Виктор Ольжич: Россия между главой МИДа и президентом Литвы

Вильнюс, 5 февраля 2010, 10:27 — REGNUM  

1. Кто у руля литовского МИДа

Назначение министром иностранных дел Литвы известного - по крайней мере до недавних пор - "радикала" Аудрониса Ажубалиса вызывает не столько удивление и опасения в отношении дальнейшего внешнеполитического курса Литвы, сколько интерес к завязывающейся в высших эшелонах литовской власти интриге. И в центре этой интриги, которая может взорвать политическую ситуацию в Литве, стоит Россия. Но про интригу чуть ниже. Для начала, чтобы не быть голословными в определениях, посмотрим, как относился к России новый глава литовского МИДа все последние годы. Вот лишь некоторые заявления Ажубалиса последних лет, свидетельствующие о его воинственном (отчего в российских СМИ его и называли "русофобом") отношении к России.

Призывал ввести блокаду Калининградской области. Уже одно то, что Ажубалис был единственным высокопоставленным литовским политиком, который призвал ввести блокаду Калининградской области в ответ на "агрессию" России против Грузии, много о чем говорит. Как отмечала газета Lietuvos rytas в статье "Консерваторы предлагают блокировать военный транзит России через Литву и стремиться к созданию баз НАТО в Литве", Ажубалис на пресс-конференции 12 августа 2008 г. сказал следующее: "Мы должны немедленно и на неограниченное время остановить любой воздушный или железнодорожный военный транзит России через литовскую территорию до тех пор, пока Россия не прекратит агрессии против Грузии и не выведет все свои вооруженные силы из суверенного государства". Это предложение было предложено обсудить на заседании Комитета по международным делам (КМД) Сейма.

Тогда даже сами консерваторы стали успокаивать воинственного однопартийца, понимая, что в случае принятия такого решения - последствия для Литвы, которая не только полностью зависит от России энергетически и в большой мере экономически, но и уязвима в оборонном смысле - могут быть непредсказуемы. Вряд ли Кремль смирился бы с блокадой Калининградской области, пусть только и что касается жизненно необходимого для поддержания обороноспособности этого региона военного транзита. Тогда ведущие литовские политологи писали статьи под заглавиями "Не дергай льва за усы". Однако этот эпизод говорит многое о реалистичности мышления нынешнего главы литовского МИДа.

Осуждал НАТО, что оно не хочет принять Грузию и Украину. И в дальнейшем, Ажубалис придерживался все время воинственного тона по отношению к России. Например, когда речь шла о том, чтобы протолкнуть в НАТО Грузию и Украину. "Перед нами два важных изменения, - говорил консерватор. - Прежде всего, агрессия России против Грузии. Я лично все же думаю, что одной из причин, почему началась и продолжается эта долгая агрессия против Грузии, (...) было стремление не позволить Грузии влиться в трансатлантические структуры. Второе, политические столкновения на Украине тоже достигли своего апогея и, чего доброго, ждут новые выборы". Ажубалис призвал НАТО не идти на поводу у Кремля, который стремится добиться отказа от Бухарестских договоренностей: "Перед НАТО теперь стоят два вызова, и я надеюсь, что Альянс понимает, что полностью игнорировать Бухарестскую встречу и принятые там решения было бы огромной ошибкой и подтверждением эффективности исполняемой некоторыми лидерами Кремля политики".

Осуждал отказ от размещения США элементов ПВО в Польше и Чехии. Ажубалис - как впрочем и его однопартиец Раса Юкнявичене, ныне министр обороны - отрицательно оценил отказ новой администрации США от размещения элементов ПВО в Польше и Чехии. "Даже в те времена, когда администрация Билла Клинтона сменилась на администрацию Джорджа Буша, не было таких резких изменений внешней политики, поэтому такие решения вызывают огорчение", сказал политик.

