говорится, "не стояло", и в данном контексте он преследует цель создать впечатление, будто Нахчыван с его азербайджанским большинством был дарован Азербайджану. Напомним, в том же 1921 году Азербайджану точно также был "передан" Карабах, хотя в резолюции пленума Кавбюро недвусмысленно говорилось об "оставлении" области в составе Азербайджана (см.: http://vugar-seidov.azeris.com/?p=139).

При составлении исторических справок недопустимо вольно интерпретировать ход исторического процесса и факты, а необходимо опираться, скорее, на источники. Статья III Московского Договора от 16 марта 1921 года не предполагала никакого "отхода", a звучала дословно следующим образом: "Обе Договаривающиеся Стороны согласны, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении (С) настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему Государству. В образующей треугольник зоне Нахичеванской территории, включенной между тальвегом Аракса, а на западе линией, проходящей через горы Дагна (3829), Вели-Даг (4121), Багарзик (6587), Кемурлу-Даг (6930), линия границы указанной территории, начинающаяся от горы Кемурлу-Даг (69303), переходящая через гору Сорай-Булак (8071) станцию Арарат и оканчивающаяся у скрещения Кара-Су с Араксом, будет исправлена Комиссией, состоящей из делегатов Турции, Азербайджана и Армении".

Вызывает недоумение также указание в статье Нахчыванa как "населённого армянами". Если под "населёнными армянами" считать все территории, где имеются армянские общины, то таковыми сегодня окажутся и Аргентина с Индией - не секрет, что армяне сегодня живут и в этих странах. Однако агентство news.am, которое невольно цитирует ИА REGNUM, и слова не молвит о том, что, помимо армян, Нахчыван был населён вообще-то и азербайджанцами, которых, правда, до 1939-го года называли несколько иначе. Даже по самым щедрым оценкам наиболее склонных к преувеличению армянских авторов процент армянского населения в те годы не превышал 40% (по царской статистике гораздо меньше). Так как же, в таком случае, Нахчыван оказывается "населённым [одними - В.С.] армянами"?

Коль скоро речь зашла о статистике, приведём выдержки из исследований армянских же историков. Так профессор Колумбийского университета Джордж (Геворк) Бурнутян пишет: "Ряд армянских историков, говоря о статистике после 1830-х гг., неверно оценивает количество армян в Восточной Армении (под термином "Восточная или Персидская Армения" Бурнутян подразумевает территорию к востоку от реки Арпачай - В.С.) в годы персидского владения (т.е. до Туркменчайского договора 1828 года - В.С.), приводя цифру от 30 до 50 процентов от общего населения. В действительности же, согласно официальным статистическим данным, после российского завоевания армяне с трудом дотягивали до 20 процентов общего населения Восточной Армении, в то время как мусульмане составляли более 80 процентов. В любом случае, до российского покорения (1828 г. - В.С.) армяне здесь никогда не были в большинстве. Несмотря на то, что Камеральное Описание свидетельствует об армянском большинстве в нескольких махалах Восточной Армении, это изменение произошло уже после эмиграции более 35 тысяч мусульман из этого региона. Таким образом, нет никаких свидетельств армянского большинства ни в одном округе в годы персидской администрации. Пожалуй единственным местом, где армяне составляли на местном уровне большинство, был Карбибасарский махал, в котором располaгался армянский духовный центр Уч-килиса (Эчмиадзин) (Уч-Муадзин - В.С.). С отъездом тысяч мусульман и прибытием сюда из Персии и Османской Империи 57 тысяч армянских иммигрантов к 1832 году христианское населениe значительно выросло и сравнялось с мусульманским. И всё же только после русско-турецких войн 1855-56 и 1877-78 гг., в результате которых в регион из Османской Империи прибыли ещё больше армян, a отсюда уехали ещё больше мусульман, армяне, наконец, достигли здесь большинства населения. И даже после этого вплоть до начала XX века город Иреван оставался преимущественно мусульманским". (см.: Джордж Бурнутян, "Этнический состав и социально-экономическое положение в Восточной Армении в первой половине XIX века" (The Ethnic Composition and the Socio-Economic Condition of Eastern Armenia in the First Half of the Nineteenth Century), в книге "Закавказье: национализм и социальные изменения" (Transcaucasua, Nationalism and Social Change. Essays in the History of Armenia, Azerbaijan, and Georgia) под ред. Рональда Григора Суни (Ronald Grigor Suni), 1996, сс. 77-80.)

Согласно статистическим данным, которые армянский историк приводит в своей работе, в 1826 году в Иреванском xанстве проживали 54.810 тюрок, 25.237 курдов, 20.073 армян и около 10.000 персов из числа администрации и расквартированных здесь военнослужащих; в Нахчыванском xанстве значились 17.138 тюрок и курдов (вместе), около 3.000 членов персидской военно-гражданской администрации и 2.690 армян; в Ордубаде же проживали 7.664 мусульман и 2.388 армян. Таким образом, всего в Восточной Армении по данным на 1826 год число мусульман и армян составляло, соответственно, 117.849 и 25.151.

