Новое дыхание ПРО: Вашингтон и Тегеран в роли спарринг-партнеров

Тегеран, 10 февраля 2010, 18:01 — REGNUM  

Глава МИД Турции Ахмед Давутоглу находится с визитом в Казахстане. Этот визит можно воспринимать в роли своеобразной лакмусовой бумажки в оценке хода событий на Ближнем Востоке только потому, что первоначально глава турецкого МИДа готовился экстренным образом посетить Тегеран. Там он собирался провести переговоры с президентом Ахмадинежадом и главой МИД Моттаки. Дело было в том, что после заявления президента Ирана о начале строительства в этом году 10 предназначенных для обогащения урана новых центров, в регионе вновь запахло войной. При этом Турция так или иначе могла бы быть вовлечена в эти события, ведь еще в октябре 2009 года премьер-министр этой страны Реджеп Тайип Эрдоган раскритиковал Запад за давление на Тегеран и назвал обвинения против него в попытках создать ядерное оружие "болтовней". Теперь решено, что Ахмед Давутоглу посетит Тегеран после Астаны. Спешить ему некуда. Поначалу казалось, что заявления иранского руководства настолько спровоцировали западные страны на решительные действия, что готовящиеся новые санкции ООН против Ирана - только первый шаг, за которым быстро последуют "решительные действия". Теперь выясняется, что, например, глава Пентагона Роберт Гейтс, который вместе с представителями союзных государств работает над пакетом санкций, не спешит действовать: мол, есть еще время до конца нынешнего месяца, пока председателем Совбеза ООН является Франция. При этом Роберт Гейтс даже обиделся на то, что Тегеран оставил без ответа усилия президента Обамы по установлению диалога об иранской ядерной программе.

Это не совсем так. По многим признакам секретные контакты между Ираном и США все же существуют, поскольку стороны сохранили "каналы связи", установленные при пытках провести иракское урегулирование. Поэтому неслучайно на вопрос о возможной воздушной атаке со США или Израиля по ядерным объектам Ирана, Гейтс ответил предложением сосредоточить главное внимание на имеющемся шансе использовать дипломатические средства урегулирования проблемы: "Разрешение вопроса неконфликтным способом лежит в интересах всех. Ключевой момент - убедить иранское правительство в том, что не наличие ядерного оружия, а, напротив, его отсутствие, отвечает их долгосрочным интересам. Я надеюсь, работа в этом направлении наряду с энергичными усилиями международного сообщества позволит решить этот вопрос через экономические и дипломатические каналы".

Любопытно, что Гейтса решил поддержать и его французский коллега Эрве Морен, отмечая при этом, что настало время обсудить введение против Ирана новых экономических санкций. Однако, если учесть то, что Китай - член "шестерки"- может не только не поддержать санкции, но и наложить вето на резолюцию в СБ ООН, начинает складываться совершено иная ситуация. С другой стороны, надо иметь в виду и загадочное заявление секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева: "Иран утверждает, что он не стремится к тому, чтобы иметь ядерное оружие. Но действия, которые он совершает, вызывают сомнения у других стран. И сомнения эти достаточно обоснованны. Мы за то, чтобы урегулирование шло дипломатическими методами, но, к сожалению, это пока не получается ни у нас, ни у международного сообщества". Более того, секретарь Совбеза РФ не исключил вероятности военного решения этой проблемы.

Что это могло бы значить? Ведь буквально на днях в МИД России заявляли, что Иран в настоящее время не обладает необходимыми технологиями для того, чтобы обогатить этот радиоактивный материал до требуемого 20-процентного уровня. Выходит, что Ирану удалось все же раскачать лодку "шестерки" международных посредников. Тегеран также дал понять, что предложение "шестерки" передать на дообогащение свой уран до требуемых 20% в Россию, а после этого во Францию, для него приемлемо, но уже не принципиально. Более того, Иран официально проинформировал МАГАТЭ о начале работы по дообогащению урана на предприятии в Натанзе, и обеспечил доступ к объекту международных наблюдателей.

Одним словом всеми ведется "тонкая игра" с широким использованием приемов блефа. К примеру, Китай, который перестает шагать в ногу с "шестеркой", вряд ли, как и Россия, заинтересован в превращении Ирана в ядерную державу. Но у него свой сценарий действий и своя оценка ситуации. Что касается Москвы, то, судя по всему, она отходит от ранее декларированной позиции, что Иран не имеет военной ядерной программы. Это означает, Россия не будет отклоняться от договоренностей, достигнутых на сентябрьской встрече в Нью-Йорке президентов РФ и США Дмитрия Медведева и Барака Обамы: то есть не будет блокировать санкции против Ирана. Но и за военное решение иранской проблемы Москва ратовать, конечно, не будет.

Тем не менее, складывается по-своему парадоксальная ситуация. После заявления Николая Патрушева у России обнулился арсенал аргументации, направленной против американских планов по корректировке планов по ПРО. Если окажется, что американская ПРО в Европе имеет все же антироссийскую направленность, то придется сделать первый вывод: Вашингтон и Тегеран выступают в качестве геополитических спарринг-партнеров. Второй вывод: одна из серьезных региональных держав - Турция - оказывается в единой связке с Китаем. Третий вывод: при таком ходе событий вряд ли стоит ожидать военных действий со стороны Соединенных Штатов и даже Израиля против Ирана. И, наконец, последний вывод: нынешние попытки Тегерана форсировать процесс обогащения урана имеют в основном задачу привести к - структурному в мире, и позиционному в регионе - изменению соотношения сил. "Шестерка" практически уже развалена. Дело теперь за изменением соотношения сил на Ближнем Востоке. Поэтому преференцию, которая может быть предложена Ирану в обмен на отказ от обогащения урана до уровня 80%, когда речь идет о создании ядерного оружия, следует искать в контексте смягчения его отношений с Соединенными Штатами Америки, с Западом. Это - не так фантастично, как представляется сейчас многим политологам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.