Выступал против введения безвизового режима с жителями Калининградской области. Ажубалис, в качестве главы Комитета по международным делам Сейма, выступил оппонентом главы МИДа Вигаудаса Ушацкаса, заявлявшего, что необходимо ввести безвизовый режим с Калининградской областью. По словам Ажубалиса, Литва не может в одностороннем порядке "взять и придумать, что режим должен быть отменен". "Литва входит в Шенгенское пространство, - объяснял политик. - Если мы режим отменим, что это будет означать? Что Россия стала членом Шенгенского пространства или что Литва стала неполноценным членом этого пространства?".

Пытался противодействовать строительству Россией "Северного потока". В отношении газопровода "Северный поток" (Nord Stream) по дну Балтийского моря Ажубалис придерживался свойственного консерваторам критического отношения к российскому проекту и предпринял попытки повлиять через депутатов Европарламента от Литвы на назначение комиссаров Еврокомиссии в том плане, чтобы был поднят вопрос об опасности "Северного потока". Он добился, что возглавляемый им комитет Сейма принял обращение, в котором говорится: "Еще в начале прошлого года мы обращались к комиссарам ЕС по окружающей среде и энергетике, напоминая им, что Литва неоднократно выражала озабоченность по поводу возможных негативных последствий прокладки газопровода Северный поток, связанных с негативным воздействием на экологию Балтийского моря, здоровье и безопасность людей, рыбную промышленность и туристический сектор". "К сожалению, эти актуальные вопросы все еще остаются без ответа, и даже уже не обсуждаются, а необходимые для строительства трубопровода решения принимаются, так и не услышав выражаемой общественностью озабоченности, результаты представленных учеными исследований, комментарий экспертов, которые четко указывают на возможные опасности".

Называл инвестиции России в Литву угрозой национальной безопасности. Осенью 2008 г. литовские консерваторы развернули компанию, лозунгом которой был: российские инвестиции в Литве якобы представляют угрозу национальной безопасности. Тогда лидер консерваторов Андрюс Кубилюс говорил: "(...) Мы должны сделать вывод, что теперь и инвестиции российского капитала в Литве мы должны считать прямой угрозой нашей национальной безопасности, потому что Вооруженные силы России могут быть использованы для зашиты интересов этого бизнеса". Этот абсурдный тезис был полностью подхвачен Ажубалисом. 30 сентября 2008 г. консерваторами был представлен меморандум "О новой геополитической ситуации в Литве и ее вызовах Литве и Европе". В Меморандуме, в частности, говорится: "Очевидно, что нынешние большие прибыли, которые литовский бизнес зарабатывает на рынке России, могут быть кратковременными и они скоро прекратятся независимо от взгляда кремлевской власти на Литву". Представляя документ, заместитель председателя Комитета по международным делам Сейма Аудронис Ажубалис заявил, что литовские предприниматели после того, как они начинают работать на российском рынке, предлагают "больше не оказывать сопротивление России". "После этого они становятся "адвокатами поневоле", которые объясняют, как Литва должна уступать России по принципиальным вопросам", - возмущался Ажубалис, имея, очевидно, в виду выступления в пользу улучшения отношений с Россией самого богатого человека Литвы, литовского олигарха Бронисловаса Лубиса, собственника концерна, работающего за счет российского газа (концерн Лубиса потребляет чуть ли не половину российского газа, поступающего в Литву).

Придумал требование Литвы к России о компенсации за ущерб от оккупации 13 января 1991 г. Наконец, Ажубалис был одним из ярых защитников требований к России по поводу возмещения ею ущерба от советской оккупации. А что касается нового требования компенсировать ущерб не только за полвека оккупации, но еще отдельно и за "оккупацию" во время трагических январских событий в Вильнюсе 1991 г., то именно Ажубалис и придумал этот проект. Еще в январе 2007 г., будучи тогда зампредом КМД Сейма, он вынес на обсуждение в Сейм проект соответствующей резолюции. В ней предлагалось "официально обратиться в правительство РФ по вопросу выплаты компенсаций пострадавшим и семьям погибших во время советской агрессии 11-13 января 1991 года". По мнению автора проекта резолюции, предъявление претензий к правительству России правомочно в связи с тем, что "вооруженные силы СССР в январе 1991 года совершили акт агрессии против независимого Литовского государства и его жителей", а "Россия сама признает себя и признается в мире государством - преемницей СССР". В проекте резолюции отмечается, что 29 июля 1991 в договоре об основах межгосударственных отношений Россия признала независимость Литвы с 11 марта 1990, следовательно, 11 января 1991 имело место нападение на суверенное государство (о том, что договор был ратифицирован гораздо позже, после январских событий, в 1992 г. - умалчивается). Разъясняя документ, Ажубалис тогда сказал: "Эта резолюция - попытка обратить внимание и России, и международной общественности, и, конечно, нашего правительства на этот вопрос". При этом он не скрывал - и это еще один повод подумать о реалистичности мышления нового главы литовского МИДа - что придумал этот проект, надеясь, что коль Россия не хочет начинать разговор о компенсации ущерба за весь период оккупации, то надо начать с более легкого для Кремля задания - пусть Россия заплатит хотя бы за 13 января. А тогда можно будет перейти и к требованию оплатить и "весь ущерб". Буквально Ажубалис тогда заявил: "Это попытка начать переговоры с Россией, пока не начаты переговоры об оплате всего ущерба от оккупации".

Именно этот проект Ажубалиса и был поддержан Сеймом спустя два года, уже в 2010 г.

2. Стык идеалиста и прагматика - испытание литовской политической системы

Теперь перейдем к интриге. После назначения Ажубалиса главой МИДа литовские аналитики и часть литовских политиков пребывают в недоумении. Уж не говоря о российских СМИ, которые озаглавливают сообщения - "Литовский МИД возглавит противник сотрудничества с Россией" ("Время новостей"). Недоумение это происходит от того, что сегодня руководителем Литвы является прагматик Даля Грибаускайте, чей тон в отношении восточных соседей ничем не напоминает тон Ажубалиса и его друзей по партии. Каким образом сможет такой человек, столько лет, в силу идеологических убеждений, относившийся к России явно враждебно - сосуществовать в качестве министра иностранных дел рядом с намеревающейся "не ворошить" больных страниц прошлого и строить дружественные прагматичные отношения президентом? Зная резкий характер Ажубалиса, а также превалирование в нем "идейности" над прагматичностью (чего стоят одни лишь его призывы блокировать Калининград), некоторые литовские политики уже выразили опасения. Один из опытных литовских политиков, занимавший пост главы КМД Сейма (ныне заместитель председателя) соцдем Юстинас Каросас сказал в интервью BNS в отношении Ажубалиса: "Мне бросается в глаза употребление радикальной риторики. Он жестковат и резковат по отношению к Белоруссии и России. Это позиция радикального крыла консерваторов, наши позиции в этом аспекте не совпадают". Согласно BNS, у Каросаса "возникает вопрос, каким образом Ажубалису удастся согласовать свой взгляд на восточных соседей Литвы с президентом Далей Грибаускайте".

Вслед за политиками, литовские аналитики в один голос говорят о несовместимости Ажубалиса и Грибаускайте по ключевому вопросу России. Например, аналитическая статья в газете Ūkininko patarėjas озаглавлена "Президент и руководитель дипломатов - вода и огонь". Статья построена на абсолютном противопоставлении как взглядов, высказываний обеих политиков, так и их биографий (Ажубалис - русофоб, Грибаускайте - русофил). А обозреватель газеты Lietuvоs rytas пишет: "Какой политический абсурд!" Скорее всего так вскричал не один представитель власти, услышав, что новым министром иностранных дел Ее Превосходительства вместо непослушного В.Ушацкаса предлагают А.Ажубалиса. (...) "Что ожидает как Конституцию, так и государственные интересы, если вместо бывшего шелкового непартийного дипломата является этот таран правых" - скорее всего тайно обеспокоены многие".

Тем временем проблема не столь проста, как кажется на первый взгляд. Речь вовсе не идет о России - речь о самой политической системе в Литве, которая до последнего времени считалась парламентской республикой (на деле управляемой скорее независимыми МИДом, спецслужбами и т.п.), а ныне постепенно превращается в президентскую республику. По крайней мере, литовские СМИ все чаще говорят о "конституционном перевороте", якобы совершаемом президентом Далей Грибаускайте, перетягивающей одеяло власти на себя. Особенно часто об этом пишет представляющая интересы бывшего "статуса кво" газета Lietuvоs rytas. После смещения глав спецслужб, МИДа и других ключевых структур, которыми Грибаускайте осталась недовольна, встал вопрос о том, насколько правящая коалиция готова подчиниться президенту во имя сохранения власти.

Не секрет, что между правящей правоцентристской коалицией, возглавляемой консерваторами, и президентом имеется сговор: вышедшая из рядов социал-демократов, с прямо противоположным консервативному взглядом на внешнюю политику Грибаускайте поддерживает правительство Андрюса Кубилюса и уже заявила, что "альтернативы" этому правительству нет. Чем не подарок правящей коалиции, которая может не переживать, что завтра президент обратится к оппозиции и предложит другой формат коалиции. Но взамен Грибаускайте требует учитывать ее "капризы" и не противоречить. Ставленник консерваторов глава МИДа Вигаудас Ушацкас пробовал противоречить - пусть в мелочах, как ему казалось - и поплатился постом. Про другого дипломата, Вальтериса Балюкониса, которого должны были назначить послом, Грибаускайте сказала, что на протяжении пяти лет в бытность свою еврокомиссаром имела с ним дело и такому человеку она "ни за что" не подпишет декрет о назначении послом в Испанию (хотя уже было получено согласие всех комитетов и самой Испании). Президент дала ясно понять, что она, избранная народом и по Конституции осуществляющая внешнеполитический курс, а не какой-то никем не избранный клерк, пусть он и глава МИДа, будет определять внешнеполитические шаги и направление.

Таким образом, Ажубалису на его посту главы МИДА поставлена ясная задача: исполнять приказы Грибаускайте, а свою враждебность к России запрятать подальше. Консерватор должен буквально наступить "на горло собственной песне". И он это в первые дни своего пребывания на посту демонстрирует, за что уже сейчас резко критикуется: как долго один из главных идеологов консерваторов выдержит эту критику и не восстанет? "Все-таки все, кто было забеспокоился по поводу единства и согласованности нашей внешней политики, кажется, уже могут с облегчением вздохнуть, - иронизирует Lietuvos rytas. - По-новому прочитанной Конституции ("все министры, а особенно - министр иностранных дел - являются только секретарями президента") ничего не угрожает. Ажубалис уже показал, что может быть еще более ручным, чем закаленный карьерный дипломат. Чуть не сразу, как только он пропланировал через дверь президентуры, с Москвы прилетела новость, что Россия не признает независимости Литвы".

Речь идет о заявлении представителя российского МИДа, который, реагируя на требования Сейма заплатить Литве компенсацию за "агрессию" 11-13 января 1991 г., сказал, что тогда еще Литва не была субъектом международного права, из чего литовская газета делает вывод, якобы российский МИД отрицает существование литовского государства. Ажубалис вместо того, чтобы заявить России протест, в качестве уже главы МИДа, промолчал. Считающаяся центральной газета открыто издевается над Ажубалисом: "И как же реагировал только что испеченный министр? А так что вообще отказался комментировать эту новость. И еще как гордо - мол, "нечего тут оценивать". Неужели заявит смельчак, что ему страшно что-либо сказать без разрешения президента? Промолчал умник и поспешил занять свое новое кресло, бросив вдобавок через плечо осмотрительно, что и возмещения ущерба от советской оккупации зациклившаяся на этом Литва не должна больше требовать. Так что благословившая его президент тоже знала старую истину - даже и самый большой мятежник сдается, как только ему предлагают постик. Особенно тот мятежник, который, не получив его ранее, и восставал". Имеется в виду тот факт, что Ажубалис был уже главным претендентом на пост главы МИДа после победы консерваторов на парламентских выборах - но тогда было принято решение (говорят, в виду одиозного по отношению к России образа претендента) пригласить на этот пост непартийного карьерного дипломата Вигаудаса Ушацкаса, чем, по слухам, Ажубалис был шокирован.

Как видим, Ажубалиса уже в первые дни его пребывания на посту главы МИДа загоняют в угол - ему в глаза тычут его прошлое одного из главных (если не главного) "сдерживателя России" в Литве (он один из соавторов знаменитой "Стратегии сдерживания России", созданной консерваторами). Как долго хватит у него терпения выдерживать навязанную ему игру? Здесь нет никаких гарантий, зная, что Ажубалис сам не менее резок, чем Грибаускайте. Скажем, он сам инициировал проект постановления Сейма с требованиями к России о выплате компенсации за 13 января 1991 г. А теперь, в интервью РИА Новости Ажубалис должен отрекаться от своего детища. На вопрос "Тогда позвольте Вас спросить о "болевых точках". Сейм обязал правительство добиваться от России выплаты компенсаций семьям погибших и получивших ранения во время январских событий 1991 года в Вильнюсе..." - Ажубалис 30 января 2010 г. ответил: "Это мнение Сейма и рекомендация правительству, но в этот раз я не думаю, что это было нужно, поскольку, когда я это инициировал, это было в 2007 году и мы тогда были в оппозиции...". Получается, что Сейм только что принял проект Ажубалиса - а сам Ажубалис уже раскритиковал Сейм за принятие своего же собственного проекта! И таких абсурдных ситуаций, когда ему придется отрекаться от самого себя и попадать в дурные ситуации, будет немало.

Не забудем, что как в среде бывших воинственно настроенных к России "государственников", процветавших в МИДе при правлении соцдемов, так и в среде самих консерваторов, строивших свою предвыборную компании на лозунге "Русские идут! Спасайся, кто может!" - полно людей, которые будут резко критиковать Ажубалиса каждый раз за сдачу позиций и "карьеризм" и напоминать ему его истинную позицию и "долг перед Родиной".

Тяжело поверить, что новый глава МИДа в такой ситуации будет на протяжении лет послушным исполнителем воли президента. Рано или поздно его может прорвать. Но тогда последует предсказуемая реакция президента. Рассмотрим, что же произойдет в случае несогласованных с президентом высказываний Ажубалиса по вопросам внешней политики. Дело в том, что Ажубалис - это вовсе не Ушацкас, которым консерваторы могли, хотя и скрепя сердце (премьер Кубилюс до последнего момента заявлял, что удовлетворен министром), пожертвовать. Ради мира с возжелавшим жертвы президентом. Ажубалис - это не карьерный дипломат со стороны, которых много, а "человек партии", в каком-то смысле одна из опор, символов "Союза Отчизны - Христианских демократов Литвы". Ландсбергис, Кубилюс, Юкнявичене, Ажубалис - составляют идейное и организационное ядро партии. Поэтому тяжело представить, что конфликт президента с Ажубалисом, который может случиться, не перерастет в конфликт с самой партией и правящей коалицией. Что не взыграют наконец амбиции ("долго терпели"). Тогда консерваторы могут подобрать уже готовые сегодня обвинения президента в "конституционном перевороте" (могущая стать спорной трактовка Грибаускайте положений Конституции об единоличном управлении внешней политикой и других сфер).

Со своей стороны, Грибаускайте держится и не повторяет "пути Роландаса Паксаса" (что ей предрекали) только благодаря спайке с правящим большинством. Вспомним, что тоже начавшему менять руководителей президенту Паксасу импичмент устроило правящее большинство - он действовал в одиночку, не опираясь на парламент и им формируемое правительство. Так что для самой Грибаускайте раздор с консерваторами чреват непредсказуемыми последствиями. Тем более, что количество обиженных ею высших чиновников в меру "смещения" растет.

В литовских СМИ уже высказывалась мысль, что оппозиция - и прежде всего социал-демократы, а также так называемые оставшиеся не у дел "государственники" - ожидали, что уже Ушацкас станет "яблоком раздора" и это послужит началом конца устоявшегося союза президента и правящего большинства (и "началом конца вообще"): Ушацкас и надеялся до последнего момента, что совет СО-ХДЛ, правящая коалиция заступятся за него (поэтому сам не уходил до последнего момента с поста главы МИДа). Не заступились, не хотели конфликта, уступили. Однако не заступиться за Ажубалиса будет невозможно. Зная характер президента, в этом случае последует угроза, что коалиция будет лишена ее поддержки. И здесь нельзя не процитировать еще раз газету Lietuvos rytas, который вкладывает в уста правящих консерваторов следующие мысли, объясняющие, почему президент ими (пока что!) руководит и почему консерваторам нельзя, как прежде, заявить о "сдерживании России": "А что, если президентша так разозлится, что возьмет и вместо нынешней коалиции в Сейме вообразит себе какую-нибудь другую? Или свою критику шагов правительства реализует не в словах, а в дожде ветированных законов, который прольется на головы разобщенного, имеющего перевес всего в один голос, "большинства". Так что будем и дальше терпеть".

Характерно, что та же газета, представляющая позицию определенных политических кругов Литвы, не скрывает, что ждет не дождется, когда же наконец произойдет конфликт, пробежит искра и консерваторы восстанут против ненавистного президента. По поводу того, что они не заявили протеста России, чей МИД отверг претензии Литвы на компенсацию ущерба от "оккупации" 13 января 1991 г.: "А, казалось бы, это был такой удобный случай для хотя бы небольшого реванша по отношению к пытающейся утвердить свою власть по всему фронту президентшей". И таких явных подстрекательств "к сопротивлению диктатору" в литовских СМИ все больше.

3. ЕС и НАТО заставят любить Россию?

После ухода Ушацкаса просто не было другого пути, как предложить пост Ажубалису, который должен был, по всем правилам игры, получить его - как получила пост министра обороны другой лидер консерваторов Раса Юкнявичене - сразу же после победы консерваторов на парламентских выборах. Политолог западной закваски Кястутис Гирнюс так объясняет ситуацию: "Должны были пригласить его, в противном случае, не знаю, что он должен был делать, может, уйти из партии или что-то подобное. Это совершенно не удивляет, это закономерно, иначе быть не могло. Я думаю, что с позиции консерваторов это было неизбежно". Но это что означает - что никто не смотрел на соответствие взглядов претендента взглядам и позиции президента.

Гирнюс надеется, что Ажубалиса общими усилиями "обломают" президент с ЕС и НАТО. "Если Ажубалис и захотел бы изменить эту политику, то было бы общее давление ЕС и НАТО, требующее придерживаться общей линии, когда отношения с Россией стараются улучшить - не за счет принципов, а просто искать договоренностей, а не конфронтации. Президент ясно сказала, что она не потерпит человека, который будет очевидно сопротивляться ее политике. Он должен прислушиваться, верю, что у него будет свое мнение, он будет его выражать, что будут дискуссии и с президентом, и с правительством", - сказал BNS Гирнюс.

