Работник разоблачает Parex банк и его руководство (Латвия)

Рига, 26 февраля 2010, 02:02 — REGNUM  Латвийский интернет-портал Kasjauns.lv публикует статью о том, что бывший сотрудник банка Parex пытался рассказать общественности, какие нарушения творились в этом финансовом учреждении. Приводим текст статьи полностью:

Если верить Джону Кристмасу, бывшему руководителю Группы международных связей Parex banka, наши политики за государственные деньги спасли банк, который долгие годы нарушал один закон за другим. Незаконные займы, ложные годовые отчеты, зарплаты в конвертах - обо всем этом Кристмас сообщает в своем заявлении в Генеральную прокуратуру. Мало того, ищет правду он не в первый раз, однако до этого ему не смогли помочь ни прокуратура, ни Бюро по защите Конституции, ни Банк Латвии, ни даже Федеральное Бюро Расследований США.

Одна из бывших сотрудниц банка говорит: "Джон очень честный человек, потому он и ушел из банка, потому что его моральные принципы не совпадали с тем, что там происходило. Он не мог принять, что так можно относиться к людям. Он был очень правильным. Знаете, как мы его в банке называли - "Божий одуванчик". Кристмас пишет, что он работал в банке с мая 2002 по октябрь 2004 года. В это время он руководил группой по международным связям, чьей "задачей была связь с рейтинговыми агентствами и международными кредиторами с целью добиться максимально большого займа для Parex". "Я был главной контактной персоной Parex с 25 банками, которые в июле 2004 года выдали Parex синдицированный кредит на 117 миллионов евро", - говорит Кристмас. Именно синдицированные кредиты Parex разорили банк и государственный бюджет.

В августе 2004 года Кристмас встретился с Георгием Красовицким, сыном совладельца банка Виктора Красовицкого, и узнал, что Parex banka дал взаймы сумму, превышающую весь капитал банка "предприятию, которое являлось тайной заинтересованной стороной". "Я почувствовал, что моя прямая и моральная обязанность удержать Parex от получения дальнейших займов, я начал распространять информацию о мошенничестве. Вначале я делал это тайно, так как слышал слухи, что Parex может действовать и насильственными методами, в том числе слухи, которые исходили от сотрудников Parex и компании Ernst and Young Baltics".

В августе 2004 года он устно сообщил "список мошеннических сделок" партнеру аудиторской фирмы Ernst and Young Baltics Валтеру Кронбергу. "Я видел, как он записал упомянутый список. Я допускаю, что Кронберг от всего сердца ненавидит Parex, ибо он рассказал мне, что у него есть информация о том, что в 90-х годах Parex стоял за стрельбой по людям в Латвии", -- рассказывает Кристмас. Очень серьезные обвинения... Сейчас, спустя много лет после того разговора, адвокат и администратор по неплатежеспособности Валтер Кронбергс, едва заслышав имя Джона Кристмаса, ответил: "Я это дело комментировать не буду. Все, спасибо!" и положил трубку.

Среди названных Кристмасом преступлений фигурирует и такое банальное, как "зарплаты в конвертах". Он работал в отделе Рынка капиталов и банковских инвестиций, в 2003 и начале 2004 годов в отделе "были праздники бонусов, когда сотрудников по одному приглашали в кабинет Евгения Золотарева". Золотарев - бывший старший вице-президент банка по рынкам капиталов и вопросам инвестиций. После перехода банка в государственный руки у него появился свой бизнес (на самом деле Золотарев ушел из банка гораздо раньше - ИА REGNUM Новости), он руководит фирмой по финансовым услугам Maximus Capital. Каждый год Кристмас видел у Золоторева огромную коробку с конвертами, "из которой он выдавал мне конверт, заполненный стодолларовыми банкнотами. Я видел, как и другие сотрудники моей группы получали подобные же конверты".

Не менее шокирует рассказ Кристмаса и о бизнес-философии банка, спасенного от банкротства на деньги налогоплательщиков. У него было множество встреч со старшим вице-президентом Parex banka по вопросам управления рисками Лигой Пуриней (с конца прошлого года в банке не работает). Кристмас: "Она мне рассказала, что философия Parex состоит в следующем - предприятия, которые дают взятки, хорошие и добьются успеха, а предприятия, которые взяток не дают, плохие и их ждет неудача. Она утверждала, что специалисты Parex выдают коммерческие кредиты предприятиям, которые дают взятки, тем самым финансируя эти взятки". И если все выше написанное ложь, то пусть госпожа Пуриня обращается в суд.

