Арман Меликян: "Золотой миллиард", Россия и варианты будущего для Армении

Баку, 5 апреля 2010, 16:39 — REGNUM  

Инициация процесса армяно-турецкого "сближения" привела в полное замешательство армянское экспертное сообщество в плане восприятия и толкования реальности. Армянская общественность оказалась в ситуации, когда страны, обладающие наибольшим влиянием в регионе - Россия и США, с похвальным рвением впряглись в дело по установлению нормальных добрососедских отношений между Арменией и Турцией, заявляя при этом, что рассчитывают также на прогресс и в вопросе урегулирования проблемы Нагорного Карабаха. По многим другим вопросам сильно разнящиеся, а подчас и взаимоисключающие подходы этих сверхдержав замечательным образом совпали в деле урегулирования турецко-армяно-азербайджанских отношений, что и послужило поводом для паники в армянских кругах.

Паника эта является следствием того, что в Армении, Нагорном Карабахе и армянской Диаспоре, по-видимому, должным образом не осмыслены истинные параметры установления нового миропорядка, интересы, планы и ресурсы основных акторов, глубинная философия формирования этого нового миропорядка и ее взаимосвязь с различными действиями и заявлениями чисто пропагандистского характера. В этой ситуации все слои нашего общества, интуитивно остро ощущая направленную против жизненных интересов армянского мира угрозу, в первую очередь вытекающую из требований сдачи азербайджанской стороне находящихся под юрисдикцией Нагорно-Карабахской Республики освобожденных территорий, желают, чтобы наши политические силы и деятели, по возможности членораздельным образом представили перспективу будущего, уже дающего трещины, триединства Армении-НКР-Спюрка (Диаспоры). Пока что, однако, мы не услышали ничего, кроме неопределенных и добрых пожеланий (здесь мы не рассматриваем исключительно пессимистические, апокалиптические прогнозы, ввиду того, что они являются продуктом беспомощности и бесплодности и уже потому вредоносны, что навязывают идею неотвратимости грозящей нам катастрофы, а посему, будучи деструктивными, не несут в себе какой-либо прикладной пользы).

Один говорит: "Я не верю, что Серж (имеется ввиду президент Армении - прим. пер.) пойдет на сдачу территорий", другой пытается убедить нас всех в том, что сверхдержавы не заинтересованы в нарушении статус кво в Нагорном Карабахе, третий же старается заверить нас, что у США нет стратегического плана поддержки устремлений Турции по продвижению своего влияния в направлении Южного Кавказа и Центральной Азии и т.д. На самом деле, все эти утверждения могут быть рассмотрены в качестве благих пожеланий, основой которых является утопическое стремление нейтрализовать вполне реальные угрозы одной лишь силой собственного оптимизма. Вынуждены констатировать, что если нынешняя линия поведения официального Еревана не претерпит сутевых изменений и наше государство не приобретет способности вырабатывать и вести политику, то: "Серж сдаст территории", статус кво будет нарушен и в соответствие с характером этих процессов, вполне вероятно, что США может и стимулировать потенциальное стремление Турции к продвижению в восточном направлении. Все вышесказанное может стать реальностью в рамках логики формирования нового миропорядка и покуда мы не выясним в чем, собственно, заключается эта логика, не сможем также определиться и с собственными действиями, окажемся беспомощными перед лицом направленных против нас угроз физического, военного, экономического и морального характера. Формат данной статьи не дает возможности всесторонне и во всех подробностях представить все нюансы рассматриваемой проблемы. Поэтому здесь мы, в общих чертах, рассмотрим основные факторы, сформировавшие сложившуюся в мире на данный момент геополитическую конструкцию и предложим некоторые прогнозы относительно возможных вариантов развития событий в будущем. В этом контексте будет рассмотрена также роль Армении и перспектива ее будущего.

Думается, что вряд ли можно оспорить тот факт, что мощнейшим импульсом для современных глобальных геополитических трансформаций стал развал СССР. Именно это событие ознаменовало кончину двухполюсного мира и дало старт инициации США и их союзниками процесса глобализации и политики расширения НАТО и ЕС. Государства-противники политики расширения адресуют США и их ближайшим союзникам обвинение в желании подчинить весь мир своему господству и в качестве альтернативы предлагают модель многополярного мира. Вначале попробуем определить, что же представляет собой установление "мирового господства" (далее - МГ) одним государством или группой государств.

