Юрий Баранчик: Россия меняет тональность, Беларусь начинает жить на свои

Минск, 4 апреля 2010, 13:35 — REGNUM  

Прошедшая в минувшую среду пресс-конференция посла Российской Федерации в Белоруссии Александра Сурикова, приуроченная ко Дню единения братских народов, стала одним из самых знаковых событий политической жизни республики на прошлой неделе.

Несмотря на это, хоть представители официальных СМИ и присутствовали на ней, она так и не была упомянута белорусскими государственными телевизионными каналами в своих информационных сводках - несмотря на то, что там было что показать народу. Этот факт говорит о том, что официальный Минск стал панически бояться любого мнения, не совпадающего с собственным. Боязнь показать хоть отрывок из пресс-конференции посла страны, с которой Беларусь строит Союзное государство, говорит только о том, что в верхах царит страх: поскольку складывается ощущение, будто слова Александра Сурикова могут разрушить белорусскую государственность или веру народа в свою власть, в то, что она стоит на страже их интересов.

Да, свидетелями интересной стадии "интеграции" Белоруссии и России мы сейчас все являемся: посла России не пускают на государственные телеканалы, на премьер-министра и правительство России фактически ежедневно идут "накаты" с самого высокого уровня. Россия если и становится предметом телерепортажей гостелеканалов, то только в связи с негативными фактами, как будто нет других информационных поводов.

На этом фоне, особенно после памятной декабрьской пресс-конференции Александра Сурикова, особенно интересно было услышать его мнение как официального представителя России в Беларуси по ряду принципиальных, как говорил Владимир Путин в Бресте, вопросов двустороннего сотрудничества.

Анализ основных тезисов его выступления показывает, что в отношении России к Беларуси произошли достаточно серьезные изменения. Во-первых, посол России стал более откровенно и открыто говорить об имеющих место проблемах в отношениях союзников. Во-вторых, сама тональность заявлений показала, что Россия в гораздо меньшей степени готова идти на какие-то компромиссы и односторонние уступки союзнику, чем это было ранее. В-третьих, продолжение нынешней практики голословных обвинений в адрес России и ее руководства может привести к тому, что Россия пересмотрит отношение к своему западному партнеру.

В-четвертых, немаловажно, что Александр Суриков, в отличие от всех своих предыдущих заявлений в должности посла России в Беларуси впервые очертил границы возможных действий официального Минска в отношении некоторых совместных проектов, что можно расценить как уже второе официальное предупреждение. Первое, как мы все прекрасно помним, последовало из уст российского президента осенью прошлого года.

Одним из самых важных заявлений посла России следует считать тезис о том, что Россия не собирается далее покупать лояльность официального Минска: отныне все будет делаться на рыночных основаниях. Это говорит о том, что Москве надоел непрекращающийся белорусский шантаж в отношении практически всех торгово-экономических, военно-политических и других совместных начинаний: ОДКБ, Таможенный союз, ЕЭП, молоко, нефть, газ, поставки товарной массы на рынок России и т.д.

Казалось бы, стоит задуматься: тем ли курсом идет белорусская власть, шагает ли она в ногу с белорусским народом? Вместо этого шантаж со стороны официального Минска распространился еще на одну область двустороннего сотрудничества - строительство атомной электростанции. Во-первых, в срочном порядке и как всегда нарочито показательно официальный Минск объявил о своей готовности допустить к строительству АЭС французскую компанию AREVA, в последнее время просто "прославившуюся" своим провалами в ряде ядерных проектов, как в самой Франции, так и за ее пределами (Финляндия). В ОАЭ ту же "Ареву" вообще не допустили к тендеру на строительство 20 ядерных блоков, в результате чего тендер выиграла Южная Корея.

Во-вторых, к строительству ЛЭП от АЭС были приглашены китайцы, в ответ на что российский посол подчеркнул: если еще кто-то будет принимать участие в строительстве АЭС, кроме России, то Москва откажется от участия в этом проекте.

Конечно, это большой вопрос - почему официальный Минск пригласил к участию в строительстве АЭС фирму, реакторы которой, во-первых, гораздо менее надежны, чем российские; во-вторых, их стоимость в 2-3 раза изначально превосходит стоимость российских аналогов; и, в-третьих, которая уже неоднократно в ходе строительства реакторов как завышала их стоимость по сравнению с первоначальной в 1,5-2 раза, так и существенно увеличивала сроки самого строительства АЭС.

Такое странное несовпадение интересов союзников по практически всем стратегическим вопросам, конечно, ставит на повестку дня вопрос о самом Союзе, о его реальном наполнении: готов ли официальный Минск предложить своему основному политическому партнеру и экономическому спонсору какую-либо иную рабочую и работающую модель двусторонних отношений, кроме модели постоянного шантажа и попрошайничества, основанной на "совместном гниении в окопах"? Если нет, то впору ставить вопрос о готовности нынешней команды осуществлять государственное управление страной, если у нее нет видения того, как делать страну успешной и прибыльной в целом.

То, что Россия больше не готова играть в такую "интеграцию", тональность пресс-конференции Александра Сурикова дала понять однозначно: Россия больше не будет (после истечения нынешних договоренностей по нефти и газу) дотировать официальный Минск и перекладывать на плечи россиян его неспособность заниматься экономикой без реальных ответных шагов, как в политической, так и в экономической сфере. В этом плане 2011 год станет рубежным для республики: она впервые начнет жить на свои (деньги). Почему это важно?

Потому что, несмотря на формально независимый статус, с момента распада Советского Союза в 1991 году, Беларусь еще ни дня не жила самостоятельно. Можно сказать (конечно, с некоторой долей натяжки), что в экономическом плане с 1991 по 2009 год Беларусь уже была государством - ассоциированным субъектом России.

Предыдущие годы мы жили благодаря серьезной политической и финансово-экономической поддержке России. И считали это независимостью. И это нам нравилось - жить за чужие деньги. А захотим ли мы быть независимыми только за свои? Это один аспект.

Второй аспект: нужна ли нам такая независимость, которая является следствием неумения и нежелания жить в цивилизованном мире? Нужна ли нам независимость со средней зарплатой в 350 долларов в месяц при цене бензина 1 доллар за литр, коммунальных платежах в 100 долларов в месяц, дорожных штрафах в 250 долларов и ценах на товары и продукты в 2-3 раза выше, чем у соседей? Такой вариант европейской Северной Кореи.

Этот вопрос белорусскому народу еще только предстоит осознать. А когда он его осознает (в повседневности, на своей шкуре), и, скорее всего, это уже началось, а продолжится в полной мере в следующем году, кто может сказать, какой будет ответ? Я глубоко убежден в том, что народ такой "независимости" не захочет. Поэтому просто говорить "за" Беларусь - уже мало. Я - тоже "за" Беларусь, но мы имеем в виду разные Беларуси.

Поэтому, с учетом а) тенденций, происходящих в мире и Европе; б) того, что ни одна европейская страна, входящая в Евросоюз и НАТО, уже не является полностью независимой и суверенной, т.к. передала часть полномочий на надгосударственный уровень; в) того, что Беларусь - маленькая страна, которая является провинцией по отношению к мировым центрам принятия решений, финансов и культуры, и, следовательно, в условиях происходящей глобализации из Беларуси всегда будет происходить отток наиболее талантливых и профессиональных людей в эти центры влияния;

г) того, что Беларусь находится на стыке западной и восточной цивилизаций, что влечет за собой повышенную конфликтность данной территории при возникновении любых межцивилизационных кризисов. Следовательно, чтобы быть максимально готовыми к выживанию в этих условиях, страна, общество и народ в целом должны иметь четкое стратегическое видение своей исторической миссии;

необходимо с полной ясностью и четкостью сказать: во-первых, независимость не является священной коровой. Во-вторых, дискуссию по этой теме (в рамках действующего законодательства без всякой революционщины и чрезвычайщины) - нужна ли нам независимость и если нужна, то какая - надо поставить на первое место в белорусских общественно-политических дискуссиях.

Далее корабль белорусской государственности без руля и ветрил плыть не может - разобьется. Это главный вывод, который со всей наглядностью следует из пресс-конференции посла России в Беларуси Александра Сурикова.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.