Виктор Якубян: Укрепление пояса безопасности вокруг Нагорного Карабаха - ответ "бакинским ястребам"

Баку, 2 января 2010, 18:41 — REGNUM  

Политическая, военная и экспертная элита Азербайджана продолжает нагнетать информационную атмосферу агрессивными заявлениями о неизбежности срыва процесса мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта и скатывания ситуации к военному сценарию. Президент Ильхам Алиев и министр обороны Сафар Абиев завершили 2009 год констатацией бесплодности усилий международных посредников и права азербайджанской стороны решить вопрос силовым методом. Оппоненты "бакинских ястребов", призывающие к спокойствию, подвергаются бесцеремонной критике.

В общем и целом формула адептов новой войны в регионе такова: если вернуть Нагорный Карабах дипломатическим путем не удается (а это так и есть), то остается лишь один вариант - военная операция. Политолог Вугар Сеидов, занимающий в этом вопросе радикальную позицию, считает, что Азербайджан имеет на это такое же право, как и Россия, предотвратившая сепаратизм в Чечне. Позиция Сеидова ясна, тем более, она транслировалась различными СМИ неоднократно. Более того, бессильная злоба Сеидова абсолютно понятна. Получить без войны контроль над Нагорным Карабахом Азербайджану не удастся никогда. Выработка механизма, предполагающего вхождение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана, не может стать итогом переговоров Еревана и Баку под эгидой Минской группы ОБСЕ. То есть, новая война - цена минимум для Баку, которую ему придется заплатить для пересмотра итогов первой войны. Цена максимум - риск нового поражения. И какие бы доводы Азербайджан ни приводил для оправдания возможного нападения на Нагорный Карабах, иначе как срывом мирного процесса и актом агрессии называться это не будет. И вот почему.

Хотя международные посредники и не акцентируют правовую сторону карабахского конфликта, однако именно она задала и логику войны, и логику будущих переговоров. Под стремлением армян реализовать свое право на самоопределение - четкая правовая основа. Нагорный Карабах находился в составе Азербайджанской ССР только лишь потому, что сама Азербайджанская ССР находилась в составе СССР. Представляется, что Сеидову, который является историком, понять это несложно. Грубо говоря, только сильнейший силовой потенциал Москвы мог включить Карабах в состав Азербайджана, а единый политический, экономический и идеологический каркас - удерживать его там вплоть до развала СССР. Баку никогда не был и не будет носителем имперской культуры и практики, чтобы объединять вокруг себя целые регионы с инородным религиозным и культурным этносом. Это каждый день нам доказывают азербайджанские политики и эксперты своими шовинистическими заявлениями. И именно поэтому центробежный процесс в Азербайджане начался практически параллельно с развалом СССР - политического организма, фактически удерживающего целостность искусственного регионального образования под названием Азербайджан.

2 сентября 1991 года совместная сессия Нагорно-Карабахского областного Совета и Совета народных депутатов Шаумянского района провозгласила Нагорно-Карабахскую Республику (НКР). Была принята Декларация о независимости НКР. Таким образом, было осуществлено право, отраженное в действующем тогда законодательстве, в частности, в Законе СССР от 3 апреля 1990 г. "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", которое предусматривало право национальных автономий самостоятельно решать вопрос о своем государственно-правовом статусе в случае выхода союзной республики из состава СССР. В это же время (ноябрь 1991г.), вопреки всем правовым нормам, Верховный Совет Азербайджана принял закон об упразднении НКАО, который Конституционным судом СССР был квалифицирован как противоречащий Конституции СССР.

10 декабря 1991 года, всего за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе в присутствии международных наблюдателей состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения - 99,89% - высказалось за полную независимость от Азербайджана. На последовавших за этим парламентских выборах 28 декабря был избран парламент НКР, который сформировал первое правительство. Правительство независимой НКР приступило к исполнению своих обязанностей в условиях абсолютной блокады и последовавшей за ней военной агрессии со стороны Азербайджана. В свою очередь сам Азербайджан провозгласил восстановление государственной независимости 1918-1920гг, тем самым восстановив Азербайджанскую Республику того исторического периода. Не лишне будет напомнить, что границы этого образования не были признаны никем и не включали в свой состав не только Нагорный Карабах, но и другие территории современного Азербайджана. Хотя при этом бакинские претензии того времени тянулись вплоть до Батуми. И если сейчас Азербайджан не претендует на Батуми, то почему претензии на Нагорный Карабах должны вообще восприниматься всерьез?

На каждый акт демократического волеизъявления и стремления Нагорного Карабаха перевести спор в цивилизованное русло Азербайджан отвечал эскалацией насилия. Период затишья пришелся на послевоенные годы, когда Азербайджан фактически залечивал раны. Тогдашний президент Гейдар Алиев неоднократно и публично констатировал, что Нагорный Карабах для Азербайджана потерян, вероятно, осознавая, что возвращение региона под юрисдикцию Баку мирными средствами практически неосуществимо. С тех пор изменилось только одно - в Азербайджан потекли нефтедоллары, что позволило нарастить военный потенциал. Но сама суть вопроса осталась прежней.

Параллельно с переговорным процессом, участники которого стараются выработать базовые параметры урегулирования конфликта, Азербайджан наращивает милитаристскую риторику, фактически ежедневно угрожая выйти из переговоров и начать войну. Между тем, судя по всему, армянская сторона пошла на достаточно серьезные компромиссы, рассчитывая избежать силового сценария. Если упростить суть ставшего достоянием гласности проекта будущих договоренностей, то можно констатировать, что армянская сторона в принципе готова обменять пояс безопасности вокруг Нагорного Карабаха, или, если это так угодно азербайджанским экспертам и политикам, оккупированных территорий, на суверенитет и безопасность самого Нагорного Карабаха. При этом, сам Нагорный Карабах никогда не считался и не будет считаться территорией Азербайджана, тем более оккупированной, исходя из вышеописанных правовых оснований, а также всей истории существования этого края, связанного с Азербайджаном лишь одним - кровопролитной историей сосуществования и современными агрессивными притязаниями Баку.

Как можно ответить Вугару Сеидову и иже с ним, озвучивающим катастрофические идеи и призывы. Наверное, только так, как это и делают в Ереване и Степанакерте - "идите сюда ребята, мы вас ждем и мы вам покажем!". Но вот в чем вопрос... Стоит ли сокращать и облегчать путь азербайджанских войск к сердцу Карабаха? Ведь очевидно, и об этом прямо говорят в Баку, что получив без боя территории вокруг Нагорного Карабаха, Азербайджан пойдет с боем на сам Карабах. Причем путь этот станет гораздо более легким и коротким! Пока азербайджанские политики, военные и эксперты не исключают военного сценария, пока агрессия не дает спокойно взглянуть им правде в глаза, пока уничтожение целого этноса рассматривается в качестве единственного варианта решения армянского вопроса, пока удар по Армянской АЭС и радиационное заражение всего региона озвучивается как мера устрашения, пока президент Азербайджана называет Зангезур и другие районы современной Армении - исторической территорией своей страны, пояс безопасности надо всячески укреплять. Может быть, даже расширять! На агрессивные поползновения надо отвечать усилением мер безопасности, а не мирными посулами и определением уровня компромиссов. Азербайджан компромиссов не предлагает и не предполагает. Азербайджан компромиссов не понимает, а считает их проявлением слабости, провоцирующей к агрессии. Азербайджан готовится к войне против Нагорно-Карабахской Республики и Армении - гаранта ее безопасности!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.