Феномен установления "МГ" можно охарактеризовать как установление господства объединенной в некую организационную форму группы людей над всеми прочими группами, со всеми вытекающими из этого преимуществами материального характера. В течение известной нам истории человечества явление установления "МГ" прошло ряд сутевых и философско-понятийных этапов своего развития.

1) внутриконтинентальный этап - когда борьба за установление "МГ" имела географически-пространственные ограничения и можно было говорить лишь об установлении хоть в территориальном смысле и обширного, однако все же лишь условного "МГ". Данный этап особенно характерен для Евразии и Центральной и Южной Америки (до Конкисты), а его олицетворением стали Ахеменидский Иран, элиннистическая империя Александра Македонского, республиканский Рим, которым на смену пришли Византия, Арабский Халифат и тюркско-монгольские империи. В Америке данный этап характерен появлением империй ацтеков, майя и инков,

2) этап освоения новых географических пространств - когда установившийся на территории Евразии баланс сил вынудил ряд европейских государств пойти на освоение и колонизацию территорий, находящихся за пределами Евразии, в результате чего Великобритания, Испания, Голландия, Португалия и Франция стали колониальными империями, обладающими заокеанскими владениями, а вся пригодная для обитания суша была освоена и отошла в собственность тому или иному европейскому государству,

3) I этап борьбы за установление полного "МГ" - данный этап достиг своей кульминации в начале XX века, когда экономически наиболее развитые страны, разделившись на два враждебных лагеря, развязали Первую Мировую войну, победа в которой досталась англо-американскому альянсу и их союзникам. Это была первая попытка установления однополярного миропорядка, котороая оказалась непродуктивной,

4) II этап борьбы за установление полного "МГ" - данный этап стартовал с началом II мировой войны. Война вновь закончилась победой англо-американского альянса, однако на сей раз был сформирован двухполярный миропорядок, один полюс которого составили наиболее развитые страны Запада и Япония с безусловным англо-американским доминированием, второй же полюс составили Советский Союз с его восточноевропейскими союзниками и Китай,

5) этап борьбы за установление "МГ" в постсоветский период: принципы формирования нового миропорядка - в данное время мы являемся очевидцами и участниками этого этапа.

Считаем необходимым подчеркнуть, что борьба за установление "МГ" - явление объективное и не зависит от субъективных личных предпочтений и желаний. Эта борьба характеризуется тем, что ее итогом должен быть однополярный миропорядок, а парадокс заключается в том, что установление однополярного миропорядка уже несет в себе объективные предпосылки его неизбежного распада. Установление "МГ" каким-либо государством или группой государств позволяет им обеспечить себе наивысший уровень жизни посредством использования материальных, финансовых и интеллектуальных ресурсов всего человечества и, как следствие, навязать миру собственную систему ценностей. Трансформация многополярного или двухполярного миропорядка в однополярный и наоборот обусловлена некоторыми особенностями, лежащими в основе хозяйственно-экономической деятельности людей, говорить подробно о которых здесь не считаем необходимым, отметим лишь, что процесс подобных геополитических изменений обычно сопровождается значительными людскими и материальными потерями. Получается, что с одной стороны, борьба за установление "МГ" и однополярного миропорядка неизбежна, а с другой стороны, однополярный миропорядок это всегда явление временное и после его установления следует ожидать его распада и установления двух либо многополярного миропорядка. Такова закономерность.