Только верится в такие дискуссии с трудом: достаточно посмотреть на взгляды и высказывания Ажубалиса, приведенные в начале статьи. У Ажубалиса нет другого выхода, как просто подавить свою личность и сыграть роль дружественного России политика и главы МИДа. Пока что он неплохо осваивает эту роль, достаточно вспомнить его заявление: "Россия и Литва устали от нездоровой тональности". В интервью российским СМИ он предстает не русофобом, а респектабельным политиком, стремящимся к диалогу. В принципе, России вовсе не обязательно копаться в тонкостях психологии главы внешнеполитического ведомства соседней страны. Однако знать, с кем имеешь дело, не помешает. Я не удивлюсь, если через некоторое время Ажубалис - достаточно отношениям между президентом и правящей коалицией испортиться - опять предстанет тем, кем он был все эти годы. Желание быть собой непреодолимо.

Об этом говорят и вырвавшиеся у него слова, которые он произнес перед журналистами уже будучи назначенным главой МИДа: "На мой взгляд, Россия является сложным соседом, некоторые действия которого могут быть расценены как угрожающие". Пусть в качестве примера Ажубалис привел лишь закрытие ветки на Литву нефтепровода "Дружба". Тем не менее по тону это похоже на былого Ажубалиса. А чуть раньше 9 декабря 2009 г., на он-лайн конференции портала Delfi, Ажубалис уж совсем говорил знакомым голосом: "Стремление России доминировать в соседних странах публично декларируют в своих высказываниях о том, что в состав зоны интересов России входят и прибалтийские страны, представители высшей власти этой страны. С другой стороны, у нас есть убедительная информация о том, что российские спецслужбы пытаются влиять на экономические и социальные процессы в Литве. Основным нашим оружием должно быть прозрачное и открытое общество, в котором было бы как можно меньше разочарованных и озлобленных людей. Поскольку именно они - основная мишень". Как пишет Delfi, "по словам Ажубалиса, Россия уже некоторое время активизирует политику соотечественников в Литве, "старается консолидировать граждан Литвы русской национальности в определенное образование на платформе одобрения проводимой Россией политики". Якобы "работают не только с людьми русской национальности, но и с польскими политическими организациями, и печально известным "Фронтом" - на это не жалеют ни времени, ни средств". Короче, опять Россия - угроза.

Между прочим, Ажубалис, отвечая на вопрос о том, что российские политики могут перестать контактировать с ним, не скрывал, что собирается быть прямым (резким?) с Россией, поскольку якобы только таких Россия и уважает: "Из своего 20-летнего опыта могу сказать, что россияне насмехаются над подлизами и с достаточным пониманием относятся к открытому и прямому слову".

Как бы там ни было, в ближайшие время ориентиры новой внешней политики Литвы и расстановка влияющих на нее внутрилитовских сил станут более понятными. Ближайшие события - перспективы приезда (или не приезда) Дмитрия Медведева в Вильнюс 11 марта на празднование 20-летия возобновления независимости Литвы - и приезда (или не приезда) Дали Грибаускайте на празднование 65-летнего юбилея Победы 9 Мая в Москву - поставят многое на свои места. Как станут вести себя Ажубалис и президент Литвы в случае не приезда Медведева, в случае отсутствия "официального" приглашения Грибаускайте (а это вполне возможно) на празднования в Москву - это позволит уже с большей уверенности говорить о тенденциях внешнеполитического курса Литвы и его единстве или, как было до сих пор, неразберихе. О том, на самом ли деле этот курс изменился. Встреча в Вильнюсе Грибаускайте, Медведева и Александра Лукашенко, как задумывает литовская сторона, была бы, конечно, прорывом, но в то же время и постановкой вопроса о том, насколько и в какой степени Россия должна проявлять готовность идти "навстречу" новым разношерстным силам, пришедшим к власти в Литве, и нужно ли это ей - в ситуации, когда Сейм выдвигает новые требования к России - вообще.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.