Для привлечения инвесторов нужна инфраструктура: интервью о реализации "Урал Промышленный - Урал Полярный"

Курган, 29 января 2010, 18:47 — REGNUM  

На Урале продолжается реализация мегапроекта, рассчитанного на привлечение крупных инвесторов. "Урал Промышленный - Урал Полярный" направлен на комплексное промышленное освоение Приполярного и Полярного Урала. О ходе его реализации в интервью "Российской газете" рассказал заместитель полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе Александр Белецкий.

РГ: Александр Самвелович, периодически звучат сомнения в целесообразности строительства железной дороги по восточному склону Уральских гор. Насколько проект просчитан экономически? Будет ли эта дорога загружена?

Корпорация "Урал промышленный - Урал Полярный" сейчас готовится к прохождению комиссии Инвестиционного фонда РФ, и это первый вопрос, который зададут нам представители министерств транспорта и регионального развития. Каждый грузоотправитель должен сообщить, какой объем он планирует перевозить. В частности, по ветке Надым-Салехард уже сегодня объем грузов, подтвержденных грузоотправителями, - 20 миллионов тонн. Окупаемость линии наступает при объемах 10 миллионов тонн. Без такого анализа ни одного государственного рубля на строительство транспортной инфраструктуры потрачено не будет.

РГ: Геологи считают не вполне обоснованными прогнозные цифры - объемы полезных ископаемых, которые предполагается добывать на территории Полярного Урала. Не помешает ли это реализации проекта?

Минерально-сырьевая база - это второй по значимости блок проекта. Уральский округ слабо изучен. Действительно, все показатели пока прогнозные, зачастую они могут отличаться от фактических объемов полезных ископаемых в сотни раз. Это нормальное явление. В комплексный план министерства природных ресурсов мы внесли свои предложения об изменении порядка исследования недр. Сегодня во всем мире он основывается в основном на математических моделях: каждый метод изучения имеет определенную оценку вероятности. Мы хотим совместить различные методы и потратить деньги только на те месторождения, которые имеют оценку вероятности нахождения там полезных ископаемых выше 60 -70 процентов. Да, предполагалось, что часть добываемого на территории сырья будет перевозиться по железной дороге. Но количество полезных ископаемых незначительно влияет на объемы грузоперевозок, поэтому стратегически повлиять на концепцию проекта в целом не может. Как я уже показал, и без этих грузов строительство магистрали экономически обосновано. Мы планируем за счет этой дороги разгрузить cвердловский узел; к тому же строительство широтной ветки имеет перспективу продолжения в сторону Красноярска.

РГ: То есть по сравнению с тем периодом, когда о проекте заговорили впервые, акценты сместились: ведь изначально речь шла в первую очередь об освоении недр Полярного Урала, а сейчас на первый план вышла транспортная составляющая?

Проект комплексный, в него входят четыре крупных направления. Самое важное - это создание транспортной инфраструктуры на территории, где ее нет. Ведь сегодня Ямал существует по старинке: северный завоз, отсутствие дорог... Насколько поднимется уровень жизни, изменится демографическая ситуация в Югре и на Ямале, если провести туда дороги, которые будут работать круглый год? Инфраструктура - это едва ли не основной аргумент для привлечения на территорию инвесторов. Как можно привлечь инвестора в чистое поле? Если в регионе есть газ, нефть, дороги, электричество - на такой площадке можно осуществить любой проект.

Нам нужно изменить горизонты планирования - думать не просто об окупаемости самого проекта, но и о том, какой синергетический эффект даст строительство дороги. Такие проекты окружного масштаба позволяют менять угол зрения: когда ты глава муниципального района, это одно мировоззрение, региона - другое. Видение уровня федерального округа позволяет сделать процессы более осмысленными, в том числе процессы кооперации, которые позволяют получить наибольший экономический эффект.

РГ: В какой стадии сейчас финансирование проекта из Инвестфонда РФ?

Заявку мы подали в октябре прошлого года. К сожалению, график работ по проектированию не был исполнен (это было отчасти связано с задержкой финансирования). Будем нагонять. Планируем до апреля-мая пройти все процедуры согласований в Инвестфонде. Требования сейчас очень серьезные - это не то, что было еще два, даже год назад. После грузоотправителей будем приглашать инвесторов, которые должны подтвердить вложения - не на словах, а в виде официальных финансовых документов. И только после этого начнется финансирование федеральной части.

РГ: Повлиял ли глобальный кризис на интерес к проекту частных инвесторов?

Инвесторы осторожно, как никогда раньше, вкладывают деньги. С другой стороны, эффективная ставка в мире близка к нулю. А наш проект, в отличие от многих других, совершенно "земной" и понятный. К тому же участие государства снимает страновые риски. Сам по себе проект достаточно интересен: окупаемость его всего 10 лет, притом что срок жизни магистрали - минимум 70 лет. И объемы перевозок, а значит, и доходы со временем будут только возрастать. Последние два-три месяца мы провели ряд переговоров. Есть несколько крупных зарубежных инвесторов (например, Испанские железные дороги), которые хотят участвовать в проекте. Но они должны не только вложить деньги, но и привезти сюда новые технологии, чтобы мы могли использовать все современные разработки и достижения, существующие в мире. В этой связи корпорация займется новым направлением деятельности - привлечением инвестиций в регион. Мы готовим роуд-шоу: в конце февраля планируем поездку на Ближний Восток (Катар, ОАЭ, Саудовская Аравия), в апреле - в Европу. Многие инвесторы из этих стран проявляют интерес к нашему проекту. Для нас это тем более важно, что максимальное внимание должно быть уделено не углеводородному блоку, а созданию высокотехнологичных предприятий.

РГ: А российские инвесторы проявляют интерес к проекту?

Они смотрят на банки. При таком сроке окупаемости рентабельность, которую мы можем предложить, - 10 процентов. В России под такой процент кредиты практически не найти, на Западе это более реально.

РГ: А что же уральские предприятия горно-металлургического комплекса, которые испытывают дефицит сырья? Почему они не хотят участвовать в проекте?

Первое, что мы сделали, - начали изучать этот вопрос. И оказалось, что все горно-металлургические предприятия УрФО давно имеют свою ресурсную базу, - не только в России, но и в ближнем зарубежье. И полностью обеспечены сырьем на ближайшие 60-70 лет. Более того, пока у них половина проектов по добыче сырья просто заморожена. Наш проект стратегический, а сегодня планировать спрос даже на ближайшие два-три года практически невозможно. Поэтому он должен быть привязан не к конкретному потребителю, а к мировой экономике, учитывать не только страновые, но и глобальные риски.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.