Уникальную возможность нарушить эту закономерность Западу дали итоги II мировой войны - победа альянса США-Великобритания-СССР над Германией и ее союзниками и формирование лагеря социалистических стран под эгидой Советского Союза. Благодаря этому стало возможным структурирование миропорядка ложной двухполярности, который просуществовал вплоть до развала СССР. Эта двухполярность была ложной потому, что составляющие эти два полюса блоки государств по-разному формулировали свои цели в борьбе за установление "МГ", что дало англо-американскому альянсу исключительную возможность сплотить вокруг себя промышленно наиболее развитые государства западного мира и Японию, т.е. привлечь на свою сторону даже недавних противников. Стержнем для этого единения была провозглашена борьба против советского экспансионизма. Пользуясь тем, что Советский Союз вел борьбу за установление "МГ" исключительно из идеологических соображений и во имя успешного решения идеологических задач транжирил колоссальные средства, англо-американский альянс добился подавляющего перевеса в сфере экономики, таким образом обеспечив себе и своим союзникам беспрецедентный рост уровня жизни со всеми сопутствующими преимуществами. Инициировав холодную войну англо-американский альянс предотвратил раскол и борьбу за установление "МГ" внутри своего полюса и обеспечил себе лидирующую позицию среди своих союзников. Этой же цели послужила также и "тайная" передача технологий по изготовлению ядерного оружия Советскому Союзу. Таким образом был сформирован так называемый клуб "золотого миллиарда", т.е. круг промышленно наиболее развитых государств мира с общим населением примерно в миллиард человек. Наличие стран соцлагеря под эгидой СССР обеспечило англо-американскому альянсу роль гегемона в рамках "золотого миллиарда". Демонтаж и гибель СССР нанесли серьезный удар по позициям этого альянса. Пока Советский Союз существовал, у англо-американского альянса не было оснований опасаться, что он может потерять свое влияние в ЕС и, в частности, в отношении его франко-германского ядра. Пришедшая на смену СССР новая Россия, отказавшись от идеологической формы борьбы за установление "МГ" и коммунистической доктрины, фактически подала заявку на вступление в клуб "золотого миллиарда". По мнению российской правящей верхушки, РФ сделала все необходимые для своего присоединения к "золотому миллиарду" шаги:

• развалила СССР,

• отказалась от доктрины коммунизма,

• перестала быть военной угрозой для Запада.

Усилиями англо-американского альянса эта заявка была отклонена, был сформирован разделительный (санитарный - прим. ред.) кордон в лице стран Прибалтики, Польши, Украины и Грузии между Россией и ее потенциальными европейскими союзниками. Вступление России в клуб "золотого миллиарда" подорвет англо-американские позиции, поскольку может вызвать искушение создать русско-франко-германский союз, иными словами, приведет к возникновению полюсов в рамках самого "золотого миллиарда", что может вызвать взрыв. Перспектива формирования такого союза не только является угрозой лидирующим позициям англо-американского альянса в рамках "золотого миллиарда", но и чревата опасностью начала третьей мировой войны. Ясно, что в мире, где существует ядерное оружие, такой сценарий может оказаться гибельным. Следовательно, проблема должна быть решена таким образом, чтобы Россия, оставаясь за рамками "золотого миллиарда", тем не менее получила бы удовлетворяющую ее роль и положение в мире в контексте экономических процессов, вытекающих из происходящих глобальных сдвигов. С этой точки зрения существенно то, что съезд правящей партии РФ - "Единой России" утвердил новую идеологию РФ - доктрину российского консерватизма, которую можно оценивать в качестве декларации об отказе России от борьбы за "МГ".

