Киргизский эксперт: "450 миллионов долларов делись неизвестно куда"

Бишкек, 22 марта 2010, 00:01 — REGNUM  

Интервью ИА REGNUM Новости киргизского политолога Марат Казакпаева

ИА REGNUM: Каков ваш прогноз на нынешний политический сезон в Киргизии?

Скорее всего, ситуация будет довольно сложная, если говорить о стабильности или нестабильности. Складывается интересная ситуация - рост социальной напряженности, и корень его - это политика правительства. Правительство тотально поднимает тарифы. В этом причина недовольства людей. В некоторых регионах уже идут локальные протестные акции. И они намного опаснее, чем политические митинги, потому что люди вынуждены были выйти из-за недовольства правительственной тарифной политикой. Правительство не может нормально обосновать, почему происходит такой громадный рост цен. И здесь власти тяжело, потому что уже невозможно все свалить на оппозицию. Оппозиция пытается как-то управлять ситуацией, но все понимают, что происходит социальный процесс. То есть мы видим переход после некоторого затишья, после социальной апатии, к активным действиям именно простых граждан.

Здесь можно выделить три звена - политические митинги 2005-2007 годов, далее социальная апатия и даже поддержка президента, и с приходом премьер-министра Данияра Усенова начинается новая дестабилизация, не политическая, а социальная. Есть очень большой риск, что эти локальные процессы могут приобрести республиканский масштаб. Потому что выросшие тарифы очень сильно бьют по карману всех потребителей, всех граждан. Люди не интересуются политикой до тех пор, пока ее непопулярные меры не задевают каждую семью. Вообще тарифная политика неубедительна: во-первых, она плохо и неправильно обосновывается. Если взять мировую практику, то стратегические отрасли экономики, в том числе энергосистемы, поддерживаются за счет некоего резервного фонда, в котором скапливаются гранты, различные капиталовложения, все не ложится на бремя рядовых потребителей. Это самое главное. С другой стороны, есть предел допустимости. Здесь явно превышено количество непопулярных мер. Понятно, что в любой стране бывают вынужденные меры, но всему должен быть предел, тем более в условиях Киргизии, где граждане в основном неплатежеспособные, имеют маленькие доходы. Это очень сильно подрывает реформу госуправления, проведенную более полугода назад. Кто мешает этим реформам? Складывается впечатление, что мешает непродуманная политика правительства, конкретно премьер-министра. Какой же прогноз может быть? Я считаю, что если все так и останется, то будет долговременная социальная дестабилизация. Мы будем видеть, что реформы идут сами по себе, декларировано, хотя власти понимают, что любым реформам нужна хоть какая-то общественная поддержка. Хотя бы понимание. Но если население озаботится своими проблемами, которые создает та же власть, то реформы могут не пойти. Поэтому будет ситуация такая же, как и раньше - власть сама по себе решает свои проблемы, а народ идет сам по себе. Эту ситуацию мы не можем переломить.

ИА REGNUM: В таком случае - может быть социальный взрыв?

Социальные взрывы уже есть на локальной основе. Вспомним революцию 2005 года, тогда преобладали политические факторы, которые выросли из социальных: регионы были очень бедные, наблюдалась повсеместная коррупция, и детонатором стал фарс парламентских выборов. Все это накапливалось. Но тогда оппозиция с самого начала координировала действия людей. Здесь получается несколько иная ситуация. Граждане сами уже во многих местах протестуют - в Нарыне, Таласе. И это как цепная реакция. Акции носят больше социальный характер. Если же подключится оппозиция, то они уже будут иметь более организованный характер в республиканском масштабе. Есть определенные минусы. Киргизия очень бедная. Экономический ресурс не работает. Пошли структурные преобразования - первый этап реформ, но социальные взрывы дестабилизируют наше государство. Это большой удар по экономическому фактору, ни о каких инвестициях мечтать не приходится. Действия правительства бьют по работе Центрального агентства по инвестициям и инновациям (ЦАРИИ). Если везде будут социальные волнения, то ЦАРИИ остается без работы, оно не сможет привлечь рыночные инвестиции. Инвестор привык работать в спокойных условиях. Возьмем, к примеру, Узбекистан. Конечно, в стране ноль демократии, но там есть политическая стабильность. Мы видим, что в последнее время Россия особенно заинтересовалась этой страной. Частный инвестор идет туда.

