Этот день в истории: 1316 год. 10 февраля в сражении у Торжка князь Михаил Ярославич разбил новгородское войско

, 10 февраля 2010, 13:24 — REGNUM  

Икона Чудо Георгия о Змие с житием. Новгород, 14 век. Фрагмент

1316 год. 10 февраля в сражении у Торжка князь Михаил Ярославич разбил новгородское войско.

Икона Чудо Георгия о Змие с житием. Новгород, 14 век. Фрагмент

Святой князь Михаил Тверской. Икона 17 века

«Взяв с Новогородцев 1500 гривен серебра, Михаил возвратил им своих Наместников и, поехав в Орду, жил там целые два года. Столь долговременное отсутствие, без сомнения невольное, имело вредные следствия для него и для России. Шведы [в 1314 г.] сожгли Ладогу: Корелы, впустив их в Кексгольм, умертвили там многих Россиян. Хотя Новогородцы отмстили тем и другим, под начальством Михаилова Наместника выгнали Шведов и казнили изменников Корельских, но винили Михаила, что он, пресмыкаясь в Орде у ног Хановых, забывает отечество. Георгий Московский не замедлил воспользоваться сим расположением: родственник его, Князь Феодор Ржевский, приехал в Новгород, взял под стражу Наместников Михаиловых и так обольстил легкомысленных граждан, что они, признав Георгия своим Начальником, объявили даже войну Великому Князю. Едва не дошло до битвы: на одном берегу Волги стояли Новогородцы, на другом сын Михаилов, Димитрий, с верною Тверскою ратию. К счастию, осенние морозы, покрыв реку тонким льдом, удалили кровопролитие, и Новогородцы согласились на мир; а Князь Московский, обещая им благоденствие и вольность, сел на престоле Святой Софии.

Скоро позвали Георгия к Хану дать ответ на справедливые жалобы Михаиловы. Он поручил Новгород брату своему Афанасию и, взяв с собою богатые дары, надеялся быть правым в таком судилище, где председательствовало алчное корыстолюбие. Но Михаил уже нес обнаженный меч и грамоту Узбекову. Сильные полки Моголов окружили его и вступили в Россию с Воеводою Тайтемером. Сия грозная весть поколебала, однако ж не смирила Новогородцев. Исчисляя в мыслях все одержанные ими победы со времен Рюрика до настоящего и вспомнив, что сам Михаил великодушною решимостию спас Тверь от нашествия Моголов, они вооружились и ждали неприятеля близ Торжка. Прошло шесть недель. Наконец явилась сильная рать Михаилова, Владимирская, Тверская и Могольская. Переговоров не было: [10 февраля 1316 г.] вступили в бой, жестокий, хотя и неравный. Никогда Новогородцы не изъявляли более мужества; чиновники и Бояре находились впереди; купцы сражались как Герои. Множество их легло на месте; остаток заключился в Торжке, и Михаил, как победитель, велел объявить, чтобы Новогородцы выдали ему Князей Афанасия и Феодора Ржевского, если хотят мира. Слабые числом, обагренные кровию, своею и чуждою, они единодушно ответствовали: "Умрем за Святую Софию и за Афанасия; честь всего дороже". Михаил требовал по крайней мере одного Феодора Ржевского: многие и того не хотели; наконец уступили необходимости и еще обязались заплатить Великому Князю знатное количество серебра. Некоторые из Бояр Новогородских вместе с Князем Афанасием остались аманатами в руках победителя; другие отдали ему все, что имели: коней, оружие, деньги. Написали следующую грамоту: "Великий Князь Михаил условился с Владыкою и с Новымгородом не воспоминать прошедшего. Что с обеих сторон захвачено в междоусобие, того не отыскивать. Пленники свободны без окупа. Прежняя Тверская Феоктистова грамота должна иметь всю силу свою. Новгород платит Князю в разные сроки от второй недели Великого Поста до Вербной, 12000 гривен серебра, зачитая в сей платеж взятое в Торжке у Бояр Новогородских имение. Князь, приняв сполна вышеозначенную сумму, должен освободить аманатов, изрезать сию грамоту и править нами согласно с древним уставом".

Сей мир, вынужденный крайностию, не мог быть истинным, и Великий Князь, сведав, что послы Новогородские тайно едут в Орду с жалобою на него, велел переловить их; отозвал Наместников Княжеских из Новагорода и пошел туда с войском. Новогородцы укрепили столицу, призвали жителей Пскова, Ладоги, Русы, Корелов, Ижерцев, Вожан и ревностно готовились к битве, одушевленные любовию к вольности и ненавистию к Великому Князю. Он имел еще друзей между ими, но робких, безмолвных: ибо народ свирепо вопил на Вече и грозил им казнию; свергнул одного Боярина с моста за мнимую измену, а другого, совершенно невинного, умертвил по доносу раба, что господин его в переписке с Михаилом. - Такое ужасное остервенение и многочисленность собранных в Новегороде ратников изумили Великого Князя: он стоял несколько времени близ города, решился отступить и вздумал, к несчастию, идти назад ближайшею дорогою, сквозь леса дремучие. Там войско его между озерами и болотами тщетно искало пути удобного. Кони, люди падали мертвые от усталости и голода; воины сдирали кожу с щитов своих, чтобы питаться ею. Надлежало бросить или сжечь обозы. Князь вышел наконец из сих мрачных пустынь с одною пехотою, изнуренною и почти безоружною».

Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. Глава 7. М.: Эксмо, 2006. С.316-317

История в лицах

Тверской летописный свод:  

А в то время приидоша новгородцы в Торжекъ на великого князя Михаила, в по мощь князю Юрыо и стояще 6 недель в Торжку, ссылаючися со княземъ Юрьемъ, укладаючи срокъ как поити ко Твери: Юрью князю от Волока, а новгородцы от Торжку. Изыдоша новгородцы из Торжку, начата воевати по рубежу, а великии князь Михаило не дождався сроку их поиде проти ву имъ и бысть им бои под Торжком, не мало и убиша новгородцев 200 человекъ и начата ссылатися к великому князю с челобитьемъ и, вземъ миръ, поидоша в Новгород; а Юрьи князь с Татары и со всею Суздальскою силою почаша воевати Тверскую волость, села пожгоша и святыя люди в полонъ поведоша и приидоша близ града за 15 верстъ и стояще на месте том 5 недель, а всего мотчания во Тверскои земли 3 месяца.

Цитируется по: О тверском летописном материале в рукописях XVII века // Археографический ежегодник за 1957 г. М., 1958

Мир в это время

В 1316 году в Литве к власти приходит князь Гедимин, основатель династии Гедиминовичей

Великий князь Литовский Гедимин. Александр Гваньини. 1578 год

«Гедимин или Гедымин — великий князь литовский, сын Лютувера или Литавора, брат Витена. По одним источникам, он считался сыном, по другим — конюхом Витена, в заговоре с женой последнего убившим его и овладевшим его троном; при этом русские источники ставили Витена в родословную связь с домом смоленских или полоцких князей. Лишь недавно вновь открытые документы дали возможность установить точную генеалогию Гедимина. Подобно брату своему Витену, которому он наследовал в 1316 г., Гедимин, соединяя под своей властью не только собственно литовские, но и многие русские земли, в значительной степени опирался на русский элемент; в сношениях с иноземными государствами он принимал титул короля Литвы и Руси, назначал русских людей в посольства; русским был и наиболее видный сподвижник его — Давид, староста гродненский. Из русских земель под властью Гедимина находились: Черная Русь, присоединенная литовцами еще в начале XIII в.; земля Полоцкая, присоединенная при Миндовге и при Гедимине управлявшаяся братом его, Воином; княжества Минское, Пинское и Туровское, попавшие под власть Литвы, вероятно, в конце XIII или начале XIV в., и княжество Витебское. Рассказ о походе Гедимина в 1320-21 г. на Волынь и Киев и завоевании этих областей, относится, как доказал профессор Антонович, к области исторических легенд и возник уже в XVI в. Гедимин старался распространить свое влияние и на другие соседние русские земли, главным образом — Псков и Новгород. Он помогал псковичам в их борьбе с Ливонским орденом, поддерживал в Пскове против Ивана Калиты и позднее укрывал в своих владениях князя Александра Михайловича, стоял на стороне псковичей в их стремлении достигнуть полной независимости от Новгорода в церковном отношении. С новгородцев Гедимин, захватив однажды новгородского владыку и бояр, взял обещание дать кормление сыну его Наримунту, а обещание это было исполнено в 1333 г., когда Новгород, теснимый Иваном Калитой, дал Наримунту в отчину Ладогу, Ореховец, Корельскую землю и половину Копорья. Впрочем, Наримунт жил больше в Литве, а в 1338 г., когда он не только не явился на зов Новгорода защищать его против шведов, но и отозвал своего сына Александра, всякие связи его с новгородцами порвались. Так, уже при Гедимине намечались основы той политики великих князей литовских по отношению к русским землям, которая впоследствии приводила их к столкновениям с князьями московскими; в данное время, однако, непосредственные сношения обоих государств носили еще мирный характер и в 1333 г. Симеон Иванович даже женился на дочери Гедимина, Айгусте, в крещении Анастасии. Внимание Гедимина сосредоточивалось в особенности на борьбе с теснившим литовцев Ливонским орденом. В 1325 г. он принял предложение союза со стороны польского короля Владислава Локотка, выдал за его сына и наследника, Казимира, свою дочь Альдону, в крещении Анну, и предпринял совместно с поляками ряд удачных походов на крестоносцев, причем особенно сильное поражение последние потерпели в битве под Пловцами в 1331 г. Вместе с тем Гедимин вмешался и во внутренние дела Ливонии, где в это время шла междоусобная война между архиепископом Рижским и городом Ригой, с одной стороны, и орденом, с другой; принял сторону первых против ордена и успел значительно ослабить крестоносцев, так что в последние годы его жизни они уже не совершали больших походов на Литву. Гедимину приписывается построение городов Трок и Вильны. Оставаясь сам до конца жизни язычником, Гедимин отличался веротерпимостью: жители подвластных ему русских областей свободно исповедовали православную веру, и он не препятствовал литовцам принимать ее; в Вильне существовали два католических монастыря, а третий находился в Новгороде. Полоцкий архиерей, управлявший православной церковью в пределах владений Гедимина, принимал участие в поместных соборах русского духовенства, и сын Гедимина, Глеб-Наримунт, принял православие при жизни отца. Гедимин † в 1340 или 1341 г., убитый при осаде одной из крепостей крестоносцев выстрелом из огнестрельного оружия, только что входившего в употребление. После него осталось 7 сыновей, разделивших его владения на уделы».

Цитируется по: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Спб: Издательское общество Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон. 1890-1907 гг.

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.