Создается впечатление, что для правящей верхушки РФ в начале 90-ых годов отказ англо-американского альянса на поданную заявку оказался неприятным сюрпризом. Администрации пришедших на смену Б. Ельцину президентов В. Путина и Д. Медведева отрицательную позицию англо-американского альянса, по-видимому, восприняли как реальность, которая скорее достойна противодействия, чем глубинного анализа и осмысления. Вследствие этого за последнее десятилетие внешняя и внутренняя политика РФ стала, соответственно, более агрессивной и авторитарной, а наиболее ярким проявлением этого сдвига стала русско-грузинская война. Можно утверждать, что англо-американскому альянсу удалось таким образом смоделировать процесс геополитических изменений, что Россия сама, может и того не желая, стала их союзником, напугав европейцев своими действиями. Думается, что именно в этом контексте следует рассматривать также то удивительное совпадение в подходах США, Великобритании и России, которое нынче наблюдается в деле нормализации армяно-турецких отношений и вопросе карабахского урегулирования. При этом сегодня даже невооруженным глазом видно, как США, посредством манипулирования армянским вопросом и угрозы официального признания Геноцида армян, просто провоцирует рост антиамериканских настроений в Турции, тем самым стимулируя правящую элиту Турции к обретению нового стратегического союзника в лице России. Одновременно, можно говорить о том, что США спокойно созерцает беспрецедентные преследования, которым подвергается их самая твердая опора в Турции, а именно, высшее офицерство, не проявляя при этом малейшего желания вмешаться в происходящее. Можно сказать, что США попросту сдали военных, составляющих их надежную и верную опору в Турции, в руки их политических противников. Если процесс продолжится в соответствии с этой логикой, то и Турция неизбежно останется за рамками "золотого миллиарда", что, естественно, приведет к созданию русско-турецкого стратегического альянса. Кстати, нелишним будет подчеркнуть, что идеологическая доктрина нового российского консерватизма в значительной степени пронизана идеологией философии "евразийства", которая пропагандирует неизбежную необходимость создания славяно-тюркского альянса. Таким образом, на сегодняшний день уже существуют философско-идеологические, экономические (беспрецедентный рост российско-турецких торгово-экономических связей) и геополитические (формирование и инициация направленных с востока на запад угроз, с целью сохранения господствующих позиций англосаксонского элемента в рамках "золотого миллиарда") предпосылки для создания альянса РФ и Турции. По большому счету с созданием этого альянса будет оформлена геополитическая зона современных "варваров", роль которых с одной стороны будет заключаться в запугивании европейцев, что обеспечит англо-американскую гегемонию в Евросоюзе, а с другой стороны в создании противовеса растущим амбициям Китая на востоке. Благодаря этому, Евразия будет разделена на три крупных сегмента, средний из которых будет продуцировать конфликтность и в западном и в восточном направлении. По-видимому, для России предопределена роль лидера геополитической зоны "варваров", призванной быть разделительной перегородкой между государствами ЕС и странами Юго-Восточной Азии. На роль второго номера в этой зоне может по достоинству претендовать выбравшая путь исламизма Турция. Эта зона, которая будет включать Россию, Турцию, государства Центральной Азии, Иран, Пакистан значительную часть арабского мира, частично Южный Кавказ в силу своего исключительного культурного, религиозно-конфессионального, национально-этнического и экономического разнообразия и неоднородности станет также территорией постоянной нестабильности и конфликтов. Наличие подобной зоны призвано обеспечить исключительно приоритетные англо-американские позиции в рамках "золотого миллиарда" в том числе и Евросоюза, что, в свою очередь, обеспечит также господствующее положение тандема США-Великобритания в мире.

Такая перспектива развития геополитических процессов для Армении содержит как серьезные угрозы, так и определенные новые возможности. В этой новой, назревающей ситуации вновь третьи страны стали активно поднимать проблематику Армянского вопроса (читай: армяно-турецких отношений) и урегулирования проблемы Нагорного Карабаха, спекулируя на эти темы. Предпринимаются попытки направить происходящие на Южном Кавказе геополитические процессы таким образом, чтобы международное признание, осуществленного властями Турции в ходе I мировой войны Геноцида армян, а также использование последствий расчленения Армении турецко-русско-азербайджанским союзом в 1920-1922 годах можно было превратить в удобный инструмент для формирования зоны "варваров". Признание Геноцида армян особенно со стороны США, Великобритании и Израиля является серьезнейшей угрозой для Турции как с точки зрения сохранения ее территориальной целостности, так и ввиду нежелательной перспективы выплаты гигантской компенсации подвергнувшемуся Геноциду армянскому народу. Проблема отторгнутых в пользу Азербайджана армянских территорий, в том числе вопросы Нахиджевана (Нахичевань - прим.ред.) и Нагорного Карабаха, является естественным следствием действий турецко-русско-азербайджанского союза. Благодаря взаимодействию в рамках этого союза большевистская Россия утвердила свое господство на Южном Кавказе и посредством Московского и Карского договоров решила вопрос будущей границы СССР с Турцией, кавказские татары благодаря поддержке Турции, получили возможность основать свою государственность на территории, значительно превосходящей их реальный этнический, экономический и военный потенциал, а Турция, создав задел для того, чтобы при первой возможности обеспечить свое продвижение в восточном направлении и беспрепятственное сухопутное сообщение с остальной частью тюркского мира, одновременно нейтрализовав исходящую от Армении угрозу, смогла сконцентрировать свои силы на западе и вновь отвоевать Киликию и ряд других областей. Мы вынуждены признать, что армянская государственность, в лице Советской Армении, была сохранена усилиями русских и с единственной целью не допустить, чтобы Турция получила столь вожделенный сухопутный коридор, обеспечивающий ей прямой выход на остальной, подвергшийся советизации тюркский мир в лице кавказских татар, республик Центральной Азии и входящих в состав России тюркских автономных образований, поскольку было очевидно, что со временем это может стать угрозой существованию СССР. После распада СССР реалии 1918-1922 гг. реанимировались, а интересы сверхдержав и вытекающие из таковых их действия имеют целью посредством обострения армяно-турецких и армяно-азербайджанских отношений решить проблему глобальной геополитики. Мы вынуждены считаться с тем, что для сильных мира сего основное геополитическое значение Армении связано с функцией сепарации Турции от остального тюркского мира и тем обстоятельством, что у нее есть нерешенные и кажущиеся неразрешимыми проблемы с соседними Турцией и Азербайджаном. В этих условиях цена создания нового русско-турецкого стратегического союза, который послужит англо-американским интересам, в очередной раз может быть оплачена за счет армянских интересов. Армения и НКР могут быть принуждены к сдаче территорий и в этом русле уже сегодня заметны некоторые подготовительные шаги политико-идеологического толка, предпринимаемые армянскими официальными лицами в Армении и НКР и, можно утверждать, что формирование русско-турецкого союза будет означать, что Россия, окончательно отказавшись от цели стать членом клуба "золотого миллиарда", фактически согласна на исполнение роли, предопределенной ей Великобританией, США и Израилем.