В течение каких-то шести лет демографическая картина резко меняется. Так, по данным на 1832 год в Иреванском регионе (уже регионе, а не ханстве) соотношение было следующим: 65.280 армян, 49.875 тюрок и 7.813 курдов; в Нахчыванском регионе 17.138 мусульман и 13.369 армян, а в Ордубаде, соответственно, 7.247 и 3.728. Всего по данным на 1832 год в Восточной Армении проживали уже 82.073 мусульман и 82.377 армян (из которых коренными были 25.151 армян, прибывшими из Персии - 35.560 человек, а из Турции - 21.666). То есть, за какие-то 6 лет число мусульман в этой "исконно-армянской" земле сократилось почти на треть, а армян за счёт переселенцев выросло в 3.5 (!) раза, и только после этого соотношение мусульман и армян сравнялось. Комментируя эту демографическую динамику, армянский историк пишет следующее: "Как видно из статистики, до российского завоевания армяне составляли около 20 процентов общего населения Восточной Армении, а мусульмане - 80 процентов. После российской аннексии из Персии и Османской Империи сюда прибыли 57 тысяч армянских иммигрантов, и 35 тысяч мусульман покинули Восточную Армению. К 1832 году армяне составили половину общего населения". (Ibid, с. 79).

Касаясь "несостоявшейся ратификации" Республикой Армения Карсского договора, уместно заметить, что после роспуска союзного государства все заключённые в советские годы международные договоры продолжали по умолчанию считаться действительными и не требовали отдельной перератификации независимыми постсоветскими государствами. Это относится и к Карсскому договору. Для того, чтобы освободить себя от обязательств по данному договору, Армения должна не воздержаться от абсолютно не требуемой от неё перератификации, а аннулировать договор на парламентском уровне и официально заявить о своём выходе из него. Этого, как известно, Армения не сделала. Поэтому будьте добры его соблюдать.

Ведь не требует Москва у США обратно Аляску на том основании, что после роспуска СССР Госдума РФ не ратифицировала договор о продаже в 1867 году императором Александром II этого бывшего российского владения в Северной Америке. Следуя логике армянских авторов, можно и переселение армян в Закавказье в 1828 году считать нарушением действующих ныне миграционных правил на том основании, что, дескать, после исламской революции 1979 года и Беловежского пакта 1991 года ИРИ и РФ "забыли" ратифицировать Туркменчайский договор... Не требует же Азербайджан от Армении вернуть Зангезур на том лишь основании, что после восстановления независимости Милли Меджлис Азербайджанской Республики не ратифицировал решение Азревкома от 2 декабря 1920 года о передаче этой области Армении. В таком случае и все решения Потсдамской мирной конференции 1945 года должны потерять силу, так как с развалом союзного государства в 1991 году образовавшиеся на месте Украинской ССР, Белорусской ССР и Молдавской ССР независимые государства, видите ли, не ратифицировали положения, касающиеся послевоенных границ СССР с Польшей и Румынией. Да и Турецкая Республика, образовавшаяся в 1923 году, может спокойно потребовать вернуть ей обширные территории, ссылаясь на факт отсутствия ратификации со стороны парламента Кючук-Кайнарджийского (1774), Ясского (1791) и многих других международных договоров.

В общем, бред, коллеги, бред!

И уж совсем анекдотичным выглядит ситуация с диаметрально противоположными заявлениями двух последних глав внешнеполитического ведомства Армении. Выступая в Центрально-Европейском университете в Будапеште в октябре 2007 года, тогдашний министр иностранных дел страны Вардан Осканян заявил, что у его страны, подписавшей Карсский договор, нет территориальных претензий к Турции и она остаётся приверженной этому договору. Теперь же новый министр Эдвард Налбандян пытается развести в разные стороны признание Арменией государственных границ с Турцией и Карсского договорa. Если это действительно так, то в скором времени мир станет свидетелем оригинальной внешнеполитической традиции государства, дипломатическое наследие которого нуждаeтся в переподтверждении не только со сменой государственного строя, но и со вступлением в должность каждого нового главы МИД...

Наконец, упомянутый в статье от 30 апреля некий "секретный протокол" к договору, который якобы устанавливает 25-летний срок действия Карсского договора, является ничем иным, как изобретением (или же просто плодом фантазий) её автора, находящегося на службе сил, давно положивших глаз на Нахчыван. У азербайджанских дипломатов и политологов нет никакого желания тратить время на обсуждение абстрактных тем. Если заговорили о каком-то "секретном протоколе" - ставьте его на стол. Тогда и поговорим. А в беспредметных дискуссиях участвовать мы не собираемся.

Вугар Сеидов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.