Политолог: откуда на латвийских машинах российские флаги

Рига, 22 февраля 2010, 12:11 — REGNUM  

Латвийская русскоязычная газета "Телеграф" публикует интервью с деканом факультета социальных наук Латвийского Университета Юрисом Розенвалдсом. Приводим его текст полностью:

С каким настроением вы празднуете десятилетие факультета? Почему-то кажется, что на нынешнем рынке труда политологи, журналисты и социологи вряд ли в почете...

Мы пока не видим каких-то проблем с трудоустройством для наших выпускников. Скорее наоборот: сейчас сложнее найти работу тем же инженерам или строителям. На государственном уровне у нас, к сожалению, сложилось очень упрощенное представление о полезности отдельных специальностей. Считается, что обществу всегда нужны люди, которые умеют строить, но мало кто понимает, зачем нужны те же политологи, хотя именно представители социальных наук участвуют в формировании общественного мнения, выражении критики, гражданской позиции. И мне, наоборот, очень приятно, что число желающих поступить к нам по-прежнему очень велико. За 10 лет из относительно небольшого отделения у нас тогда было 750 студентов мы превратились в крупный факультет, где обучаются 1700 человек. В 2004 году нам удалось основать Институт социально-политических исследователей. Под его эгидой вышла целая серия научных публикаций, включая три издания Доклада о народном развитии.

А сами студенты, на ваш взгляд, изменились?

Многие вещи, которые были очень значимы для предыдущих потоков, например, та же проблематика межнациональных отношений, в восприятии нынешних абитуриентов стоят на второстепенных местах. Другая тенденция - политическая активность студентов. Точнее, так: многие люди, которые сегодня задействованы в политических партиях, при этом еще и учатся у нас. Конечно, мы пытаемся разделять политические предпочтения и образовательный процесс. Если у нас учится Райвис Дзинтарс (сопредседатель крайне националистической партии Visu Latvijai! - ИА REGNUM Новости) это не означает, что я солидарен с его взглядами. Но когда мы встречаемся в аудитории, мне важно, чтобы он научился анализировать политические процессы.

То есть можно ожидать, что через какое-то время вместо сегодняшних депутатов-спортсменов и премьеров-агрономов появится поколение профессиональных политиков?

"Профессиональный политик" понятие довольно условное. Связь между карьерой и образованием, конечно, есть. Мировая практика показывает, что для успешной политической деятельности наиболее полезны экономические и политологические знания. Мы не пытаемся учить наших студентов, как работать в политике. Но, безусловно, знания об этих процессах открывают перед ними более широкие возможности.

В Докладе о народном развитии, изданном недавно вашим институтом, выявляется взаимосвязь между низким качеством политики правящей элиты и многолетним нежеланием допускать ко власти русскоязычные партии.

Мое личное мнение: недостаточная конкуренция в рамках правящей элиты действительно привела к серьезным политическим и экономическим проблемам. К сожалению, тот элемент межнационального консенсуса, который был достигнут в период Народного фронта, не получил дальнейшего продолжения. Хотя, как мы помним, опрос 1991 года показывал, что общество было ориентировано на взаимопонимание.

А сейчас вы видите возможность для сближения двух общин, в том числе на уровне политической власти?

Настроения общества проявляется в изменениях политического ландшафта. Успех "Центра согласия" на последних муниципальных выборах - прямое свидетельство, что русскоязычные избиратели охладевают к таким радикальным объединениям, как ЗаПЧЕЛ. Латышский же избиратель начинает осознавать, что социально-экономические трудности в большой степени все-таки сближают. Есть, к сожалению, и обратный процесс: высокие рейтинги "ЦС" заставляют латышские партии все чаще разыгрывать национальную карту. Тот же блок "Единство" пока не предложил каких-то новых экономических идей, но активно призывает противостоять русскоязычным и олигархам.

И что в итоге окажется сильнее - спрос общества или политические амбиции?

Многое будет зависеть от поведения "Единства" и политики "Центра согласия" в Риге. Некоторые вещи здесь вызывают недоумение. "ЦС", будучи долгое время в оппозиции, много говорил о необходимости создания новой модели политических отношений. Однако получив власть, он стал полностью копировать манеру поведения своих оппонентов. Руководство всеми комитетами Рижской думы осталось в руках коалиции. Предложения оппозиции игнорируют. Это опасный симптом. В Германии, в бундестаге, например, существует ясно определенный порядок распределения руководящих постов в парламентских комиссиях между правящими и оппозицией, и таким образом делится ответственность.

Значит ли это, что с учетом всех противоречий шансы "ЦС" попасть в правительство после выборов невелики?

Не думаю. Наличие у "ЦС" возможности войти в правящую коалицию - это один из главных факторов, который дисциплинирует Народную партию. Они очень не хотят падения правительства Домбровскиса, потому что знают о существовании альтернативы. Да и в глазах латышского избирателя "Центр согласия" сегодня не такой страшный зверь, как несколько лет назад.

Вы допускаете, что в Латвии когда-то появится партия, которую захотят поддерживать и русскоязычные, и латыши?

Тут есть два аспекта. С одной стороны готовность русскоязычного общества к таким переменам. Не секрет, что даже когда в списках "ЦС" появляются латышские фамилии, избиратели их зачастую вычеркивают. Латышские партии, в свою очередь, тоже до сих пор не проявляли особого интереса к русскоязычной аудитории. Другой момент - значительная часть русскоязычного населения Латвии в своем политическом поведении по-прежнему руководствуется обидами прошлого. Даже молодые люди, которые имеют гражданство и знают язык, все равно испытывают обиду за своих родителей.

Как это стыкуется с вашими словами о национально толерантной молодежи?

Я говорил о наших студентах, которые преимущественно латыши. Для них действительно этнические различия не так важны: они выросли в среде, где ведущая роль латышского языка в обществе обеспечена на государственном уровне. Они не чувствовали страха или дискомфорта, как, может быть, их родители в советские годы.

Если вернуться к политическому сближению двух национальных групп - думаю, необходимость в этом есть. Наше общество уже готово воспринимать идеи, которые объединяют. Что это может быть? Призыв сделать Латвию экономически развитой страной, готовность успешно конкурировать с балтийскими соседями и т.д. Эта идея по определению не должна быть чисто этнической. Подобное политическое предложение создать будет нелегко, но та партия, которая сумеет это сделать, получит широкую поддержку.

И все-таки, возвращаясь к реалиям, кажется, что сейчас градус межэтнических разногласий довольно высок. Взять хотя бы прецедент с появлением в интернете "списка автооккупантов".

Это, конечно, тревожный сигнал. Во-первых, настораживает сам по себе факт утечки персональных данных: доступ к ним, как мы видим, не защищен должным образом. Но есть и второй очень важный вопрос: почему люди, которые живут в Латвии, хотят "помечать" свои машины флагами других стран? Они чувствуют себя здесь чужими? Они не идентифицируют себя с тем государством, где живут? Я однажды видел "мерседес", на котором была табличка с аббревиатурой СССР. Управлял машиной молодой человек с типажом нового русского, видимо, наивно полагавший, что в советские годы у него тоже был бы такой автомобиль. Я не пытаюсь сейчас кого-то осуждать. Но это, безусловно, тема, требующая серьезного анализа.

А вас не удивило полное отсутствие реакции со стороны официальных властей? Как будто даже боятся говорить о произошедшем...

Такое ощущение есть. Но это неправильно. Нужно пытаться понять, почему так происходит и что требуется, чтобы живущие в Латвии русскоязычные все-таки чувствовали свою связь с этой страной. С точки зрения долговременного развития Латвии этот вопрос принципиальный.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.