Если, по каким-либо причинам, русско-турецкий союз не состоится, то геополитическая значимость Турции будет продолжать снижаться, что, возможно, может привести к внутреннему кризису и взрыву.

То, что военная верхушка Турции сегодня лишена прежней мощной внешней поддержки, также следует рассматривать как фактор, способствующий подобному развитию событий. Длительная дестабилизация ситуации в Турции также вполне приемлемый вариант с точки зрения англо-американских интересов, с той лишь разницей, что будет необходимо приложить дополнительные усилия для предотвращения сближения России с франко-германским ядром ЕС. Данная перспектива также может привести к территориальным потерям в контексте карабахского урегулирования, поскольку вынудит уже Азербайджан искать пути сближения с Россией по схеме: взамен на входящие в состав НКР освобожденные территории допустить восстановление стратегического присутствия России на территории Азербайджанской Республики.

Сдачу ряда территорий со стороны НКР предусматривает также план урегулирования, предлагаемый Минской группой ОБСЕ, причем армяно-турецкие протоколы можно рассматривать в качестве дополнительного фактора, способствующего реализации этого сценария. Этот сценарий вместе со всеми дополнительными факторами, можно расценивать в качестве обманного трюка, провозглашенные цели и возможные реальные последствия которого совершенно не взаимосвязаны. В любом случае, во всех вышеприведенных вариантах, геополитичекая роль Армении и, в широком смысле, Армянского вопроса неизменна - это роль фактора, отгораживающего Турцию от тюркского мира, роль заклятого врага Турции и, одновременно, роль жертвы. То есть все центры, разрабатывающие и осуществляющие политику глобального уровня: США, Великобритания, Россия, Китай, Франция, Израиль, некоторые влиятельные ближневосточные государства всемерно поощряли, углубляли и использовали в своих интересах армяно-турецкий антагонизм.

Армянский вопрос стал серьезным вызовом для Турции со второй половины XIX века и по сей день. Результатом армяно-турецкого противостояния можно считать то, что на когда-то густонаселенном армянами огромном пространстве от Константинополя до Баку остался лишь небольшой армянонаселенный клин в лице Нагорно-Карабахской Республики, Джавахка и Республики Армения, а Армянский вопрос все также продолжает оставаться одним из важнейших инструментов давления на Турцию со стороны международного сообщества.

Мы (имеются ввиду Армения и Турция) может быть наконец поймем, что покуда Армения не готова изменить свою геополитическую роль, а Турция отказывается понять стоящие перед Арменией стратегические задачи и требующие удовлетворения первоочередные интересы при изменении этой роли, ситуация не изменится и, в итоге, либо Турция будет ввергнута в длительный период смут и распада, либо перед угрозой уничтожения встанет армянская государственность на этом последнем клочке исконной родины армян. Вынуждены признать, что существующие реалии не содержат минимальных оснований для оптимизма. Качество и содержание армяно-турецких отношений могут измениться лишь в одном случае: если Турция и Армения осознают, что нынешнее качество их взаимоотношений со стратегической, долгосрочной точки зрения является для них серьезнейшей угрозой и даже крах одной из сторон не означает, что противная сторона от этого что-либо выиграет. Выиграть могут только вместе и совместными усилиями.

