Вадим Елфимов: СНВ-3 - Смогут ли США вновь обмануть Россию?

Весь мир, 3 марта 2010, 10:07 — REGNUM  

Недавно состоявшийся прямой телефонный разговор между Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой, в ходе которого они договорились ускорить подготовку к подписанию СНВ-3, свидетельствует, что пока переговорный процесс все еще не завершен, но между лидерами двух ядерных сверхдержав, - и это, конечно, отрадно - сохраняется взаимодействие. Во всяком случае, в том, что касается сокращения стратегических наступательных вооружений. Между тем, о высокой степени готовности проекта договора сообщалось и ранее, и всякий раз эти официальные "утечки" оказывались излишне оптимистичными, а, значит, были своего рода стимуляторами для переговорщиков. Надо признать, чаще таким способом "проталкивания" переговоров пользовалась именно российская сторона: очевидно, достигнутая конфигурация документа устраивает ее больше, нежели американскую. Если соотнести этот вывод с последним заявлением министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова о том, что документ уже полностью согласован военными и теперь передан в руки дипломатов, получается, что СНВ-3 может оказаться действительно равноправным, ибо в большей мере будет учитывать национальные интересы России, чем ушедший в небытие СНВ-2. И, вероятней всего, несговорчивость сейчас проявляют как раз американцы, пытающиеся компенсировать уже в тексте документа те материальные уступки, на которые пошел Пентагон.

Американцы мастера на такие штуки. Достаточно вспомнить, что в тексте СНВ-2 им удалось, казалось бы, простой и ясный принцип взаимных инспекций по проверке выполнения соглашений обернуть с помощью казуистических формулировок к своей почти односторонней выгоде. В результате, как резонно сетовал всего месяц назад спикер Госдумы Борис Грызлов, американские инспекторы буквально днюют и ночуют на российских ядерных объектах, в том же Воткинске, а ответные инспекции на американские площадки стали настоящей проблемой. И это далеко не единичный случай. Наоборот, это, как принято сейчас говорить, тренд. Причем, уже почти сорокалетний.

Еще в ходе подготовки первого советско-американского договора ОСВ-1, где речь шла всего лишь об ограничении, а не о сокращении ракет, разгорелись жаркие баталии между переговорщиками все о тех же инспекциях. Американцы и тогда оберегали свои ядерные объекты как зеницу ока, и не хотели на них никого допускать. В результате, текст ОСВ-1 "обогатился" положением о том, что проверка выполнения двусторонних соглашений будет проводиться "с помощью национальных средств контроля". То есть при помощи космической разведки. Американский аргумент выглядел просто, как апельсин: "Вы все равно не поверите тому, что мы вам по собственной воле покажем, мы вам - тоже. Так зачем же городить сложные процедуры, если они абсолютно бесполезны?". В результате, инспекций на местах вообще не было предусмотрено, зато получила мощный импульс гонка шпионских технологий в космосе. Самое любопытное, будь наземные инспекции сохранены в тексте ОСВ-1, спутники-шпионы все равно стартовали бы на орбиту (надо быть реалистами), просто доверия между США и СССР возникло бы несоизмеримо больше.

Доверие вообще самый дефицитный и дорогой товар в российско-американских отношениях. Дорогой в буквальном смысле слова. Скажем, разработка военного варианта космического корабля "Союз-М" под экипаж космонавтов-разведчиков, в ходе которой не создавалось чего-то сверхнового, все же обошлась советской казне в гигантскую сумму. Но в десятки, если не сотни раз больше раскошелились американцы. Сперва им пришлось ускоренно продвигать свою программу "Шаттл". Маневренные на орбите космические челноки представлялись не только идеальными шпионами, но и диверсантами - знаменитая роботизированная "рука" и большой грузовой отсек, известные сегодня чуть ли не каждому зрителю голливудских блокбастеров, в свое время виделись как грозное оружие, способное чуть ли не похищать советские спутники с орбиты. Во всяком случае, военная нацеленность "шаттлов" была столь очевидна, что так и не позволила окупиться им даже за четверть века активной эксплуатации в "прокрустовом ложе" мирной программы. Короче, перестройка и развал СССР просто не дали "шаттлам" развернуться.

Сталину приписывают крылатое выражение: "Неважно, как проголосуют, важно - как посчитают голоса". Если немного перефразировать данный принцип, он окажется вполне применим к сфере взаимных сокращений ядерных вооружений: "Неважно, на какие сокращения пойдут стороны, важно - как эти сокращения проверять".

В 70-е годы у Советского Союза, столкнувшегося с упорным нежеланием американцев раскрывать секреты своего ядерного "гарема", как мы только что убедились, был все же запасной ход. СССР мог "пойти навстречу" и легко согласиться на предложение США "обойтись" национальными средствами космического контроля. При этом еще неизвестно, кто кого ставил в более затруднительное положение. Нынче же картина кардинально иная. Россия утратила бо́льшую часть своей космической группировки, и если в советские времена территория США находилась под неусыпным "взором" наших спутников-шпионов круглые сутки, то сейчас, в лучшем случае, речь может идти лишь о часах. Конечно, российское руководство уже поставило принципиальную задачу восстановления космической флотилии до необходимых размеров, однако на это потребуются не только деньги, но и время. Следовательно, вопрос наземных инспекций, их полной адекватности и взаимности, обретает принципиальное значение для СНВ-3.

Надеемся, он найдет в тексте достойное решение. И оформление. Русская поговорка "Доверяй, но проверяй" как нельзя лучше описывает условие, при котором СНВ-3 обретет реальный военно-политический смысл. Тот смысл, который давно утратил СНВ-2. Стороны смогут доверять друг другу, а, значит, и исполнять договор, только если смогут реально проверять.

И здесь нужно исходить как из тех реалий, что уже сложились на момент подписания, так и из тех, что еще только возникнут в течение всего срока действия договора.

Впрочем, это касается не только проблемы проверок. Не стоит забывать, что к сокращению ракетно-ядерных потенциалов США и РФ нужно подходить комплексно, т. е. рассматривать его во всей совокупности влияющих факторов. И, в первую очередь, таких, которые следуют назвать "провоцирующими", ибо они могут даже при самом скрупулезном соблюдении и духа, и буквы СНВ-3, все же лишить договор главного преимущества - равного обеспечения безопасности сторон.

Речь, конечно, идет об американской ПРО.

Вадим Елфимов, белорусский политолог

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail