Константин Казенин: Муху Алиев пойдет путем Муртазы Рахимова?

Махачкала, 23 декабря 2009, 09:44 — REGNUM  

Затянувшаяся история с выбором нового президента Дагестана уже сейчас имеет один итог: ослабление позиций действующего главы региона Муху Алиева. Или публичная демонстрация слабости его позиций. Не важно, что здесь первично: реальное ослабление или демонстрация такового. В любом случае, если Алиев будет переназначен, это будет уже не такой Алиев, каким его воспринимали многие наблюдатели до ноября 2009 года. Не тот Алиев, который в феврале переиграл сильную федеральную команду, желавшую посадить своего человека на пост главы Управления Федеральной налоговой службы по Дагестану. Не тот Алиев, который в июле добился назначения своего выдвиженца на жизненно важный пост министра внутренних дел Дагестана.

"Прежний" Алиев, по мнению многих, исчез тогда, когда федеральная "Единая Россия" предложила Дмитрию Медведеву список кандидатов в президенты, отличный от того, который якобы продвигал сам глава Дагестана. Однако обстоятельства формирования списка "ЕдРа" для общественности были закрыты, да и не оказалось в этом списке каких-то сенсационных, а уж тем более - неодолимых для Алиева соперников. Гораздо более мощным ударом по "прежнему" Алиеву стал не сам список, а то, что последовало за его публикацией.

Оказалось, что круг дагестанских депутатов, бизнеменов, просто авторитетных людей, готовых выступить против списка "ЕР" и публично поддержать Алиева в ответственный момент, до крайности узок. Акций, демонстрирующих федеральному центру поголовную поддержку региональной верхушки, провести не удалось.

А уже во вторую половину декабря появились свидетельства того, насколько у Алиева все неблагополучно на муниципальном уровне. СМИ сообщили, что в знак протеста против келейного формирования списка кандидатов в Дагестане якобы готовится массовый выход из "Единой России". При этом из одного издания в другое абсолютно без изменений кочевал список городов и районов, где этот выход якобы планируется. На список стоит поглядеть особо, откуда бы он ни возник - ведь, по идее, в него входят именно те муниципальные образования, где Алиев имеет твердую поддержку. В списке значатся:

1. Махачкала. Мэр столицы Саид Амиров имеет все основания быть недовольным списком "ЕР", ведь там многие ждали и не дождались его самого. Но даже если бы махачкалинских партийцев охватила протестная волна, вряд ли бы это говорило о личном влиянии Алиева в городе, ведь все помнят, что его отношения с мэром никогда не были слишком дружественными.
2. Город Хасавюрт. Географически значимый - на границе с Чечней. Многолетний глава города Сайгидпаша Умаханов, некогда оппозиционный республиканским властям, в последнее время, действительно, демонстрирует хорошее взаимопонимание с Алиевым. Но сейчас хасавюртовская городская команда ослаблена определенными экономическим потерями (связанными, в частности, с охраной проходящего через республику нефтепровода) и измотана противостоянием с руководством Хасавюртовского района, глава которого Алимсолтан Алхаматов осенью был убит в Москве.
3. Гергебильский район, город Кизилюрт, Кизилюртовский район. Безусловно, в совокупности это довольно значительная часть Дагестана, однако влияние Алиева там обеспечивает в основном одно лицо - глава Гергебильского района Магомед Магомедов ("Большой Махач"), человек самодостаточный и заметный не только связями с президентом, но и, например, хорошими позициями в дагестанском управлении одного из влиятельных федеральных ведомств.
4. Леваши. Левашинский район - неоднородный по клановой и национальной структуре. Там располагается родовое село руководителя администрации Алиева. Однако после смены главы района на выборах 11 октября район скорее стал горной столицей Амирова, и "в копилку" президента Дагестана может быть занесен так же условно, как и Махачкала.
5. Дербент и Дербентский район. Выборы мэра Дербента, также состоявшиеся 11 октября, закончились всероссийским скандалом, и совершенно непонятно, отстоит ли в суде свой пост их победитель Феликс Казиахмедов, активно поддерживавшийся Алиевым. Что касается азербайджанского семейства, не первый десяток лет возглавляющего Дербентский район, то его представители как будто оказывали поддержку кандидату Алиева на мэрских выборах, так что могут поддержать его и сейчас. Но известно, что район - сложный по национальному составу, азербайджанская община там неоднородна в религиозном отношении, потому поддержка руководства района еще на значит, что весь район у Алиева "в кармане".

Неизвестно, насколько реальна эта география протестов, или ее публикаторы специально хотели сказать: вот это и есть сегодня весь "алиевский" Дагестан, но и в этой небольшой доле муниципальных образований сила Алиева весьма относительна.

Планомерно исходящие из Дагестана сигналы об ограниченном влиянии Алиева, об отягощенности главы региона большим количеством местных конфликтов вряд ли исключают возможность его переназначения. Но и забыты все эти обстоятельства тоже наверняка не будут. Это заставляет провести параллель с президентом Башкирии Муртазой Рахимовым, которого на всенародных выборах в 2002 году обрекли на унизительный второй тур, чуть не "прокатили" вовсе, а затем оставили у власти - но уже другого Рахимова, вынужденного, в частности, впустить "варягов" в республиканский нефтекомплекс. Подобно Рахимову, так и не "оправившемуся" от тех выборов, президент Дагестана вряд ли сможет когда-либо вычеркнуть из своей биографии имиджевые потери ноября-декабря 2009 года.

Дагестанская нефтяная (и всякая другая) промышленность поскромнее башкирской, поэтому вероятнее всего, что ослабленный Алиев на своем новом сроке в первую очередь откроет чужакам дорогу к контролю над федеральными деньгами в Дагестане. Вопрос, при таком развитии событий, всего один: будут ли те, с кем поделятся контролем, готовы взять на себя и меру ответственности?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.