В качестве возможного варианта подобного совместного приложения сил ниже представлен сценарий, реализация которого в основном зависит от воли властей и народов Турции и Армении и позволит подвести черту как под более чем вековым жестоким армяно-турецким противостоянием, так и сделает возможным решение карабахского конфликта. Также, очень существенно, что этот сценарий может быть реализован в контексте интересов не только России, но и других мировых силовых центров. Предлагаемый вариант, учитывая господствующие в Армении и Турции настроения, пока что можно считать теоретическим, однако, учитывая содержащиеся в нем весьма существенные для всех сторон преимущества, мы не исключаем также, что его международное обсуждение может стать стимулом для практической реализации этого предложения. Важнейшими особенностями данного варианта можно считать то, что:

• для Турции - устраняется барьер, отделяющий ее от тюркского мира, преодолеваются моральные и правовые последствия Геноцида армян, а также пресекается возможность использования факта Геноцида в качестве инструмента давления на Турцию со стороны третьих государств, существенно снижается степень враждебности и недоверия армян Диаспоры и Армении в отношении Турции,

• для Азербайджана - устраняется барьер, препятствующий непосредственному сухопутному сообщению с союзной Турцией, возвращается под контроль Азербайджана часть территорий, утерянных в ходе карабахского конфликта, в частности, территории левобережья Аракса, открывается возможность заселения этих территорий, что, в целом создает предпосылки для реального армяно-азербайджанского примирения,

• для Армении - устраняется угроза блокады, реализуется возможность частичной компенсации жертвам геноцида в Турции и Азербайджане и их потомкам нанесенного им материального и морального ущерба. Армения автоматически становится региональной страной-транзитером.

При наличии такого намерения у сторон Турция и Азербайджан, а также Армения и НКР могут соответственно объединиться в унитарные государства, либо создать государственные образования на федеративных или конфедеративных основаниях. Для того, чтобы вопросы историко-культурного свойства не послужили причиной для политических, территориальных претензий, территории упомянутых государств могут быть объявлены территорией общего тюркско-армянского либо армяно-мусульманского культурно-исторического наследия.

В основе подобного развития событий должен лежать имеющий для сторон исключительное стратегическое значение территориальный обмен, при реализации которого Армения и НКР передадут Турции и Азербайджану, соответственно, район Мегри и освобожденные территории левобережья Аракса, лишаясь таким образом общей границы с Ираном, взамен чего Турция передает Армении коридор шириной в 50-60 километров с выходом к Черному морю, благодаря чему Армения не только сможет более не бояться сухопутной блокады, но и будет контролировать отошедшие ей участки трубопроводов и железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Глобальные силовые центры, оказывающие поддержку реализации этого сценария также получат новые, исключительно ценные рычаги для влияния на развитие геополитических процессов на территории всей Евразии и сохранения или установления своего "МГ". Более того, этот вариант создает предпосылки для долгосрочного сотрудничества по меньшей мере двух мировых центров силы.

P.S. Для Турции, Армении, Азербайджана и НКР этот вариант помимо вышеперечисленных, содержит также целый ряд иных преимуществ стратегического характера, однако для реализации всего этого наши общества должны суметь преодолеть присущий им исключительный эгоцентризм и отдать предпочтение взаимовыгодным решениям стратегического, долгосрочного характера.

P.P.S. Наличие ядерного оружия в современном мире вынуждает даже сверхдержавы придерживаться новой тактики и стратегии при решении межгосударственных споров и во имя победы в экономической конкуренции. Применение силы против государства, обладающего ядерным оружием (например Ирана) весьма маловероятно. Это означает, что победа в противостоянии с таким государством достигается либо посредством строгих экономических санкций (которые обычно оказываются малоэффективными), либо посредством задействования существующих в нем самом внутренних ресурсов дезорганизации и, как следствие, краха системы его государственного управления.

Арман Меликян - экс-министр иностранных дел Нагорного Карабаха, экс-кандидат в президенты Армении

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.