Запад обеспокоен созданием политической "дуги Хаусхоффера" - Россия-Азербайджан-Иран

Баку, 14 января 2010, 11:13 — REGNUM  

Интервью ИА REGNUM Новости с азербайджанским политологом, иранистом Гамидом Херисчи

ИА REGNUM: Заметно активизировались политические процессы вокруг стран Южного Кавказа, в частности, в деле урегулирования межнациональных конфликтов в регионе и осуществления новых энерготранзитных проектов. Насколько, в частности, неразрешенность Карабахского конфликта остается препятствием для интеграционных проектов в регионе и вокруг него?

Напомню, что Карабахский конфликт является одним из наиболее трудноразрешимых на постсоветском пространстве. Немалую роль в его возникновении сыграли, в том числе и западные спецслужбы, которые, воспользовавшись антикоммунистическими настроениями и падением СССР, смогли столкнуть кавказские народы, тем самым заблокировав Южный Кавказ от соседних регионов. Активное и не всегда удачное вмешательство России в Карабахский конфликт привело к некоторому отчуждению в 90-ые годы прошлого века российской политики от масштабных проектов на Южном Кавказе. Но затем наступила пора экономического подъема на постсоветском пространстве, что привело постепенно к сближению позиций и пониманию между Москвой и Баку. За этим процессом, который ныне продолжает углубляться до стратегического уровня, с ревностью наблюдают на Западе.

В планы Запада входило методом разжигания межнациональных конфликтов максимально охладить отношения между странами Южного Кавказа и соседними державами: Россией, Турцией и Ираном, а затем из этих разобранных элементов собирать выгодную для себя геополитическую карту региона. До поры до времени Западу, в первую очередь США и Европе это неплохо удавалось: на фоне отчуждения между Россией, Азербайджаном и Ираном удавалось осуществлять энерготранспортные и экономические проекты, в направлении интересов Запада.

ИА REGNUM: И что же ныне застопорило продвижение энергетических и иных интересов Запада на Южном Кавказе?

Если Азербайджан возьмет на себя роль связующего звена в нефтегазовой и транзитной сфере между Ираном и Россией, то тем самым рассечет энерготранспортную карту континента и претворит план, которого так боятся в Европе и США. Я имею в виду создание так называемой политической "дуги Хаусхоффера", которая через Россию, Азербайджан и Иран разделит Евразию от Ледовитого океана до Персидского Залива. Напомню, что согласно сегодня подзабытому геополитическому учению немецкого военного и дипломата Карла Хаусхоффера, мировая политика претерпевает изменения тогда, когда несколько государств, соединившись, могут организовать дугу, способную расколоть геополитическую карту мира. Такую дугу в 1930-е годы Хаусхоффер предложил создать Германии, Италии, СССР и Японии. Советский Союз в тот период отказался присоединяться к этой дуге, и отдал предпочтение евроатлантической идее, что дорого обошлось миру и привело ко Второй Мировой войне. Таким образом, тогда евроазиатство проиграло евроатлантизму.

Создание сегодня политической дуги Север-Юг значительно изменит направление топливно-энергетических магистралей на континенте и расклад сил. Я не зря вспомнил про "дугу Хаусхоффера", потому, что сегодня уже есть определенное взаимопонимание в этих вопросах между Россией, Азербайджаном и Ираном. Активное обсуждение между Москвой, Баку и Тегераном нового транспортно-энергетического коридора глубоко затронуло и обеспокоило, в первую очередь, стан неоконов (неоконсерваторов), наиболее ярким представителем которых является проигравший на президентских выборах в США кандидат от республиканцев, сенатор Джон Маккейн.

Я думаю, что именно обеспокоенность неоконов, особенно обострившаяся после августовской войны 2008 года, стала причиной выдвижения различных инициатив и платформ со стороны тех держав, интересам которых угрожает "дуга Хаусхоффера". Заметно активизировались США, Турция и Евросоюз, которым жизненно важно удержать актуальность нынешних энерготранзитных коридоров с Востока на Запад.

ИА REGNUM: С чем связан Ваш нынешний оптимизм в осуществлении коридора Север-Юг?

Я думаю, отправной точкой и четким мессаджем в этом направлении стала декабрьская жесткая нота Азербайджана в адрес Конгресса и президента США. Если все последние годы Баку старался не допускать резких выпадов в адрес Вашингтона, то в этот раз по поводу выделения американской администрацией 8 млн. для сепаратистов Нагорного Карабаха, Азербайджан впервые жестко озвучил одну реальность. В обращении азербайджанского парламента от 15 декабря 2009 года в частности отмечается, что нынешние шаги американской политики в Карабахском вопросе идут вразрез с установившимся между Азербайджаном и США стратегическим партнерством. Далее в общих чертах дается понять, что США находятся далеко и у Азербайджана есть соседи развитие глубокого сотрудничества, с которыми представляет большую выгоду. То есть официальный Баку открыто дал понять Западу, что не намерен жертвовать своими интересами и взаимными интересами стран Каспийского региона в угоду американской политики по некоторым щепетильным вопросам, в том числе по иранскому ядерному вопросу. Белому Дому стало ясно, что блокировка Ирана с Севера, а тем более использование Азербайджана как антииранского плацдарма нереально.

