Ризван Гусейнов: Встреча Медведев-Алиев-Саргсян в Сочи - "пан или пропал"?

Баку, 24 января 2010, 18:02 — REGNUM  

Уже стало некой политической аксиомой, говоря о Южном Кавказе, отмечать, что августовская война 2008 года значительно повлияла на региональную политику и расклад сил. Можно с разных аспектов рассматривать и относиться к тому какое значение для Южного Кавказа и не только имела российско-грузинская война, но несомненно одно: после нее стало ясно насколько дальше слов, Запад и Россия могут пойти в борьбе за влияние в регионе.

Фактически Россия показала, что не только словом, но и практически - методом военным может защитить свои интересы в регионе Южного Кавказа. Но российский военный демарш в Грузии имел и негативные стороны - наиболее сильной из которых стала реакция и брожение в странах Южного Кавказа и самой Российской Федерации по поводу признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Защитив свои энерготранзитные и геополитические интересы на Южном Кавказе и заложив основу для их дальнейшего углубления, тем не менее, Россия задала себе и новую задачу. Суть задачи, решение которой во многом определит дальнейшее укрепление российских позиций не только на Южном Кавказе, но и в самой РФ, состоит в ответе на вопрос: где для Москвы проходит граница между понятием "суверенитет государств" и понятием "право народов на самоопределение".

Напомню, что ранее США в феврале 2008 года создали Косовский прецедент, показав, как можно наплевать на международное право и дать одному и тому же народу - албанцам, -, второй раз самоопределиться, в этот раз за счет Сербии. Но если наплевав на международное право, американцы преследовали свои меркантильные атлантистские цели и нанесли удар именно по европейской континентальной безопасности, то Россия, являющаяся частью и важным элементом этой самой безопасности, не может позволить себе зайти далеко в дебри принципов самоопределения народов в ущерб суверенитету государств. Дополнительное брожение в умах субъектов Российской Федерации совсем не входит в цели Москвы, которая не хочет своими шагами во внешней политике давать лишнюю пищу для этого внутри своего государства. То есть Москва теперь высказывает заинтересованность в разрешении межнациональных конфликтов в рамках международного права и суверенитета, что позволит ей показать, что принцип территориальной целостности жив и здравствует. В ином случае на всем Кавказе - Южном и Северном - просто включится "принцип джунглей" и каждая сторона начнет доказывать свои права методом силы. В итоге возникнет хаос и политическая анархия, что совсем не на руку России, Европе и даже США. Поэтому Кремль стремится доказать западным партнерам, что именно Россия своим авторитетом может спасти регион от ненужной милитаризации и сепаратизма.

Кстати, те же США, использовав запрещенный прием и признав косовскую независимость, сами же потом пошли на попятную и неоднократно заявляли, что случай с Косово не прецедент для других конфликтных ситуаций. США последние 15-20 лет наносят удар за ударом по миропорядку, созданному некогда при их же участии совместно с другими ведущими державами мира. Этот миропорядок худо-бедно поддерживался через Совбез созданной по итогам Второй Мировой войны ООН. Когда дело шло о меркантильных энерготранзитных и геополитических американских интересах, США один за другим крушили Югославию, Афганистан, Ирак. Или совсем свежие случаи - фактическая оккупация Йемена (ради контроля морского пути из Азии в Европу) и Гаити, только потому, что оттуда может быть - а может и не быть - угроза для американских интересов. С Гаити, пострадавшим от ужасного землетрясения, Штаты поступили вообще жестко. В Белом Доме посчитали, что гуманитарная помощь и отряды спасателей, врачей из Кубы, Венесуэлы и других непокорных латиноамериканских стран, преследуют целью сделать народно-социалистическую революцию на Гаити, что пополнит список антиамериканских стран по соседству с США. То есть Штаты прытко среагировали на даже мизерную долю возможной угрозы со стороны соседней полунищей Гаити, но при этом предлагают державам в Евразии с "пониманием и уважением" относиться к появлению по соседству с ними цветных, оранжевых или иных стран-плацдармов инородной политики.

Теперь вернемся вновь к российским интересам на Южном Кавказе, где Москва смогла отстоять свое энерготранзитное лидерство в Европе не столько потому, что совершила военный демарш в августе 2008 года, сколько по той причине, что после этого взяла курс на выработку взаимовыгодного для стран региона плана долговременного сотрудничества. Именно экономического, а не политического плана, что кстати действительно не могло не заинтересовать, в первую очередь, нефтегазовые соседние страны: Иран, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. После того как грянул мировой финансовый кризис, эти страны серьезно задумались о создании устойчивого газового рынка стран-производителей, с целью оградить от возможного диктата стран-покупателей и транзитеров. Несомненно, что этот план мог быть реализован лишь при серьезной поддержке России, что мы и видим сегодня.

Фактически через российский Газпром удалось на основе взаимных интересов создать контуры газового "ОПЕК" и наиболее активно эту идею поддержал Азербайджан, который за короткий временной отрезок подписал несколько контрактов по поставкам газа в Россию. Затем в этот процесс подключился Иран, который также подписал ряд контрактов по поставкам азербайджанского газа. Фактически целью является не столько просто закупка азербайджанского газа, сколько оживление энергомаршрута Россия-Азербайджан-Иран, который позволит энергоресурсам течь от Северного побережья России вплоть до Персидского Залива. Если реализуется этот план, тогда значительно ослабнет влияние энергокоридора Европа-Кавказ (или Запад-Восток) с дальнейшим прицелом на страны Центральной Азии. Кран или задвижка обоих энергомаршрутов - Запад-Восток и Север-Юг - находится в Азербайджане, который может всегда сделать выбор от одного направления к другому или пользоваться обеими равномерно.