К конце концов, карьера Джона Кристмаса в Parex завершилась в октябре 2004 года, когда он передал "список мошеннических сделок" главным контактным лицам в Moodys Ratings и Fitch Ratings. "Я это сделал, отправив факсы без подписи, но с достаточно определенными указаниями, чтобы их получатели поняли, что эти данные прислал им именно я". В ответ Moodys Ratings повысил рейтинг Parex, а из Fitch Ratings позвонили внутреннему аудитору банка Денису Волошину. Кристмасу отключили компьютер и потребовали написать заявление об увольнении в связи с недостаточным знанием латышского языка.

Опасаясь расправы, он спрятался, одновременно написав и отправив "список мошеннических сделок Parex" генеральному прокурору Янису Майзитису, президенту Банка Латвии Илмару Римшевичу, министру экономики Кришьянису Кариньшу и министру обороны Эйнару Репше. Прокуратура его письмо переслала в Комиссию по рынкам финансов и капитала. Сообщение Кристмаса по электронной почте получили и шесть основных банков, у которых Parex занимал деньги. "ING Bank и KBC Bank ответили благодарностью и, по-моему, перестали давать деньги Parex. Mizuho Corporate Bank прислали сердитый ответ и значительно увеличили займ Parex".

Кристмас был настойчив. В 2006 году он отправил серию электронных писем в Бюро по защите конституции, немецкому финансовому надзорному учреждению BaFin, надзирателям за финансовыми учреждениями Великобритании FSA. На интерес последних Кристмас надеялся, так как Parex зарегистрировал свои долговые обязательства на Лондонской бирже, используя ложную финансовую декларацию. "FSA несколько месяцев исследовала ситуацию и затем прислала мне ответ, что я не первый, кто высказывает сомнения касательно Parex". В ноябре 2006 года Кристмаса пригласили на беседу в бюро FSA в Лондоне. Это был первый раз после того, как он поднял тревогу, когда кто-то захотел его выслушать (письмо Дензила Слейда датировано 30 октября 2006 года).

В конце 2006 года FSA пришел к выводу в серьезности ситуации и сообщил о ней аудиторской компании Ernst and Young Global (в Лондоне) и правительству США. "Однако долговые обязательства Parex не были исключены из котировок Лондонской биржи и банку не были закрыты корреспондентские счета".

В марте 2007 года Кристмас пытался заинтересовать "мошенническими сделками Parex Банк Латвии или БПБК. "Оба эти учреждения отказались иметь со мной дело. Я мог общаться только с помощью посредника, который настолько боялся Parex, что отказался связываться со мной по электронной почте или телефону, только по Skype. По его словам, Parex прослушивает телефоны и следит за перепиской всех и любого, кто критикует Parex, грозит опасность".

Кристмасу опять не повезло. Представители Ernst and Young Global отказался с ним разговаривать и позволили Ernst and Young Baltics вновь дать положительное заключение о ревизии в банке, "уже третье с того момента, как я поднял тревогу". Интересным было заявление Джина Эрбстёссера (Gene Erbstoesser) из Ernst and Young Global: "они не считают, что я лгу по поводу мошеннических следок и что, как минимум, часть из них отвечает действительности. После чего он заявил, что Parex с 2004 по 2007 годы изменился и посоветовал мне просто обо всем забыть".

Несколько месяцев длилась электронная переписка Кристмаса с ФБР. "Так как многие представители посольства США в Латвии в течение этого года высказывали мне свои опасения касательно Parex, я надеюсь, что правительство США будет очень заинтересовано найти бывшего сотрудника банка, который готов открыто говорить о преступлениях в Parex". В октябре 2007 года Кристмаса пригласили в посольство США в Лондоне и целый день он провел за беседой с ФБР и представителями правоохранительного департамента США в "формате дачи показаний". Никаких последствий эта встреча не имела и ФБР с Кристмасом больше не связывалось.