Своими непопулярными мерами власть сама дает шанс оппозиции. И, конечно, последняя будет стремиться к тому, чтобы его использовать.

ИА REGNUM: Киргизские власти сейчас предпринимают меры, чтобы стабилизировать ситуацию. На ваш взгляд, насколько они эффективны?

Пока меры неэффективны, потому что региональная власть еще не дошла до реформ госуправления. Кроме того, есть еще вина власти в том, что она не додала тех мизерных компенсаций, которые на самом деле ничего не покрывают - это 200 сомов (около 134 руб.). Сейчас они будут срочно выдаваться, но это только попытка показать населению, что что-то предпринимается. Нужны более серьезные меры. У нас все-таки очень большой отрыв столицы от регионов. С регионами у власти нет хорошей коммуникации, такой, чтобы быстро реагировать на ситуацию и выправлять ее. К тому же в регионах намного беднее живут, и там не вытянут новых тарифов. В городе уровень жизни повыше. Но раз цены ударили даже по горожанам, то о регионах и говорить не приходится. Люди просто не будут платить, и это предсказывалось. Поэтому все взваливается на бремя самого президента.

ИА REGNUM: Как, на ваш взгляд, можно исправить сложившуюся ситуацию?

Во-первых, необходимо наладить связь власти с населением. Нужно отменить постановление о повышении цены на горячую и холодную воду, на электричество. Второе - проблема реформирования местной власти. Она работает по-старому. Это те же князьки, которые чувствуют себя хозяевами всего региона. Я думаю, нужно переходить на двухуровневую систему управления, убрать губернаторство, чтобы акимиаты (органы местного самоуправления. - ИА REGNUM Новости) подчинялись непосредственно правительству. Мы очень сильно упускаем региональную власть, она, по моему мнению, все портит. И все же нужны другие люди. Пора продвигать более свежие кадры, и они есть. Далее, партийная среда. Раз партия "Ак жол" ("Светлый путь") правящая, то она должна быть открыта для людей. А получается, что все народные проблемы решают дежурные аксакалы в общественной приемной при "Ак жоле", депутатов не видно. У партии упущен внешний свод. И это огромный минус.

ИА REGNUM: Скоро Курултай (съезд) согласия, устраиваемый властью, оппозиция уже свой съезд провела. Что кроется за их действиями?

Уже есть информация, что будет собой представлять Курултай согласия. На мой взгляд, его название не очень точное, он должен именоваться народным курултаем. Одни считают, что это шаг в прошлое, другие - что курултай заменит парламент, который не имеет общественного доверия, общественной поддержки. Третьи - что курултай намечается из-за появившихся проблем. На планируемом мероприятии будут подниматься такие проблемы, как сохранение нации, государства, в нем примут участие представители этнических групп. В этом случае есть риск, что он может стать дежурным. Я за курултай, но хотелось бы, чтобы на нем поднимались наболевшие вопросы. А президент об этом не говорил. Власть очень сильно оторвана от народа. Если будет курултай дежурным, то он станет последним курултаем согласия.

ИА REGNUM: Что скажете об оппозиционном курултае?

Была причина, почему оппозиционеры собирались отдельно: они не получили квоты на участие в Курултае согласия. И потом, организаторы съезда от власти сообщили, что в нем не примут участия партии. Будут только делегаты от гражданских групп. И я считаю, что это неправильно, партии и НПО обязательно должны участвовать.

Поднимая наболевшие проблемы, оппозиция подтягивает людей на свою сторону. Это ее цель. Оппозиционеры сейчас начнут использовать все возможности.

ИА REGNUM: Как изменились, на ваш взгляд, в последнее время отношения между Россией и Киргизией?