Не случайно, что именно сейчас в оборот было запущено такое забытое понятие как политическая "дуга Хаусхофера". Напомним, что еще видный германский дипломат Хаусхофер в 1930-е годы предлагал создать политическую дугу из стран, которые смогут в буквальном смысле рассечь континент на две части и остановить экспансию атлантистов США и Европы. Хаусхофер рассчитывал на союз Германия-СССР-Китай-Япония, что позволило бы доминировать как в Европе, так и в Азии. Но отказ сталинского руководства от этого плана привел в дальнейшем к его провалу и началу Второй Мировой войны. Нынешняя "дуга Хаусхофера" Россия-Азербайджан-Иран не преследует столь амбициозных политических планов, но позволит существенно влиять на энергопотоки в Евразии.

Может возникнуть резонный вопрос: почему же российско-иранская дуга должна пройти именно через Азербайджан. В частности, армянские эксперты выдвигают мысль, что эта дуга будет более эффективной в формате Россия-Армения-Иран, поскольку Армения имеет стратегические союзнические отношения с Россией и глубокие разносторонние традиционно теплые отношения с Ираном. Это действительно так: трио Россия-Армения-Иран давно доказало свою эффективность в сдерживании экспансионистских намерений Европы, США да и Турции тоже. Но когда речь идет не о сдерживании, а о эффективном межрегиональном сотрудничестве, то тут без азербайджанского геостратегического фактора никак не обойтись.

Во-первых, Армения не граничит с Россией, а значит и ограничена роль Армении как связующего звена, что, кстати, явно проявилось после августовской войны в Грузии. По ее итогам Россия потеряла надежную сухопутную связь со своей военной базой в Гюмри, возникли затруднения с армяно-российскими проектами, в частности в поставках комплектующих для нового блока Мецаморской АЭС. Ни Иран, ни Турция не смогут даже частично помочь России поддерживать прежний уровень наземной связи с форпостом - Арменией.

Во-вторых, некоторые эксперты выдвигают возможность построения дуги Россия-Казахстан-Туркменистан-Иран. Но дело в том, что эта связка уже давно есть, однако не может эффективно пресечь продвижения энергомаршрута Запад-Восток, который из Европы протянулся до азербайджанских берегов Каспия, и всегда является приманкой для энергодобывающих Туркменистана и Казахстана. Ведь им в прямом смысле рукой подать до азербайджанского берега, откуда удобная инфраструктура позволяет в любой момент осуществить поставку центрально-азиатских ресурсов в Европу.

Получается, что связующим звеном, или как говорят - heart-land энерготранзитной "дуги Хаусхофера" Север-Юг, может стать только Азербайджан. Но неразрешенность Карабахского конфликта не позволяет реализовать проект дуги по той простой причине, что официальный Баку смог неоднократно показать, что не уступит в этом вопросе ни одной мировой державе, какие бы посулы взамен не предлагались. Азербайджан, имея достаточно широкое поле для маневра между Западом и Россией, доказал, что будет и далее поэтапно идти к восстановлению своей территориальной целостности. Несмотря на многочисленные прогнозы, что после августовской войны 2008 года и подписания армяно-турецких протоколов в 2009 году, официальный Баку станет более сговорчивым по энерготранзитным вопросам и смягчит риторику по Карабахскому конфликту, этого не произошло. Фактически ни у Запада, ни у России нет желания портить отношения с Азербайджаном и далее усугублять сложную ситуацию в регионе. То есть методом давления на Южный Кавказ все заинтересованные державы уже "выдавили" все, что можно было, и сейчас речь может идти только о выдвижении взаимовыгодных проектов.

Не случайно, что именно на днях в Баку прошел большой российско-азербайджанский форум с участием главы Администрации Президента РФ Сергея Нарышкина, помощника президента РФ Джахан Поллыевой, советника президента РФ Владимира Шевченко, спецпредставителя президента РФ Михаила Швыдкого, министров и влиятельных людей России. С азербайджанской стороны основным лейтмотивом практически всех выступлений официальных лиц стало донесение до российской стороны одной простой вещи - неважно, миром или войной, но Азербайджан намерен вернуть оккупированные Арменией территории. Открывая российско-азербайджанский форум, руководитель Администрации Президента Азербайджана Рамиз Мехтиев сконцентрировал свое выступление именно на вековых армянских претензиях на азербайджанские территории и их дальнейшей бесперспективности. Мехтиев и в кулуарах форума отметил, что Сочинская встреча президентов Медведева, Алиева и Саргсяна 25 января покажет, есть ли перспективы дальнейших мирных переговоров по урегулированию карабахского конфликта. Глава администрации президента АР, особо подчеркнул, что азербайджанский народ подготовлен к войне и если в итоге станет ясно, что мирные переговоры исчерпали свой ресурс, то Азербайджан будет искать иные способы восстановления своей территориальной целостности.

Эти же мысли до высоких российских гостей донесли народный писатель Анар, сказавший, что Азербайджан не намерен делать территориальные уступки Армении, и писатель Чингиз Абдуллаев, сравнивший ситуацию с Карабахским конфликтом с проблемой, имеющей место между Россией и Японией. "Ведь Москва не уступает Токио крошечные российские острова, граничащие с Японией, и это находит полное понимание в России. Тогда как может Азербайджан уступить 20% своих исконных территорий Армении?", - сказал Абдуллаев. Тем самым, российской стороне и другим заинтересованным странам Азербайджан дал понять, что серьезно настроен на возвращение оккупированных Арменией территорий и это не просто желание официального Баку, а цель, поставленная азербайджанским народом перед самим же собой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.