Ризван Гусейнов: Азербайджан предложил прикаспийским странам проект против Запада

Баку, 8 февраля 2010, 10:47 — REGNUM  

Возможно, одной из причин похолодания отношений между Западом и Азербайджаном, является то, что сегодня основная часть энергетических проектов по Контракту Века фактически уже завершена.

За прошедшие 16 лет взаимовыгодного сотрудничества Запад с лихвой окупил инвестиции, вложенные в нефтегазовый и энерготранзитный секторы Азербайджана. Отметим, что в основном эти проекты были в нефтяной сфере: по разведке, добыче и транзиту нефтепродуктов на мировые рынки. Учитывая сложное экономическое положение Азербайджана, восстановившего независимость после распада СССР в начале 1990-х годов, и то, что нефтяные контракты более просты, в отличие от газовых, Запад и Азербайджан тогда смогли быстро найти формулу взаимовыгодного сотрудничества. В результате этого сотрудничества бакинская нефть и прибыли от нее потекли на Запад, а так же позволили послевоенному (Карабахский конфликт) Азербайджану, быстро восстановиться и стремительно развиваться.

Ныне Азербайджан уже не та полуразрушенная, объятая войной страна начала 1990-х, и сегодня официальный Баку, как говорится, "сто раз отмерит" прежде чем принять предлагаемые проекты. Тем более, что сегодня у Азербайджана есть возможности финансировать не только крупномасштабные проекты в стране, но и инвестировать в экономику других государств. Почему же тогда сегодня застопорились некоторые перспективные газовые проекты, предлагаемые Западом Азербайджану в рамках поставок газа в Европу? О проекте NABUCCO столько сказано, написано и снято, что если бы суммировать все усилия и затраты на это, то можно было наверное наполовину профинансировать этот газовый проект.

Дело в том, что капризность "голубого топлива", которое намного сложнее добывать, хранить и самое главное - поставлять на мировые рынки, - одна из причин, по которой в течение нескольких уже лет не может начаться реализация NABUCCO. Газовые контракты требуют очень высокого уровня доверия между поставщиками, транзитерами и потребителями, нежели это обеспечено между странами, заинтересованными в реализации NABUCCO. Азербайджан четко дал понять, что не намерен вкладываться в NABUCCO, пока не выяснится, кто будет финансировать его строительство и кто станет гарантом того, что страны-транзитеры договорятся между собой о цене на газ и будут выполнять условия договоренностей. Ни США, ни Европа не смогли или не пожелали разрешить вышеприведенные проблемы, что естественно и уменьшило шансы реализации NABUCCO, хотя и без этого проекта Азербайджан поставляет через Грузию и Турцию газ в ряд стран Европы. И такая схема более жизнеспособна, чем создание цепочки транзитеров из семи и более стран, что предполагается в рамках NABUCCO.

Другая причина, тормозящая NABUCCO, - в том, что с подачи Запада Турция выдвинула инициативу нормализации отношений с Арменией в обход интересов Азербайджана по Карабахскому вопросу. Официальный Баку приложил немало усилий, чтобы сохранить статус-кво в регионе и убедить Турцию не идти на открытие границ с Арменией без подвижек в урегулировании Карабахского конфликта. В Азербайджане не понимают, с какой стати ему участвовать в проекте NABUCCO, когда Запад хочет разрушить хрупкую геополитическую ситуацию на Южном Кавказе. Стоит отметить, что и в Кремле без особого воодушевления восприняли инициированный Западом армяно-турецкий диалог. Так же и в другом соседнем государстве - Иране - не выказали особой поддержки попыткам официальной Анкары через "армянскую карту" укрепиться в регионе Южного Кавказа. В итоге армяно-турецкие протоколы начали пробуксовывать, тем более, что Запад, в первую очередь, США так и не показали, какие дальнейшие шаги будут предпринимать в инициированном ими же процессе.

Можно прогнозировать, что США попытаются усилить давление на Турцию методом продвижения вопроса "геноцида" армян в американском Конгрессе. Но и этот рычаг давления на Анкару имеет ограниченный ресурс, поскольку на другой чаше весов стоят американские интересы на Ближнем Востоке и Афганистане, которые без турецкой поддержки обеспечить будет весьма сложно. Не секрет, что ради Кавказской политики США не намерены усложнять свое положение на Ближнем Востоке и Афганистане, где немало зависит от позиции не только Турции, но и России. Нет смысла для Белого Дома усложнять ради Южного Кавказа свои отношения с Россией, Турцией и Ираном. Тогда ради чего был поднят Западом весь этот шум вокруг турецкой платформы стабильности и безопасности на Кавказе и армяно-турецких протоколов? Ведь фактически заранее было ясно, что в нынешней ситуации США не смогут перетянуть регион Южного Кавказа у России, Ирана, а так же повлиять на позицию Азербайджана как главного производителя и транзитера в регионе. По всей видимости, все это в Белом Доме понимали, так же как и, то, что еще долго США будет не до кавказской политики.

