Гайк Демоян: Армяно-турецкий процесс и стратегическая уязвимость Турции

Баку, 12 марта 2010, 17:50 — REGNUM  

В начале 2010 года на конференции турецких послов в Анкаре министр иностранных дел Ахмед Давудоглу заявил, что Турция нуждается в новой и сильной внешней политике и указал на необходимость развития новых стратегических направлений во внешней политике страны. Главными задачами турецкой дипломатии, по мнению Давудоглу, являются подготовка к членству Турции в ЕС в 2023 году и присоединение страны к десятке самых больших экономик мира. Программой максимум было заявлено полноправное членство страны в Евросоюзе, от которого, по словам Давидоглу, Турция отступать не собирается.

Турецких стратегов можно понять, ведь страна уже 50 лет стучится в европейские двери, однако ей достаточно ясно дают понять, что европейская перспектива с годами становится все призрачней. Достаточно того, что "страны-лидеры" ЕС Франция и Германия в открытую выступают против полноправного членства Анкары. Путь на Восток, где Турцию никто не ждет, также становится проблематичным. Извечные вопросы "куда идти" и "что делать" не из легких для лидеров Турции. В долгосрочной перспективе страна должна найти альтернативные европейскому направлению пути развития и преодолеть на этом пути многочисленные внешние и внутренние угрозы.

Анкара рассматривает как некоторую альтернативу дальнейшее сближение с Россией и Ираном, что полностью вписывается в контекст так называемой "евразийской" турецкой стратегии. Однако, кроме экономического сотрудничества и поисков источников энергии, в частности поставок газа, дальнейшее углубление отношений с этими странами представляется маловероятным, т.к. эти страны рассматривают Турцию сквозь призму стереотипа исторического и геополитического противника.

Другим, наиболее вероятным вариантом евразийского направления турецкой внешнеполитической парадигмы является реактивизация тюркского вектора турецкой внешней политики. В первые постсоветские годы политика Турции в отношении "родственных стран и народов" не оправдала себя. Далеко идущие, но не совсем удачно просчитанные планы Анкары провалились из-за ограниченности соответствующих ресурсов и возможностей Турции, а также отсутствия непосредственной географической связи.

Ключевым фактором, препятствующим эффективной реализации такой политики, а также новой турецкой стратегической парадигмы был и может в дальнейшем оставаться армянский фактор, а именно отсутствие дипломатических отношений и закрытая граница с Арменией.

Именно желание обеспечить непосредственную связь и безопасную транспортировку углеводородного сырья каспийского бассейна на собственные нужды и для реэкспорта и заставляет Анкару искать альтернативные пути в дополнение к уже существующим. Именно в этом кроется одна из причин согласия турецких лидеров начать процесс по установлению дипломатических отношений с Арменией. Это желание Анкары исходит из необходимости застраховать страну от геополитического цугцванга и разработать новые внешнеполитические направления.

Для этой цели были предложены такие инициативы как Платформа стабильности Кавказа и неоосманская инициатива Давудоглу. Эти проекты есть ни что иное, как шаги, предпринятые для прикрытия и нейтрализации возможных в будущем кризисных явлений внутри самой Турции. Желание Анкары найти общий язык с Ереваном понятно. Ведь основные вызовы для успешной реализации турецкой новой стратегической инициативы исходят именно от армянской стороны. Несмотря на то, что на данном этапе наблюдается определенный откат от подписанных протоколов в силу того, что Анкара не смогла обеспечить приемлемые для себя и Азербайджана политические и геополитические дивиденты, исходя из опасений дальнейшего негативного развития процесса международного признания Геноцида армян, Турции все же придется маневрировать и идти на некоторые уступки. Исходя из этого, можно описать логику и перспективы установления армяно-турецких взаимоотношений обрисовав парадигму стратегической уязвимости Турции во внешней и внутренней политике страны.

Какие угрозы для будущего Турции существуют в контексте армяно-турецкого процесса, и почему Турция будет вынуждена пойти на уступки в армянском направлении?

Энергетическая безопасность Турции и поиск новых безопасных источников энергии

Расчеты показывают, что для полноценной жизнедеятельности и развития Турции в ближайшей перспективе будут необходимы новые источники энергии и безопасные пути их транспортировки. В этом смысле Армения является хотя и небольшим, но альтернативным источником энергии, а установление двусторонних отношений с Арменией в определенной мере является гарантией безопасной транспортировки путей передачи энергии и энергоносителей. В ближайшие 15-20 лет необходимость в энергоносителях для турецкой экономики повысится минимум на 30 процентов. Провал в обеспечении новых энергоресурсов для развивающейся турецкой экономики будет иметь катастрофические последствия.