Я считаю, что киргизско-российские отношения в норме. Появилось много домыслов после того, как Россия не выделила Киргизии по договору последний самый крупный транш 1,7 млрд. долларов на проект Камбаратинская ГЭС-1. Конечно же, Россия не просто так это сделала. И наши аналитики начали говорить о том, что, скорее всего, что-то произошло. Первые две суммы по договору - это 300 млн и 150 млн - должны были направить прежде всего в национальный бюджет. Есть мнение, что вместо этого они пошли по каналу одного из коммерческих банков. Для того чтобы это выяснить, необходимо расследование и полные документы. Но причина есть, дыма без огня не бывает. А в целом, я считаю, отношения между Россией и Киргизией не подпорчены. Они развиваются, и, я считаю, вопрос будет урегулирован. Все-таки Россия подписала в феврале прошлого года договор. Я думаю, транш придет, возможно, частями, возможно, оборудованием. Россия все же заинтересована в своих инвестициях на постсоветском регионе, и Киргизия - самая дружественная страна на данный момент.

ИА REGNUM: А как же российская база в Канте?

База - это чисто локальный вопрос. Она существует, там происходит определенная реорганизация российских вооруженных сил. Но заявлений о том, что база свертывается, не было, ее присутствие основано на соглашении ШОС.

ИА REGNUM: Что скажете по поводу американской базы? Некоторые наблюдатели говорят, что одним из условий России при выдаче кредита был вывод базы, а теперь идут разговоры об открытии уже второй базы США.

Согласно договору, заключенному в феврале прошлого года, речи о выводе базы не было. Это только разговоры. Но после этого договора Киргизия начала стремиться к тому, чтобы основной контингент базы ушел. База стала транзитным транспортным центром, и Россия дала на это согласие. Были российско-американские консультации весной прошлого года, и обе страны признали, что Афганистан - это общее дело. Россия предоставляет воздушный коридор, а база работает по очень жесткой схеме - военная база Рамштайн (Германия) - Бишкек - Кандагар или Кабул. Кроме того, стоял вопрос по поводу арендной платы США. Россия, честно говоря, очень негативно смотрит на эту базу. Мы доказываем, что это исключительно внутренние дела Киргизии и так далее. Но после российско-американских консультаций вопрос в некотором роде урегулирован. Россия предоставляет воздушный коридор, воинский контингент приезжать не будет, а будут доставляться грузы чисто технического назначения, продовольствие, амуниция. В принципе, база выполняет свое назначение. И сейчас мы ждем транша за первый год - 60 млн долларов. Есть огромная разница между нынешним транзитным центром и базой военного назначения, которая была до этого. Пока нет фактов, чтобы Россия по документам требовала закрытия этой базы, в принципе, транзитный центр отформатирован по итогам переговоров США и России.

ИА REGNUM: Однако все же создается впечатление, что отношения с Российской Федерацией портятся, а с Америкой и Китаем, наоборот, укрепляются, к примеру, что вы скажете на тот факт, что завод "Дастан", которым интересовалась Россия, предложили китайцам?

Есть определенный момент разногласия, я думаю, он существует именно по поводу 450 миллионов долларов, которые неизвестно куда делись. Вообще же, державы - США, Россия и Китай - конкурируют. Нам, маленьким странам, хотелось бы, чтобы они нашли точки соприкосновения.

ИА REGNUM: На ваш взгляд, к кому сильнее склоняется Киргизия?

Киргизии, как и другим центральноазиатским странам, - Казахстану, Узбекистану, Таджикистану - надо уметь маневрировать и сделать все для того, чтобы ОДКБ, ШОС, СНГ, ЕврАзЭС, НАТО смогли сформировать хоть какой-то диалог. Нужно учиться друг у друга. Я считаю, двум нашим организациям - ОДКБ и ШОС - все-таки нужно не противоборствовать, а поучиться опыту у НАТО, потому что она начала существовать раньше, и есть позитивы. Ведь сами державы достаточно хорошо сотрудничают друг с другом. Хотелось бы, чтобы Центральноазиатский регион был зоной мира и договоренностей, площадкой налаживания отношений между державами в сфере политики Центральной Азии.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.