Даже сотрудничество с обществом за открытость Delna не сложилось. Борцы с коррупцией отказались публиковать "мошеннические следки Parex и угрозы". "Delna отказалась. В 2007 году они начали получать пожертвования от Parex, и я не знаю, было ли это совпадением". Кроме того, позже бывший председатель правления Delna стал руководителем мюнхенского филиала Parex banka - настоящая теория заговора.

Роберт Путнис в телефонной беседе из Мюнхена подтвердил kasjauns.lv, что три года назад к нему действительно обращался Джон Кристмас. Однако лично они не встречались ни разу, только переписывались по электронной почте. "Задал ему более конкретные вопросы", - вспоминает Путнис. Переписка оборвалась, Кристмас пропал и больше не давал о себе знать. "Что сделало меня особо осторожным, в 2007 году он пожертвовал Delna довольно внушительную сумму - 1000 латов. Если пожертвователь просит у Delna что-то сделать, это делает меня особенно осторожным", - рассказывает Путнис.

Также Кристмас рассказал, что обращался в самые разные учреждения, начиная с ФБР и заканчивая нашей Генпрокуратурой, но везде ему отказали. Путнису показались подозрительными обвинения прокуратуры в вымогательстве денег у банка и недоверие Кристмаса к генпрокурору Майзитису. "Ко мне дважды в неделю обращаются люди, которые рассказывают о хранилищах лазерного и атомного оружия в Латвии", - продолжает Путнис. "Delna не проводит даже расследования, только обращается в БПБК или прокуратуру, но чтобы это сделать, утверждений Кристмаса было мало. Кроме того, он не хотел, чтобы в дело вмешивалась Генеральная прокуратура".

Однако странными кажутся два факта - позже Parex banka пожертвовал Delna 2811 латов в 2007 году и 2500 латов 2008 году на образование школьной молодежи и дал работу самому Путнису в мюнхенском филиале банка. Сам Путнис уверяет, что Parex никоим образом не повлиял на неудавшееся сотрудничество Delna с разоблачителем банка. При этом он и не отрицает, что при поиске работы в его глазах позитивную роль сыграло пожертвование Parex, ибо почти во всех остальных случаях другие предприятия от Delna отворачиваются.

Скорее всего, именно благодаря своей славе борца с коррупцией, пять месяцев после ухода из Delna Путнис не мог найти работу и даже в конкурсе на место руководителя филиала банка в Мюнхене оказался вторым. "Но победитель в конце концов отказался от работы, так как его не устроила зарплата и должность получил я", - говорит Путнис. Когда государство переняло банк и у его руля встал бывший шеф Lattelecom Нил Мелнгайлис, Путнис работу потерял, после чего подал в суд на компанию. И ничего, что Мелнгайлис был одним из крупнейших пожертвователей Delna. Между прочим, Кристмас тоже не потерял свою веру в эту организацию, хоть и пожертвовав ей в 2008 году 702 лата.

С тех пор, как Parex переняло государство, никаких существенных изменений не произошло. Кристмас: "Основной деятельностью Parex до сих пор является помощь людям, в основном русским (имеются в виду жители России - kasjauns.lv) избежать уплаты налогов (..) Я предлагал информацию о мошенничестве ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития, совладелец Parex - kasjauns.lv) и новому президенту банка, но они отказались меня слушать".

В заключение Кристмас пишет: "Надеюсь, что правда о Parex будет открыта как можно скорее. Лучшим методом стала бы ликвидация активов под надзором некоррумпированных учреждений Европы и Америки, чтобы убедиться в истинной стоимости активов и определении объемов займов, которые могут считаться разбазариванием средств или коррумпированными выплатами. Я думаю, что ценность активов будет меньше пассивов. Убытки понесут вкладчики оффшоров, а не латвийские налогоплательщики. Латвийскую политическую элиту это может напугать, так как сами они рискуют оказаться в тюрьме. Однако данное решение является самым лучшим для латвийского народа".

Портал kasjauns.lv ждет ответов от президента Банка Латвии Илмара Римшевича и министра финансов Эйнара Репше по поводу обвинений, выдвинутых Джоном Кристмасом. Депутат Сейма, бывший министр экономики Артур Кришьянис Кариньш не помнит сообщения Кристмаса. Что скажут остальные? Кто прав? Если Кристмас, то почему политики и надзирающие за банком органы не начали действовать еще тогда?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.