Но видимо в Вашингтоне решили, что есть смысл разбавить российско-иранскую гегемонию на Южном Кавказе усилением турецкого присутствия и влияния на региональные процессы. Штаты понимают, что в ближайшие годы им придется уступить свои некоторые позиции на Кавказе, но усиливая тут своего союзника по НАТО Турцию, в Белом Доме надеются, что через нее смогут влиять на региональные процессы и "разбавить" возможную гегемонию российско-иранского тандема. Пока что другого более четкого плана у США относительно Южного Кавказа, видимо, и нет.

Пока США ищут способы сохранения своего влияния на Южный Кавказ, в марте-апреле 2010 года в Баку пройдет пятисторонняя встреча экспертов, силовиков и дипломатов (Азербайджан, Россия, Казахстан, Туркменистан и Иран), с целью обсуждения подготовки инициированного азербайджанской стороной совместного документа - соглашения по сотрудничеству в области безопасности на Каспии. Фактически эта инициатива похожа на турецкую "платформу стабильности и безопасности", но уже без самой Турции. Замминистра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов назвал обсуждение этого документа "серьезным вкладом в подготовку и проведение предстоящего в Баку очередного саммита глав прикаспийских государств по согласованию правового статуса Каспия". Как сказал Халафов, в формате согласования нового проекта, который инициировал Азербайджан, по обеспечению безопасности на Каспии будут задействованы структуры МВД и погранвойск каспийских стран.

Другим интересным сигналом, поступившим недавно из Баку, стала информация о подготовке открытия посольства Палестины. Об этом еще в октябре прошлого года в рамках своего визита в Азербайджан заявил министр иностранных дел Палестины Рияд Аль-Малики. Тогда на совместном брифинге глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров сказал своему палестинскому коллеге: "Азербайджан поддерживает усилия братского палестинского народа по достижению мира и стабильности и созданию независимого суверенного Палестинского государства со столицей в Иерусалиме". При этом Азербайджан выразил готовность обучать палестинских студентов в своих ВУЗах и сотрудничать с Палестиной в различных областях. Отметим, что ранее в Нью-Йорке на встрече глав МИД стран Организации Исламской Конференции (ОИК), Э.Мамедъяров отметил, что "ситуация в Палестине и вопрос с Иерусалимом сохраняют свою актуальность для мусульманского сообщества и требуют от членов ОИК выступления с единой позицией на международной арене" по этим вопросам.

Несомненно, что активизация Азербайджана на палестинском направлении может быть позитивно расценена в Москве, Тегеране и Анкаре, но вызвала уже обеспокоенность в Тель-Авиве. Отметим, что 8-11 февраля в Баку с четырехдневным официальным визитом прибывает министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман, который возглавит представительную делегацию своей страны. За 18-тилетнюю историю дипломатических отношений между Азербайджаном и Израилем глава израильского МИД впервые посещает Баку. По всей видимости, в Баку пройдут широкие обсуждения по нынешнему состоянию азербайджано-израильских отношений. Из дипломатических источников Израиля стало известно, что Либерман везет с собой пакет предложений по расширению сотрудничества, в частности, в военно-промышленной сфере, что позволит заинтересовать Азербайджан в углублении двустороннего сотрудничества. Несомненно, что израильскую сторону интересуют и вопросы транзита энергоресурсов Каспия, нефтегазовый ключ от которого находится в Баку. На нынешнем этапе вряд ли Израиль может надеяться на поддержку со стороны Баку каких-либо планов Тель-Авива относительно Ирана, но вместе с тем израильская сторона не прочь прозондировать позицию Азербайджана, как в этом направлении, так и по ряду других региональных вопросов.

Подытожив, можно сказать, что сейчас Южный Кавказ находится в новой фазе, когда геоэкономические интересы ведущих держав и самих стран региона вступили в конфликт с их геополитическими интересами. В прежние годы все старались избегать пересечения политики и экономики, отдавая предпочтение менее взрывоопасному экономическому сотрудничеству. Но ныне, на фоне спада интереса США к Кавказскому региону, который, кажется, сейчас им нужен только как транзитный путь в Афганистан, чувствуются значительные усилия России, Ирана и Турции по политическому доминированию в регионе. В такой ситуации, при слабой доминанте Запада, несомненно, что шансы России на гегемонию в регионе значительно возрастают, остается только увидеть - насколько Москва, без оглядки на позицию Вашингтона, сможет выработать и реализовать взаимоприемлемые для всех кавказских и прикаспийских стран долгосрочные проекты.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.