Заместитель Терско-Малкинского атамана: Казачьи прапорщики оказались выброшенными за борт

Махачкала, 23 апреля 2010, 12:11 — REGNUM  

В апреле 2010 года в ряде регионов России активизировалась работа по созданию казачьих воинских частей. По данным СМИ, полномочные представители президента в Дальневосточном и Северо-Кавказском федеральных округах провели встречи с представителями казачества, на которых обсуждался вопрос о придании казачьим формированиям более четкой организационной структуры и о системном привлечении казаков к охране правопорядка и к решению других государственных задач. Своими соображениями о предстоящих изменениях в жизни казачества с ИА REGNUM Новости поделился заместитель атамана Терско-Малкинского казачьего округа (Кабардино-Балкария) Терского казачьего войска Александр Волошин.

Какой отклик получают последние шаги государственной власти в среде казачьих руководителей?

Безусловно, решения по казачеству, принимаемые на государственном уровне, мы воспринимаем как позитивные и необходимые. Потому что закон о реабилитации репрессированных народов касался и казаков, но при этом оставлял казачество в статусе общественной организации. Но ведь нелогично ставить казаков в один ряд с обществом охотников и рыболовов. Казачество всегда служило щитом России, это у нас на генетическом уровне. И появившаяся сейчас тенденция к решению вопросов казачества, конечно, нас радует. Правда, она пока проходит медленней, чем нам хотелось бы, но мы понимаем, что в стране кризис.

Какова численность в Кабардино-Балкарии казаков, способных нести воинскую службу?

На сегодняшний день казаков в возрасте от 18 до 60 лет, готовых взять на себя обязательства по несению государственной службы, более 3,5 тысяч.

Какие реальные задачи они могут выполнять внутри региона, возможна ли служба в других частях Кавказа и в каком качестве?

Мы готовы, как положено по традиции, подставить свое плечо России и делать это там, где прикажут. Наши отцы и деды не спрашивали, где служить. Сейчас мы приписаны к нескольким армейским подразделениям, где действуют казачьи части: 205 отдельная мотострелковая казачья бригада в Буденновске, где один батальон пополняется представителями Донского казачества, второй - Кубанского, третий - Терского, десантно-штурмовой полк в Ставрополе, 138 отдельная мотострелковая бригада. Но практика показывает, что из тех призывников-казаков, что мы предоставляем, в эти подразделения попадают не все. Многих отправляют служить еще куда-то. Хотя это можно было бы исправить. Что касается задач, то казаков шире можно привлечь и воинской службе как таковой, и к пограничной, и к таможенной, и к природоохранной. Да и помимо этого задач много, ведь сейчас актуальна проблема терроризма, фашизма. Привлечение казаков в государственной службе решит еще и проблему безработицы.

Есть и еще несколько задач: мы негативно восприняли прошедшее в рамках армейской реформы фактическое уничтожение института прапорщиков. Те казаки, которые несли в этом звании службу по контракту, практически оказались выброшены за борт. Мы хотели бы поднять вопрос и об этом. Кроме того, должна обсуждаться социальная защита казаков на государственной службе, к примеру, тех, кто несет охрану общественного порядка.

Претендуют ли казаки на получение новых земель, каков может быть юридический статус этих земель?

"Земельный вопрос" на Кавказе, конечно, тяжелый. Наша позиция по нему такова: просить землю там, где исторически компактно проживали казаки. Статус земли должен соответствовать традициям общинного землепользования, то есть она должна быть закреплена за общинами, станичным (поселковым) советом, без права продажи. Если казачество получит землю, доходы от ее эффективного использования позволят нам перейти на самофинансирование. И тогда тем же несущим службу по охране порядка казакам мы могли платить из наших паев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.