ИА REGNUM: Сейчас подряд осуществляются визиты между политиками ряда стран региона. В частности, турецкий премьер Эрдоган провел обсуждения в Москве с российским руководством, глава МИД России Лавров прибыл в Ереван, глава Минобороны Армении поехал в Москву, а в Батуми замышлялся энергетический саммит с участием руководства десятка стран, на которое должен был приехать американский неокон, сенатор Маккейн. С чем связана такая вспышка политической активности?

То, что энерготранзитная ось Россия-Азербайджан-Иран стала приобретать реальные очертания, всколыхнуло западный мир и его партнеров: в первую очередь, страны-покупатели и транзитеры нефтегаза заметно занервничали. С этим и связана активность Турции, которая боится потерять свою транзитную значимость, и хочет в консультациях с Москвой прояснить для себя ситуацию. С другой стороны обеспокоены страны Восточной Европы, рассчитывавшие на энергоресурсы Азербайджана и Центральной Азии. Именно Восточная Европа при поддержке США и пытались организовать энергетический саммит в Батуми, где они хотели попытаться перехватить инициативу в энерготранзитной сфере и привлечь интерес Азербайджана, Туркменистана и Казахстана к своим проектам. Но как стало известно, нежелание официального Баку принять участие на этом саммите, охладило пыл и других государств, в итоге саммит в Батуми не состоялся из-за отсутствия стран-производителей энергоресурсов. Хочу отметить, что позиция Азербайджана может значительно повлиять на дальнейшее развитие событий в энерготранзитной игре между Европой и Россией, и отмена Батумского саммита четко это показала.

ИА REGNUM: Выходит, что Азербайджан взял большую паузу, которая сильно заметна на фоне нынешней фазы активности Запада и стран Восточной Европы по вопросу осуществления энерготранзитных проектов в обход России и Турции?

Дело в том, что Баку не говорит об идеологическом или политическом сотрудничестве с Россией или Ираном, а речь идет только о проектах в экономической и энерготранзитной сферах. Азербайджан дал знать, с кем могут в недалеком будущем находиться его экономические и энерготранспортные интересы и на данном этапе занял выжидательно-созерцательную позицию.

ИА REGNUM: Нефтегаз и транзит давно уже стали важными рычагами мировой и вообще любой политики...

Совершенно верно. Поэтому так и обеспокоены на Западе, и оказывают некоторый прессинг на Азербайджан, в руках которого может оказаться серьезный энерготранзитный рычаг на политику региона. Ведь если официальный Баку начнет реализовывать роль связующего звена между Россией и Ираном, в итоге высохнут многие энергомаршруты, которые прочерчиваются на Западе. Сейчас все ждут того, как поведет себя Россия и сможет ли дать формат для реализации "дуги Хаусхоффера".

ИА REGNUM: И что же задерживает Россию в принятии подобного решения?

Неурегулированность межнациональных конфликтов на Южном Кавказе, а точнее Карабахского конфликта. Дело в том, что Азербайджан настаивает именно на разрешении этого вопроса, после чего не останется никаких препятствий для российской политики в нашем регионе.

ИА REGNUM: Но ведь Карабахский конфликт и есть рычаг влияния, в том числе и на Азербайджан, своего рода удобный способ влиять на азербайджанскую политику. Как может Россия или кто-то иной просто так отдать этот рычаг?

Но и у Азербайджана есть свой рычаг - нефтегазовый и транзитный, который принимает все большую важность для России и других держав. Тем более, что ныне Азербайджан задал новую энергетическую игру и ведущие державы соревнуются в том, чтобы перехватить инициативу. Карабахский конфликт уже давно исчерпал себя как реальный рычаг влияния на Азербайджан, грубо говоря, все, что можно было, из этого рычага уже выжали. Этим методом уже не повлияешь на официальный Баку, кроме как если разрешить конфликт в рамках территориальной целостности Азербайджана. Тогда Азербайджан спокойно откажется от сотрудничества в рамках ГУАМ - проекта, придуманного Западом для того, чтобы отделить Россию от Европы. Ведь ГУАМ задуман как некий "санитарный коридор" от Балтики и Черного моря до Каспия.

ИА REGNUM: То есть ГУАМ это старая история в новой "обертке"?

Напомню, что этот план был придуман еще в 1920-1930-е годы польским маршалом Пилсудским и назывался план "Прометей". Поэтому давайте будем называть вещи своими именами, это не ГУАМ, а все тот же план "Прометей" во главе которого сегодня опять-таки стоит Польша. Кстати грузинский президент очень любит это название, поэтому и поставил в Тбилиси памятник Прометею, на открытии которого участвовал президент Польши Качинский. Подводя итоги, еще раз отмечу, что теперь все политические игроки находятся в ожидании того, что предпримет Россия - проявит волю и даст определенный формат проекту политической "дуги Хаусхоффера", попутно решив все препятствия на этом пути, или же опять не будет реагировать на западный проект "Прометей" или ГУАМ, как он ныне называется.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.