Курдский вопрос

Разрешение курдского вопроса не под силу Анкаре, и турецким лидерам необходимо предпринять шаги для частичной нейтрализации дальнейшей радикализации и эскалации ситуации на курдском направлении. Тем более, что по данным турецких источников, в ближайшие 30-40 лет этнические турки уже не составят большинство населения страны. Радикализация курдского вопроса ставит Анкару перед необходимостью разрешения вопросов, связанных с непосредственными соседями. Думается, что именно здесь кроются корни пресловутой турецкой внешнеполитической идеологемы "ноль проблем с соседями". Ведь Турция попросту обречена на установление более или менее сносных отношений с непосредственными соседями хотя бы для того, чтобы свести на нет возможные вызовы извне, которые могут стать угрозой в виде возможной поддержки курдского сепаратизма. Стабильность у границ - первооснова безопасности любой страны. Курдский вопрос является ахиллесовой пятой для Турции, которая со временем сделает страну более уязвимой. Вместе с тем, более чем очевидно, что в ближайшей перспективе Анкаре вряд ли удастся добиться хоть каких-либо положительных сдвигов в разрешении курдского вопроса.

Исламизация страны и кризис национальной и государственной идентичности Турции

Судебные разбирательства по делу "Эргенекон", недавние громкие аресты бывшых высокопоставленных военных чиновников и ощутимые удары по силам так называемого "глубинного государства", намеревавшихся свергнуть нынешние власти, всего лишь цветочки. Это, скорее всего, проверка сил в ожидаемом жестком столкновении между исламистами и секуляристами в Турции. Дальнейшая маргинализация турецкой армии и генералитета, вследствие навязанных на пути евроинтеграции реформ, создают тот запал, который в политическом поле Турции приводил ко взрывам не раз. Однако это было в период холодной войны, а в нынешней, далеко не сходной ситуации, последствия нового военного переворота для турецкой государственности могут оказаться катастрофическими. Создавшаяся ситуация напрямую сказывается на процессах пересмотра основополагающих принципов турецкой государственности и внешнеполитических приоритетов и масштабной переоценки национального самосознания, свидетельством чего является интенсивная исламизация общества, а также армейских структур. Политический ислам уже обеспечил себе надежные и сильные позиции в турецкой общественно-политической жизни Турции. Он интенсивно внедряется и в армию. К этому можно прибавить и ужесточение cуществующих у большинства населения Турции антиамериканских и антиизраильских настроений. Дальнейшая девальвация идеологической основы и кризис национальной и государственной идентичности Турции с возможными катастрофическими последствиями для дальнейшей судьбы турецкой государственности, показывают, что Турецкая Республика и во внутри- и во внешнеполитических сферах переживает, возможно, один из судьбоносных периодов своей истории. Иначе говоря, турецкая внешняя и внутренняя политика в настоящее время носит антикризисную направленность, пытаясь найти эффективные решения для нейтрализации новых вызовов. Вопросом номер один в повестке дня Анкары является максимально быстрое обретение полноправного членства в Евросоюзе - шаг, который поможет разрешить многие серьезные проблемы, существующие перед Турцией сегодня, а также возможные в будущем. Вместе с тем дорога в Европу тоже не устлана розами и предусловия из Брюсселя в виде ожидаемых от Анкары реформ, могут также расшатать всю общественно-политическую и ценностную систему Турции.

Сегодняшнее состояние турецкого общества сравнимо с тем, что переживали советские граждане на закате СССР, когда происходил интенсивный пересмотр ценностей, героев и истории в целом. Это всегда очень опасный процесс. Тем более в ситуации когда правда об основании Турецкой Республики становится достоянием все большего числа людей, и турки убеждаются, что вся их военно-политическая элита, а иначе говоря "отцы основатели" Турецкой республики, так или иначе были вовлечены в процесс истребления армян и других народов, а созданное ими государство оказалось в тупике идеологических и ценностных ориентаций. Международное признание Геноцида армян: Армянские факторы, а именно фактор угрозы признания геноцида армян и угроза принуждения к территориальным уступкам являются эффективными инструментами для давления на Турцию со стороны ЕС и США на данном этапе и в случае резких геополитических перемен в будущем. Тема Геноцида армян в его внутреннем и внешним обсуждении является также открытым катализатором для дальнейшей девальвации ценностной системы турецкого общества. К этому следует добавить колоссальный размер ресурсов и средств, расходуемых для нейтрализации процесса международного признания Геноцида армян.

Одних только фактов целенаправленного и умышленного уничтожения армянского раннехристанского культурного наследия на территории Турции вполне достаточно для привлечения к суду турецкого государства за нарушения международных обязательств, в частности Лозанского договора. Говоря языком цифр, за период существования на территории Турецкой республики были варварски уничтожены около 5000 раннехристианских памятников - шедевров армянского и греческого христианского наследия.

Нет никаких сомнений в том, что вопрос официального признания Геноцида и компенсаций вскоре появятся в повестке некоторых государств в ответ на непримиримую позицию в вопросе открытия турецко-армянской границы, установление двусторонних отношений с Арменией и других вопросов Развития последних лет внесли серьезные изменения во внешнеполитические приоритеты Турции, особенно - в турецко-американские отношения. Позиция турецких властей в самом начале иракской кампании в Вашингтоне восприняли как серьезный сигнал "выхода" Анкары из орбиты американского влияния. Провал поддерживаемой Вашингтоном турецко-армянской инициативы станет опасным сигналом для США, которые на данном этапе желают приструнить Анкару посредством включения вопроса официального признания Геноцида армян в обсуждение Конгресса США. Сегодня вопрос "кто потерял Турцию" вовсе не является риторическим. Союзники по НАТО вполне осознают, что дальнейшая маргинализация роли генералитета в общественно-политической жизни Турции и вероятность установления гражданского контроля над ней в условиях усиления роли исламистов, приведет к печальным последствиям. Новый постмодернистский переворот типа того, что имел место в 1997 г. когда от власти был отстранен исламистский премьер Неджмедтин Эрбакан, сегодня вряд ли возможен, а если и состоится, то не получит должной поддержки со стороны многих турок, и в глазах турецкой общественности окончательно превратит армию в некий архаичный и давно изживший себя кемалистский инструмент защиты государственных интересов.

То, что Турция всячески оттягивает процесс установления двусторонних отношений с Арменией и выдвигает предусловия - понятно и не противоречит логике и основным приоритетам внешней политики Анкары. Ведь на кону дальнейшая судьба отношений с основным союзником на Кавказе - Азербайджаном. Поэтому турецкие стратеги всячески стремятся добиться уступок и преимуществ для Турции и Азербайджана.

В создавшейся ситуации, в особенности после оглашения вердикта Конституционного суда Армении и последовавшей турецкой реакции, официальный Ереван вполне устраивает соблюдение режима молчания в вопросе установления двусторонних отношений. А именно следует воздержаться от всяких инициатив в виде официальных заявлений и комментариев по этому вопросу и на время "позабыть" о существовании подписанных протоколов. Таким образом, главным мессиджем для Анкары будет то, что установление армяно-турецких отношений и вопрос открытия границы вовсе не являются жизненно важными для Армении, не говоря о том, что не под каким давлением и никакими уговорами уступки на карабахском фронте невозможны. Рано или поздно, исходя из своих же интересов, Турция будет крайне заинтересована в установлении двусторонних отношений и открытии границ. Ожидаемые и прогнозируемые вызовы и угрозы Турции заставят Анкару пойти навстречу Еревану и перестать оглядываться на Баку. Это вопрос стратегической безопасности Турции, более того, в ближайшей перспективе это может стать и частью общего вопроса выживания турецкой государственности.

На данном этапе, вопрос не в том, насколько трудно для Анкары открыть границу с Арменией, а в том, насколько трудно для нее потерять Азербайджан. На западе и в Анкаре понимают, что в случае провала этого процесса, второй такой возможности в ближайшем будущем может и не быть, а если и будет, то перед новым процессом встанут совершенно новые и быть может непреодолимые препятствия и трудности. В создавшейся ситуации единственным эффективным и апробированным инструментом давления на Анкару является угроза принятия резолюций Конгрессом США, а также парламентами других государств. А в случае новых капризов Анкары, вполне вероятно, что процесс международного признания Геноцида армян на этом не остановится и угроза ответственности Турции может принять другой облик - в виде угрозы компенсаций и территориальных уступок. А это случится в том случае, если Анкара ослушается своих старших товарищей по НАТО и продолжит чрезмерно "самостийное" поведение.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.02.17
The Daily Express: «Печально известная победа Красной Армии над нацистами»
NB!
25.02.17
Украинские нацбатальоны захватили Донецкую фильтровальную станцию
NB!
25.02.17
1917: Кто же отступил от Бога – страна или Церковь?
NB!
25.02.17
Варшава вспомнила о роли Германии в создании «Большой Украины»
NB!
25.02.17
Иран закупает в Казахстане 950 тонн уранового концентрата
NB!
25.02.17
Турция—Россия: политика «баланса внутри балансов»
NB!
25.02.17
Омурбек Бабанов: «У нас общая история. Наш дед погиб за наш общий народ»
NB!
25.02.17
«Русские хакеры действуют в сети уже 10 лет под крышей ГРУ»
NB!
25.02.17
На Украине сейчас в моде «бесплатная аренда»: обзор рынка недвижимости
NB!
25.02.17
Климатология — лженаука
NB!
25.02.17
МГИМО имени В.И. Чуркина — это справедливо и важно!
NB!
25.02.17
В американском штате Арканзас возобновлена смертная казнь
NB!
25.02.17
Более 50% американцев высказались за расследования связи между Трампом и РФ
NB!
25.02.17
Активисты устроили провокацию с российскими флагами на выступлении Трампа
NB!
25.02.17
Неуклюжая попытка президента США сохранить лицо
NB!
25.02.17
Премьер Армении ездил в Грузию за альтернативой
NB!
25.02.17
Савченко рассказала о боевом духе и условиях содержания в ДНР пленных ВСУ
NB!
25.02.17
«Я, оказывается, революционер. Что этим хотят сказать?»
NB!
25.02.17
Папа Римский: Третья мировая война может произойти из-за недостатка воды
NB!
25.02.17
Внешняя политика России обретает силовой характер
NB!
25.02.17
Генералы на службе у Трампа: шанс реализма?
NB!
25.02.17
Госдепартамент США начнет проводить брифинги для прессы с 6 марта