Станислав Тарасов: Мёртвый Степан Шаумян мешает живым в Баку

Баку, 30 января 2010, 00:29 — REGNUM  

Баку вновь удивил "исторической сенсацией". Директор института истории Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА) Ягуб Махмудов заявил на пресс-конференции, что обнаружены документы, которые подтверждают: "Степан Шаумян в 1909 году был членом Бакинского отделения Революционной партии Армении (Дашнакцутюн) и ему было поручено создание Восточно-Армянского Анатолийского государства".

По сообщению Ягуба Махмудова, азербайджанские историки получили также документы от туркменских коллег, в которых указывается, что после 20 сентября 1918 года - дня расстрела бакинских комиссаров - оставшийся в живых Шаумян содержался в Красноводской тюрьме, получая сухой паек и 17 рублей в течение 10 дней. Ягуб Махмудов поведал также и о том, что, по имеющимся у него данным, в ходе гастролей народного артиста СССР Рашида Бехбудова в Индию ему сообщили, что Шаумян похоронен там и в доказательство предоставили видеокассету. Р.Бехбудов приобрел эту кассету и предоставил ее впоследствии Михаилу Горбачеву. Однако после этого Р.Бехбудов скончался и этот вопрос так и не нашел своего решения.

Вот такая увлекательная история была изложена журналистам известным азербайджанским историком. Мы же сразу начнем с поиска ответа на вопрос: являлся ли Степан Шаумян членом партии "Дашнакцутюн"? Тем более что в сохранившихся архивах царской охранки содержится огромный, малоизученный специалистами материал. Речь в первую очередь идет об агентурных донесениях, на основе которых аналитики охранки составляли многочисленные досье на членов и руководителей политических партий в Баку. Известно, что после того, как 12 июня 1903 года царское правительство издало Закон о конфискации имущества армянской церкви, которая, как тогда утверждалось, является "главным финансовым источником и идейным вдохновителем пробуждения сепаратизма среди русских армян", под особое наблюдение были взяты все комитеты партии "Дашнакцутюн" в России. Агентурные донесения свидетельствуют, что в начале прошлого века на Кавказе в каждом армянском селе существовали ячейки дашнаков. Охранка отмечала и рост огромных сумм, которые поступали дашнакам от армянских капиталистов и предпринимателей почти со всех концов империи и даже из-за границы. Дело дошло даже до того, что из-под контроля властей на Кавказе были выведены целые области. Суды и общественные советы дашнаков, как отмечалось в сводке Тифлисского управления охранки, "реально подменяли официальную власть". Более того, охранка предупреждала о подготовке дашнаками выступлений в масштабах всего края. Кстати, позже это и явилось одной из главных предпосылок трагических армяно-азербайджанских столкновений в период 1905-1907 годов.

Так вот в сохранившихся списках за 1908 год Бакинского отделения партии "Дашнакцутюн" фамилии Шаумян не значится. В то же время в тех же документах, помеченных датой 12 ноября 1908 года, где содержится отчет начальника губернского Бакинского жандармского управления директору департамента полиции ( по 6-му делопризводству) можно прочитать следующее: "По агентурным данным, одним из главных руководителей местной социал-демократии, секретарем Бакинского комитета РСДРП является известный в Управлении Степан Георгиевич Шаумян. В организации он известен под кличкой "Степан". По последним сведениям агентуры, Шаумян считается одним из самых развитых и опытных партийных работников Кавказа, с которым связываются все районы и партийные лица, живущие за границей. Он является убежденным большевиком и сторонником известного Ленина, с которым ведет переписку".

Тогда какой же документ обнаружил Ягуб Махмудов? Скорее всего, это фрагмент досье, составленного на Шаумяна контрразведкой Диктатуры Центрокаспия, которая пришла на смену режиму 26 комиссаров. Но и в данном случае мы сталкиваемся еще с одной малоизвестной историкам интригой.

Дело в том, что московские большевики не раз "подставляли" Степана Шаумяна. Первый раз это сделал Лев Троцкий, который ультимативно потребовал от Шаумяна, чтобы он не задерживал в Баку русские части Кавказского фронта и отправлял их в Астрахань на "борьбу с белочехами". Оставшись фактически без вооруженных сил, Шаумян вынужден был вступить в альянс с дашнаками, которые имели в Баку внушительные по численности и хорошо оснащенные вооруженные дружины. Иначе организовать оборону города от наступавших турецких войск было невозможно. В этой связи Наркомвоен Бакинской Коммуны Георгий Корганов телеграфировал в Астрахань: "Национальные части, обороняющие Баку, ненадежны. Чтобы удержать Советскую власть, нужны чисто русские войска. Они отобьют город от турок и предотвратят грозящую национальную резню. Положение настолько неустойчиво, что любая активизация турок на бакинском направлении разрушит хрупкий баланс".

В то же время находившийся в Астрахани Сталин не разделял тактику Шаумяна. Он призывал главу Баксовета предоставить "местным мусульманам автономию, если они ее требуют, и начать создавать из них вооруженные дружины". Но это означало, что армянин Шаумян должен был подать в отставку с поста главы Баксовета и передать свои полномочия азербайджанцу, одному из комиссаров Мешади Азизбекову. Как свидетельствуют документы, Шаумян внутренне был готов к подобному шагу, но ему пригрозили дашнаки, обещавшие устроить в Баку резню мусульман. Дело дошло даже до того, что Московское бюро дашнаков добилось от правительства Ленина контроля над направлением оружия в Баку, лишив тем самым Шаумяна серьезного рычага власти.

Вскоре Сталин добился назначения на пост военного комиссара Бакинского района левого эсера Г.К. Петрова, тем самым еще больше политически дезавуировав главу Баксовета. Это во многом и подтолкнуло комиссаров на расширенном заседании Баксовета 25 июля 1918 года подать в отставку. И только 9 августа 1918 года В.Ленин, слабо разбиравшийся в кавказских проблемах, посылает запрос председателю астраханского военсовета: "Положение Баку для меня неясно. Кто у власти? Где Шаумян? Запросите Сталина и действуйте по соображениям всех обстоятельств. Вы знаете, что я доверяю Шаумяну полностью".

Только 3 сентября 1918 года в Баку появляется со своим отрядом Г.К. Петров. Но и у него ничего не получается. Он принимает решение покинуть Баку вместе с комиссарами. Однако им вдогонку бросились военные суда Каспийской флотилии, которые под угрозой обстрела заставляют корабли Петрова вернуться назад в Баку. Комиссаров арестовывают, обвиняя их в дезертирстве, растрате средств, а на Степана Шаумяна составляется "досье", часть которого, видимо, и стала достоянием бакинских историков. Так что в этом факте нет ничего удивительного. Удивительно только то, что такое "досье" вообще сохранилось до настоящего времени.

Что же касается "таинственного исчезновения" Шаумяна, то тут в ходу одни только домыслы и ничем не подтвержденные легенды. В начале 1930-х годов среди московских чекистов, проводивших специальное расследование "дела 26", бытовала версия, что Степана Шаумяна действительно отделили от основной группы арестованных в Закаспии комиссаров и расстреляли. Место его захоронения до сих пор не обнаружено.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail