"Казахов не удастся объединить в одно общество": Казахстан за неделю

Астана, 13 декабря 2009, 14:10 — REGNUM  

Доктрина национального единства рискует стать одним из самых обсуждаемых политических документов в новейшей истории Казахстана. Вероятно - это первый постсоветский шаг в сторону формирования нации, первая по-настоящему значимая попытка взглянуть на процессы, происходящие внутри Казахстана. Но беда в том, что попытка эта - неосознанная. Да и корни ее лежат не столько в области межэтнических отношений, сколько в неудовлетворенности полным отсутствием внятной государственной национальной политики. Да и кризис направляет энергию в радикальное русло.

Уже много лет власть Казахстана, когда речь заходит о дружбе народов, держит руку на пульсе популизма. Обычно, это беспроигрышная стратегия - давать "всем сестрам по серьгам". Однако, за прошедшие годы два еще недавно непримиримых поля - казахскоязычное и русскоязычное - многое поняли друг про друга. Например, что казахская государственность хоть и должна опираться на двуязычное поле - как ни крути, а конкурентоспособный русский язык еще долгие годы будет осуществлять цивилизационную поддержку всем народам Казахстана, - без языка, который станет основой нации, то есть казахского языка - трудно представить себе состоявшееся государство казахов. Внутренним чутьем это поняли так называемые "асфальтные", городские казахи, зачастую не знающие родного языка - и стали говорить о насущной необходимости учить его. Но что важнее - это поняли русскоязычные - замалчивание проблемы приведет к национальной катастрофе. И тогда никто не сумеет остаться в стороне. И стали говорить о языковой проблеме с неприкрытыми нотками сочувствия.

При этом, повторимся, попытка осознать процессы, происходящие внутри Казахстана - неосознанная. В этом кроется невероятный риск - игра на межнациональном поле, где каждое слово может стать оружием массового поражения - удел зрелой и взвешенной политики, дефицитной для Казахстана, который еще не перерос многих детских болезней.

"Чем больше увеличивается физическая масса, тем слабее становятся духовные скрепы, связывающие воедино казахское общество"

Минувшая неделя - прошла под знаком обсуждения Концепции национального единства. Она еще не расколола общество, но "подкинула" несколько заметных трендов, к которым стоило бы присмотреться и которые стоило бы изучить повнимательнее. Речи не идет об истеричных материалах - а почти вся казахская пресса буквально извелась в многолетних попытках осмыслить глубину проблемы. Скорее, хотелось бы выделить статьи, в которых суть новых гражданских реалий. Одна из таких - из довольно неожиданного источника. Газета Central Asia Monitor публикует статью Кенже Татиля "Доктрина и доктринерство" - довольно редкий образец взвешенной аналитики на тему довольно неоднозначных событий. "И все же, почему официальный проект Доктрины национального единства вызвал столь бурную реакцию в обществе? Мнений по этому поводу немало. Как считают отдельные эксперты, это является косвенным свидетельством роста зрелости нашего общества в целом и граждан в частности. Люди стали задумываться о том, какой будет их страна через 10, 20 и более лет. В пору самостоятельной жизни входит первое постсоветское поколение граждан нашей страны. Они более свободны в своих пристрастиях, и у них меньше традиций толерантности, на которых было воспитано поколение их отцов и дедов. Таких граждан с каждым годом становится все больше. Уже сегодня их порядка 30-40% от общей численности населения. И все чаще молодые задают своим старшим соотечественникам неудобные вопросы. Например, почему они молчали, когда надо было активно обозначить свою позицию по тем или иным злободневным вопросам. Молодые считают, что в данный момент отечественной истории этот вопрос опять становится актуальным. И для старших, и уж тем более для младших... Говоря откровенно, дискуссия о Доктрине порождает более глубокие и острые вопросы. Самый главный из них мы бы сформулировали так: "Что дала нам независимость?". Это что-то вроде момента истины для нашей почти двадцатилетней суверенности. Почему казахская культура продолжает влачить жалкое существование? Почему востребованность казахского языка остается на крайне низком уровне? А как оценить тот поистине позорный факт, что в стране до сих пор нет ни одного телеканала, вещающего на казахском языке?

Вопросов подобного характера очень много. Так получалось, что долгие годы они перманентно замалчивались властью: вопросы социальной несправедливости, землячество, непотизм, коррупция, рост цен. Теперь настало время, когда власти надо обратить на них самое пристальное внимание и не просто обозначать их, а приступать к решительным практическим действиям по их разрешению. Время половинчатых решений тоже уже прошло. Поэтому в данной конкретной ситуации наиболее правильным было бы начать честный и откровенный разговор между властью и обществом. Протест против проекта Доктрины - это в каком-то смысле завуалированный протест против общей несправедливости жизни, как ее понимают простые люди. Такая форма протеста может дать неожиданный и нежелательный мультипликативный эффект.

Нашей власти все годы независимости был присущ определенный дуализм. Это когда в казахскоязычной аудитории проговаривались одни вещи, а русскоязычной аудитории адресовался несколько иной месседж.

С годами проявления подобного порядка в нашей общественно-политической жизни стали накапливаться. У нас стало много закрытых тем, налицо тенденция роста внутренней самоцензуры, и мы не смогли выработать традиций честного и открытого обсуждения животрепещущих проблем. Пусть даже и нелицеприятного обсуждения. Почти на нет сошел плюрализм в выражении мнений. Все это в совокупности и породило ситуацию, в которой мы оказались в случае с проектом Доктрины национального единства.

С точки зрения методологии, вызывает смущение даже сама формулировка предлагаемого документа - "доктрина". Обычно она применяется к концептуальным документам военно-политического характера. Самая известная из них в европейской истории - доктрина фашизма Бенито Муссолини. Сегодня активная работа по созданию новых доктрин ведется в некоторых соседних государствах. Возможно, кому-то из авторов официальной доктрины данное название понравилось, и его решили использовать, хотя больше подошел бы термин "концепция". И как таковая она должна была бы быть взвешенной и выверенной, пройти всестороннее профессиональное обсуждение. Именно профессиональное, а не всенародное. Как говорится, не тот случай. Всенародное обсуждение - это все же рудимент прежней эпохи. Всенародность убивает научность, ибо массовое обсуждение не имеет ничего общего с научной дискуссией.

Вызывает сомнение момент, когда был предложен проект Доктрины национального единства. Слава Богу, сейчас в обществе все спокойно, нет никакого противостояния, нет гражданской войны. Бюрократия, заседающая в Ассамблее, поднатужившись, выдала на-гора документ, преследуя вполне понятную цель - поднять свою значимость. Вброс именно в этот момент в общество такого сырого и недоработанного документа является ярчайшим свидетельством непонимания и зашоренности наших идеологов. Что будет дальше? Наша власть с большим трудом признает свои промахи. И если даже завтра она вдруг отзовет проект Доктрины, вопросы, которые он катализировал, все равно останутся на повестке дня. В этом смысле какой-то внутренний моральный Рубикон все же был перейден".

Вполне объективно постарались оценить ситуацию аналитики сайта Inosmikz.com - по мнению авторов, "объявление Казахстана независимым государством немногим менее 18 лет тому назад было всего лишь делом техники. Не получи он союзного статуса в 1936 году, едва ли ей в 1991 году удалось стать отдельным государством. Но 5 декабря мы не только не отмечаем, но и не помним уже совсем. А ведь именно этому дню Казахстан в первую голову обязан своей нынешней полноценной государственностью".

Но при этом интереснее всего наблюдения аналитиков в отношении государствообразующей нации - казахов.

"Чем больше увеличивается физическая масса казахов и их доля в составе населения страны (в условиях, кстати сказать, государственной независимости), тем слабее становятся духовные скрепы, связывающие воедино казахское общество, и тем больше сил набирает центробежный процесс внутри него. Собственно, оно не сумело вылиться в государствообразующую нацию в рамках суверенитета. Более того, к настоящему времени, можно сказать, не стало и его самого. Имею в виду, единого общества на основе общих духовных устремлений, традиций, культуры и языка. А есть русскоязычное общество: русское - по культуре, проевропейское - по духу и гражданское - по форме. Оно-то и является сейчас становым хребтом государства.

Что же касается казахов, то они разделились надвое. Одна часть - это те люди, которые прошли через процесс натурализации в казахстанцев. Другими словами, интегрировались в русскоязычное общество и по мере своих сил и возможностей самоутвердились там. Как новоиспеченные горажане более всего боятся прослыть деревенщиной, так и казахстанцы казахского происхождения имеют свой родной бзик: как бы не оказаться заподозренным в "мамбетизме". Хотя, этот термин, как считается, означает отсталость и косность, он, прежде всего, ассоциируется с незамутненной казахскостью на базе казахского духа и казахского языка. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие из этих людей подчеркнутым или даже вызывающим образом демонстрируют при каждом удобном случае свой отказ от традиционно казахских поведенческих стереотипов и казахского языка. При этом среди них немало таких, кого едва ли еще можно воспринимать как полноценно дееспособного члена русскоязычного общества Казахстана. Но это уже другой вопрос... Другая часть - это сколок вчера еще достаточно цельного казахского общества. Его теперь можно, видимо, называть этнокультурой, общностью казахов, которые не желают, пока не готовы или просто еще не успели натурализоваться в казахстанцев. Первая часть физической массы казахов постоянно увеличивается за счет второй части. Последняя, разумеется, уменьшается. Но не такими темпами, чтобы можно было говорить о ее самоликвидации в ближайшие годы.

Во-первых, потому, что во многих районах страны, особенно в сельской местности славянско-европейского населения мало или совсем не осталось. И нет просто нормальной русскоязычной среды для генерации превращения местных коренных жителей в казахстанцев.

Во-вторых - именно в тех районах и происходит главным образом воспроизводство казахов.

Как бы то ни было, социальная эволюция коренных жителей страны происходит исключительно по направлению "казахскоязычное традиционное общество - русскоязычное современное общество".

Движения же в обратном направлении нет. Потому что в казахском общественном сознании это воспринимается как деволюция или же, иначе говоря, регресс. Нам лично неизвестен ни один случай, когда казах, ставший русскоязычным казахстанцем, вернулся бы в лоно своей родной культуры и языка.

Из сказанного выше следует вывод, что названные две части казахов, видимо, больше никому и никогда не удастся объединить в одно самостоятельное и самодостаточное общество. Поезд, как говорится, ушел. И ушел далеко. Так что теперь можно говорить лишь о возможных последствиях. Иными словами, о том, как предположительно будет складываться дальнейший путь казахских частей казахского общества в условиях, когда основная теперь его часть - собственно русскоязычная - ежегодно уменьшается на сотни тысяч людей вследствие отъездов на историческую родину и выездов в эмиграцию в дальнее зарубежье".

Довольно интересный пример "национального единства" приводит "Республика": на страницах издания известный юрист рассказывает о том, как одна из средних школ Алма-Аты внезапно, желанием чиновников, сменила язык преподавания.

"Давайте лучше рассмотрим один из последних примеров "национального единства" в Алматы. [Мэр] Ахметжан Есимов, возглавляя одно из недавних заседаний городского акимата, подписал постановление, которым изменил язык обучения в средней школе № 39 с русского на казахский. Поскольку несколько сотен детей и педагогов в одночасье не стали свободно говорить по-казахски, пришлось всех принудительно переводить в другие учебные заведения. Причем, только с одной целью - чтобы освободить места для других детей и учителей (с казахским языком обучения).

Понимая, что открыто говорить об этом как-то неудобно, работники отдела образования затеяли в здании школы № 39 ремонт и объявили родителям на собрании, что всех детей переводят в другие школы якобы только на время, а до конца 2009 года все вернутся на свои места. Но сами во время ремонта направили акиму письмо, в котором просили изменить язык обучения с русского на казахский.

Ахметжан Есимов, являющийся по должности представителем президента, видимо, решил уже на практике продемонстрировать будущую Доктрину национального единства и без колебаний подписал соответствующее постановление (поговаривают, что в отделе образования, выступившем с этой инициативой, якобы работает его родственница, но это к слову - авт.).

И вот родители случайно узнают, что после ремонта в их школу набирают совершенно других детей и преподавателей, причем исключительно по языковому признаку, а их "временный" перевод получается навсегда. Представляете себе, какое тут началось "национальное единство"?

Активисты в итоге решают встать на правовой путь разрешения конфликтной ситуации и подают иск в Бостандыкский районный суд. Судья Жакупова, также назначенная на свою должность лично президентом, руководствуясь Конституцией и, видимо, также прочитавшая проект Доктрины национального единства, практически в течение одного судебного заседания, не длящегося и одного часа, выносит решение об отказе истцам в удовлетворении их требований.

Фактически судья признала право чиновников города Алматы выгонять из учреждений образования любого ученика или преподавателя только на том основании, что его место приглянулось для другого ребенка или учителя, говорящего на другом языке.

Естественно, что Закон "Об образовании", основанный на положениях Конституции, не предусматривает такого основания для принудительного перевода учащихся и преподавателей. Поэтому отмечу (к чести прокуратуры), что принимавшая участие в судебном заседании помощник прокурора Мурзамадиева А.А. просила суд исковые требования родителей удовлетворить.

Вот этот пример - реальная жизнь, где представители президента наглядно демонстрируют в действии Доктрину "национального единства". Думаю, будет полезным его обсудить. Вот как бы мог поступить Ахметжан Есимов, если бы просто руководствовался Конституцией, законом и здравым смыслом? Мог построить новую школу для обучения на казахском языке и принять в нее детей и преподавателей, которые пришли на место изгнанных. Мог открыть в школе №39 дополнительные классы с обучением на казахском языке (благо условия позволяли - там все учились в одну смену), не ущемляя прав русскоязычных учащихся и преподавателей.

Мог в принципе прекратить набор в первые классы этой школы обучающихся на русском языке, и постепенно (с годами) школа стала бы исключительно казахскоговорящей. В конце концов, мог честно сказать родителям, честно объяснить ситуацию, а не врать про ремонт. Мог предложить какое-то улучшение их условий в других школах, чтобы по-доброму договориться, а не рубить с плеча, чтобы родители, дети и педагоги согласились перейти добровольно, а не в результате "спецоперации".

Не в этом ли суть национального единства? И нужна ли для этого доктрина?

А пока аким Есимов совместно с судьей Жакуповой пытаются переломить возмущенных родителей через колено, в их рядах зреет настоящий бунт, учитывая, что правовым путем восстановить справедливость уже не удается. И кто теперь из больших чиновников республики или города Алматы хочет объяснить им положения проекта Доктрины национального единства? Кто хочет воочию услышать мнения этих родителей, детей и педагогов?"

Примечательно, что конструктивное русло обсуждения Доктрины национального единства поддержали и умеренные партии. В Казахстане нет традиций политического диалога с электоратом - поэтому попытка создать его - довольно занимательна. Сontur.Kz публикует третью часть статьи зампреда партии "Ак Жоп" ("Светлый путь"), в которой не слишком известный политический деятель, оперируя историческим и псевдоисторическим контекстом, пытается подтолкнуть читателя к осознанию гражданской ответственности. "Напряженность в межнациональных отношениях имеет место, особенно на бытовом уровне, это подтверждают и социологи. Предложенный же проект Доктрины не только не несет многонациональному обществу ничего принципиально нового, но даже не дает ответы на наболевшие вопросы. Более того, не дается ответ на вопрос, что такое НАЦИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ.

Кстати, аналогичные вопросы и проблемы обострились не только у нас в стране, но и у многих наших соседей по Содружеству. В Украине достаточно жестко поставили вопросы политической оценки характера и последствий Голодомора в ХХ веке, в Таджикистане приняли неоднозначный (по мнению ряда наблюдателей) закон о государственном языке. В самой России продолжаются горячие дискуссии о том, как должна называться их нация - русской или российской.

И это объективный процесс, все национальные государства через него проходят. Давайте взглянем на нынешнюю Европу. Ведь в объединенной Европе, прежде чем перейти к тесной интеграции, национальные государства прошли длительный и непростой период войн и столкновений, в том числе через две мировые войны ХХ века. Только потом во главу угла национальных приоритетов были поставлены демократические ценности, права и свободы человека".

"Вместе с тем, - продолжает издание, - при построении, развитии и модернизации нации, нам важно учитывать исторический контекст. Без понимания глубинных причин и последствий национальной катастрофы 20-30-х годов ХХ века нам будет трудно двигаться вперед. Двукратная смена алфавита, приведшая к потери духовной связи с предыдущими поколениями, коллективизация и борьба с кулачеством как классом, приведшие к массовому голоду и более чем двукратному сокращению населения, массовые политические репрессии конца 30-х годов, приведшие к исчезновению практически всей национальной элиты. Безусловно, все это преступления политического режима того времени. Но вместе с тем, мы должны задуматься, почему и как нация в то время скатилась в эту страшную катастрофу, почему она не смогла создать механизмы защиты и позволила ставить над собой чудовищные эксперименты в виде коллективизации или массовых репрессий. Это непростые вопросы и ответы на них тоже будут непростые.

Память о трагедиях так же священна, сказал президент России Д.Медведев, как память о победах. Поэтому было бы исторически справедливо и по-человечески правильно в память о сотнях тысячах безвинно погубленных в те времена, в каждом городе или крупном населенном пункте установить памятные обелиски с указанием имен всех подвергшихся массовым репрессиям граждан. И государство должно сделать все необходимое для того, чтобы правда о том времени и о тех преступлениях стала доступна для всех. Для этого необходимо за счет сред государственного бюджета предусмотреть расходы на обнародование рассекреченных документов той эпохи. Это задача национального значения, это наш священный долг перед предками, это важнейшая часть нашей национальной истории".

Газета "Экспресс-К" пытается проанализировать причины выступления национал-патриотов, искренне удивляясь, как такой откровенно "проходной" документ мог вызвать такое резкое неприятие. "Ассамблея народа Казахстана своей инициативой стремится к созданию надэтнической общности, которая растворит в себе казахский язык и культуру. Но такой подход противоречит в целом исторической и политической логике развития Казахстана.

Да, волею судьбы Казахстан стал родиной для многих этнических групп. И ключевую роль в этом сыграли такие врожденные качества казахского народа, как гостеприимство, миролюбивость, готовность помочь страждущим. Ведь не случайно в степи испокон веков бытовал обычай адопции, когда любой, кто считал себя несправедливо изгнанным или обиженным, мог рассчитывать на прием в казахские роды и стать их полноправным членом.

Все народы, проживающие в Казахстане, осознают это и поддерживают идею о том, что казахский этнос всегда будет ядром национальной идентичности. По этому поводу в обществе уже достигнут консенсус, и это факт. Те, кто отрицает его, либо слепы, либо хотят ловить рыбу в мутной воде. Проект доктрины акцентированно подчеркивает данный факт. Что касается других этносов, то и по ним все предельно ясно. Если мы действительно хотим жить в демократическом государстве, то каждый этнос должен иметь право развивать свой язык и свою культуру, при этом, естественно, зная и уважая государственный язык. А задача государства - способствовать созданию модели гармоничной интеграции этносов по принципу единства в многообразии.

Внимательное прочтение доктрины национального единства дает понять, что ее авторы преследовали именно эту цель. Там нет ни слова о казахстанской нации и уж тем более о принижении статуса казахского языка или умалении роли казахской культуры.

Хотя, надо признать, что и какой-то новизны, особого смысла в нем тоже нет. Это повторение всего того, о чем говорится на заседаниях АНК и в парламенте. Так почему же Мухтар Шаханов выступил с таким демаршем против этого безобидного документа?

Возможно, протестующие опасаются, что с принятием доктрины национального единства общественные институты, занимающиеся развитием казахского языка и культуры, перестанут быть эксклюзивными получателями государственной поддержки. Страх перед тем, что государственный заказ будет основательно пересмотрен в пользу национально-культурных центров, может быть главной причиной, заставившей их пойти на столь эксцентричную акцию. Если это так, то адресат ими выбран совсем неверный. Им следовало бы не набрасываться на АНК, а просто уточнить у Министерства культуры, каковы их бюджетные планы на предстоящий год.

Может быть, интеллигенция решила расшевелить общественное мнение, обратить на себя внимание власти, дать понять ей, что стране нужны какие-то перемены. Так сказать, вспомнила о своей политической миссии. Тем более что в период кризиса государство и общество думало только о хлебе насущном. Вот вам и зрелище! Но и в этом случае избран не тот предмет эпатажа. В полиэтничном обществе нельзя зарабатывать политическую популярность на национальной теме. Тот консенсус, который существует в стране по этому вопросу, будет еще долго оставаться хрупким - должно смениться несколько поколений казахстанцев. Есть куча других проблем, по которым можно устроить власти допрос с пристрастием - коррупция, судебная система, здравоохранение и т.д.

Но есть еще одно, наиболее вероятное, объяснение происходящему. К нему можно легко прийти, ответив на вопрос: кому выгодна эта акция и вся шумиха, связанная с ней? Понятно, что ее непосредственные участники при любом раскладе окажутся в проигрыше. Наше общество, которому, к счастью, не чужда толерантность, вряд ли простит им подобные ультрарадикальные выпады.

Власть и общество тоже проиграют, ведь эта дискуссия вновь открыла ящик Пандоры, в котором мы успешно прятали ксенофобию и межэтнические разногласия. Обсуждения в Интернете, бушевавшие целую неделю после пресс-конференции, показали, что представители других этносов очень опасаются волны казахского национализма. А это более чем серьезная угроза внутриполитической стабильности.

Единственными выгодополучателями от всего этого станут наши оппозиционеры. Ведь они уже несколько лет обделены общественным вниманием и готовы ради него пойти на что угодно. Иначе как можно всерьез воспринимать того же Абилова, Козлова или Своика в доспехах борцов за казахский язык? Никто даже не удивится, если когда-нибудь выяснится, что это именно они подтолкнули Мухтара Шаханова на его протестную акцию, а сейчас, как кукловоды, наблюдают за событиями и ищут, где бы снять сливки".

В полемику ввязывается "Литер". Газета взяла интервью у Мурата Ауэзова, одного самых известных в Казахстане представителей национальной интеллигенции: "Доктрина, убежден, нужна. К сожалению, в проекте есть спорные моменты, к примеру, там ни слова не говорится о казахской нации. Сейчас идет всестороннее обсуждение, и я сторонник того, чтобы доктрина увидела свет как можно быстрее. В ней должны быть сконцентрированы философия и политика развития нашего государства. Доктрина не заменяет собой Конституцию. Существует масса вопросов, не охваченных юридическими нормами. В том числе и вопросы патриотизма, любви к родине. И только серьезная доктрина дает на них ответы нашим гражданам вне зависимости от их национальности, будь ты казах, кореец или русский. Чтобы каждому нашему соотечественнику было комфортно и уютно жить на этой земле. Чтобы он верил в будущее своих детей и внуков.

Другой вопрос - нам нужно выстраивать свои отношения с соседями, большими и малыми. И все это требует от нас неотложной разработки такого документа. Ясно, что нашим предкам эта земля досталась в жестоких, кровопролитных боях, что в двадцатом веке сюда не по своей воле было депортировано огромное количество народа. Данная реальность формирует особый тип людей, живущих под одним небом. И поэтому, чтобы каждый верил, что это государство его защищает, его понимает, именно для этих целей нам нужна национальная доктрина".

Позиция русских, в контексте изучения казахского языка, да и вообще, провозглашения государственности на принципах этнической общности - всегда была особенно интересна. Ведь именно они являются носителями культурных ценностей, которым уже на протяжении 20 лет противопоставляются казахские. Но оказалось, что позиция эта еще невнятна. "Почему же я без всякой боязни быть обвинённым в низкопоклонстве и куче других "художественных сравнений" готов назвать это выступление и эту "Доктрину" эпохальными?! И почему я нахожу эти события долгожданными и одновременно нежданными? - Пишет сайт Russians.kz. - Всё просто! Это тема, которая волнует меня, как гражданина, достаточно давно, если не сказать всегда. И этой теме я посвятил немало публикаций за последние несколько лет. Я всегда был убеждённым сторонником того, что без общенационального единства наша страна не имеет шансов на успех не только в глобальной конкуренции, но даже и просто на региональном уровне. Знаю, что также думают и миллионы других граждан страны. Вот почему данное событие долгожданное. И не только для тех, кто за, но и для тех, кто против. А таких тоже не мало. В сущности, эта тема, так или иначе, будоражила все слои общества.

Однако актуальность этой темы не сегодня возникла. В сущности, с первых дней независимости явно или подспудно она присутствовала в общественно политическом пространстве страны. Ни одна тема в Интернет-пространстве не вызывала столь яростной полемики, непременно скатывавшейся на уровень банальной ругани.

Счастье для нашей страны, что руководству страны достало мудрости сохранить межнациональное согласие. Счастье, что наш народ проявил толерантность и выдержку, и не скатился на путь конфликтов и войн. И вспоминая бурные девяностые на постсоветском пространстве, не стоит так уж иронизировать по поводу внутренней политики нашей страны, по крайней мере, в части национальной политики.

Разумеется, завсегдатаи Интернета это далеко не весь народ, но, тем не менее, Интернет хороший показатель настроений общества, тем более что процент пользователей у нас довольно высокий.

Очевидное и вероятное

Долгожданная ещё и потому, что высоко оценивая политику руководства в области межнационального согласия, у меня в то же время нет и никогда не было никакой эйфории в отношении нашей элиты. Расхожая байка советских времён - "прошла зима, настало лето-спасибо партии за это" - это не про меня, Предпочитаю смотреть на мир своими глазами. Было очевидно, и не только мне, что верный, в общем-то, курс всё больше и больше превращается в дежурный лозунг. Создавалось впечатление, что чиновники и бюрократы всех мастей, призванные по долгу службы отвечать за этот сегмент нашей жизни, полагали, что всё будет образовываться само по себе, что межнациональный мир и согласие нечто навечно заданное и постоянное. А между тем, проблемы и негативы в этой сфере безусловно были, и не находя своего решения постепенно накапливались, грозя достигнуть критического уровня.

В то же время стали привычными политические спекуляции на теме.

Достаточно значительное количество политиков, и не только из числа маргиналов стали делать карьеру на этой скользкой дорожке. Вполне ожидаемо в эту нишу стала сползать демократическая оппозиция. Ведь популизм есть весьма соблазнительная штука и это притом, что властная элита в определённой мере отпустила вожжи и смотрела на развитие ситуации сквозь пальцы, ограничиваясь декларациями. И немудрено, что с какого - то периода, то тут, то там стали возникать перманентные конфликты на национальной почве и уже с человеческими жертвами. Правда, их поспешно объявили просто хулиганством, но чувство тревожности нарастает. А уж то, что некий экс губернатор в открытой печати прямо заявил, что, мол, хватит терпеть - казахи всех посадили на свою шею. Это был край!

Люди хотят жить в сильном и справедливом государстве

А между тем давно известно и опыт постсоветской жизни подтвердил истину, что вопросы может эффективно решать только государство. Любая общественная самодеятельность в этой сфере никогда добром не кончается. Пример Тибета и Синьцзяна только подтверждает этот факт. Хотя, надо отметить, что кое-кому в нашей стране и хотелось бы такого поворота событий по определённым и вполне понятным причинам".

Совершенно издевательскую в контексте общественного обсуждения статью публикует официальный рупор "Казахстанская правда". Издание пишет о II заседании попечительского совета президентского Фонда развития государственного языка, где, в частности, отмечает:

"Было отмечено, что успешное развитие страны напрямую связано с развитием государственного языка. Президент открыто и недвусмысленно заявил, что "будущее Казахстана - в казахском языке". Поэтому судьба родной речи находится в фокусе приоритетного внимания государства.

Сегодня в республике функционируют 64 центра обучения госязыку, а к 2011 году их количество будет доведено до 120. Ежегодно открываются новые детские сады и средние учебные заведения, уже сегодня в республике насчитывается около четырех тысяч казахских средних школ, и их количество будет в дальнейшем увеличиваться.

Растет финансирование языковой политики, что находит широкую общественную поддержку, расширяется сфера использования госязыка. Невзирая на сложности кризисного периода, за последние два года на развитие казахского языка из республиканского бюджета выделено более пяти миллиардов тенге. Сегодня более 25 тыс. учеников некоренной национальности обучаются в казахских школах и еще 20 тыс. посещают казахские детские сады. В 200 воскресных школах свыше семи тысяч детей различных национальностей изучают казахский, и эти данные наглядно подтверждают тот факт, что государственный язык становится объединяющим началом для всех казахстанцев.

В ближайших планах в рамках перехода на цифровое телевидение откроются три круглосуточных телеканала с вещанием на государственном языке. Все они - тематические: информационно-познавательный, социально-культурный и историко-патриотический".

И, наконец, позицию властей по вопросу озвучил бывший министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев в интервью газете "Литер".

"Считаю, что выступление президента Нурсултана Назарбаева на ХV сессии Ассамблеи народа Казахстана - одна из самых сильных и значимых публичных речей главы государства за 18 лет независимости. Собственно говоря, и его выступление и предложенная Доктрина национального единства Казахстана - это своего рода резюме пройденного пути с момента провозглашения независимости. Совершенно очевидно, что без межэтнического и межконфессионального согласия не было бы никаких успешных социально-экономических и политических реформ в Казахстане. Можно привести немало примеров, когда в постсоветских странах именно межнациональные конфликты и отсутствие понимания в межконфессиональных отношениях затормозили развитие этих стран, наложили негативный отпечаток на модернизацию в целом. Мировой финансовый кризис и обвал глобальной экономики в настоящее время обострили проблемы в этих важнейших сферах.

Наши оппоненты, видимо, не изучали внимательно Доктрину национального единства, либо вовсе не брали в руки этот важнейший программный документ. Во-первых, глава государства подчеркнул, что "его надо тщательно обсудить, провести обстоятельную общественную экспертизу, с участием политических партий, этнокультурных центров, НПО". Во-вторых, эта доктрина не является догмой и каким-то регламентирующим документом. Это проект, и над этим проектом серьезно поработали специалисты, эксперты, ученые. Не понимаю, как можно выступать против доктрины, целью которой является определение приоритетов и механизмов обеспечения национального единства в Казахстане на основе гражданской идентичности, патриотизма, межэтнического и межконфессионального согласия в обществе? Все разговоры о том, что доктрина отменяет нации в этническом смысле - это ложь, фальсификация, спекуляция. Речь идет о национальном единстве как целостности существования этнонаций в составе единого ГОСУДАРСТВА, о высокой степени самоидентификации граждан страны именно с Республикой Казахстан.

- Не кажется ли вам, что понятия "нация", "народ", "национальное государство" у нас по-разному понимают? Так сказать, понятийный аппарат размыт?

- Согласен. "Нация" с латыни переводится "народ". На Западе между понятиями "нация", "народ", "государство" фактически ставится знак равенства. Я с уважением отношусь к Мухтару Шаханову и другим активистам движения "Мемлекеттiк тiлi", но мне кажется, что они не совсем правильно определяют такие понятия, как "нация", "народ", "государство". Для них важно сейчас только одно - оставить только казахскую нацию на этническом уровне. И все. Посудите сами. Жанболат Мамай заявляет: "Нет никакой казахстанской нации, есть титульная казахская нация". Если перевести это на научный язык, то перевод получится такой: "Нет государства Казахстан, есть только казахи". Но это же абсурд. Нация, народ - это совокупность всех граждан государства, независимо от их этнического происхождения. У всех граждан 56 стран, входящих в ОБСЕ, в паспортах записано "nationality" и переводится как "гражданство". Возьмите, в конце концов, действующую Конституцию, которая начинается словами "Мы, народ Казахстана...", а не "Мы, казахи Казахстана".

Другой активист этого же движения Жангельды Шамшиков заявил: "Хотят отменить казахскую нацию". Это, конечно, чушь. Даже не стоит комментировать. Пусть лучше он внимательно изучит Доктрину национального единства".

"Именно при Шабдарбаеве его подчиненные дискредитировали КНБ"

Неожиданная отставка председателя КНБ Амагельды Шабдарбаева дала повод для обсуждения текущей ситуации в стране. За что и почему был отставлен высокопоставленный чекист? Версий на этот счет выдвигается масса - но лишь некоторые из них заслуживают внимания. Однако, прежде чем перечислить их в отражении казахстанских СМИ, хотелось бы отметить: совершенно очевидно: уход Шабдарбаева на должность советника президента - очевидное понижение. Но нельзя связывать его только с противостоянием силовиков - в Казахстане межведомственные скандалы нечасто становятся причиной отставок. Тем более, что большая часть противостояний на самом верху. Корень проблемы, как представляется, надо искать даже в таких невероятных версиях, как слишком большая вынужденная публичность бывшего руководителя силового ведомства.

Свою версию событий излагает "Деловая неделя". Причем издание делает это, исходя из логики делового формата.

"Глава государства признал, что "работа Совета безопасности (СБ) стала менее эффективной" и ее надо усовершенствовать. "Считаю, что в последнее время Совет безопасности все же утратил динамику работы, много было формализма, мелкотемья. Надо внести перемены и свежую струю в нашу работу", - сказал он, открывая заседание Совета безопасности. О том, к чему имел претензии глава государства, можно судить по его поручениям. "Глава государства дал очень ясное поручение всем соответствующим госорганам, чтобы вопросы, связанные с координирующей и прогнозирующей функциями в области национальной безопасности, были сконцентрированы в Совете безопасности", - сказал секретарь Совета безопасности Марат Тажин после заседания. Если перевести с канцелярита на человеческий язык, получится, что проблема именно в соперничестве силовиков.

А вызвано оно сужающимися "пастбищами".

В последнем, видимо, и кроется корень зла. Проблема даже не в системе, как таковой (тех же войн в сытые годы практически не было), а в том, что она основана на "доении" чиновниками подконтрольного бизнеса. В ситуации, когда он начал вымирать как класс, столкновения между "пастухами" - столь же естественный процесс, что и в Средневековье. Проблема в том, что во всем остальном мире царит XXI, а не XIII век.

Можно сказать, что это просто сгущение красок, но ведь даже секретарь президентской партии "Нур Отан" Ерлан Карин, как сообщает радио "Азаттык", "был вынужден не только признать наличие подобных конфликтов между силовыми ведомствами, но и дать свое объяснение причин, их порождающих", к которым отнес "укоренившую-ся коррупцию в этих ведомствах". Если уже на официальном уровне приходится признавать такие вещи, значит, скрывать это уже, как минимум, глупо.

Что касается сокращения "податного поголовья", то об этом также говорится вполне открыто. "Доля сектора МСБ в ВВП Казахстана сокращается. Ранее, в 2005 году, она составляла 45%, затем в 2007 году упала до 35% и до 31,2% в 2008 году. Этому способствовал финансовый кризис...", - заявил на прошлой неделе президент Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Томас Миров. Чтобы спасти малый и средний бизнес, по его мнению, нужно не только упорядочить налоговые процедуры, но и сократить коррупцию, "которая остается достаточно высокой для беспокойства...".

Если сложить это все вместе, и получается, что силовики будут продолжать сталкиваться лбами и остальными частями своих мощных телес, пока экономика не отрастет достаточно, чтобы они разбрелись по разным пастбищам. Но проблема в том, что не будет никакого роста, пока органы, призванные защищать законность, будут заниматься дележом бизнеса. То, что стало возможным благодаря нефтяному дождю, теперь вряд ли повторится вновь, потому что у правительства просто нет сегодня рецептов, как восстановить кредитование МСБ, а государственные деньги больше в топку кризиса бросать никто не хочет".

Свою версию развития событий дает и сайт Geokz.tv. По мнению его авторов, "Сомнения в правомочности Комитета в условиях современного Казахстана, напоминающего своими нравами Францию Средних веков, применять дух и букву закона даже для тех, кто "хоть что-то для страны делает", начались с арестом Мухтара Джакишева. Перспективное, казалось бы, дело о махинациях с ураном стало началом сегодняшней непростой ситуации.

Супруга арестованного экс-руководителя "Казатомпрома" долгое время оставалась единственным бойцом в пользу Джакишева. Однако партия против Комитета началась отнюдь не с этого поля. И, видимо, не с этой подачи. При этом сама Джамиля Джакишева оказалась встроенной (вольно или невольно) в чужую, но пока успешно претворяющуюся схему, направленную против КНБ. Каковы конкретно замыслы противостоящей Комитету группы и что это может быть за сила, методично оттесняющая самый влиятельный на сегодня силовой орган на самый край политической доски? Попробуем разобраться.

Поскольку формальным поводом послужило задержание сотрудниками КНБ заместителя начальника алматинского департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Айдына Жантелеева и изъятие у него нескольких граммов наркотического вещества, можно представить, что именно финпол стоит за атакой на КНБ. Но можно пойти и дальше и предположить, что момент начала операции специально подобран с тем расчетом, чтобы подозрение пало на финпол и его резко возросшие оперативные возможности. Ибо никто не отменял достаточно пренебрежительного отношения к этим силовикам с калькуляторами, которое царит в казахстанском обществе. Широко известны порочащие репутацию сотрудников этого учреждения и само это учреждение факты - например, о случаях изнасилования и т.п. - однако до сих пор не было ни одного свидетельства успешности финпола в оперативном смысле. Громкие коррупционные преступления, как правило, - удел КНБ.

Однако именно отсюда, с этого скандального задержания Жантелеева, и началась основная часть операции, по окончании которой в тщательно выстраиваемом имидже Комитета появилась зияющая брешь.

Почетное право поселить в общественном сознании негативное отношение к КНБ было получено творческим коллективом редакции газеты "Время", в свое время (простите за невольный каламбур) уже втоптавшим в грязь светлый образ финпола. Так 12 ноября т.г. появилась статья "День опричника" за подписью Геннадия Бендицкого. Следом за ней, через две недели, грянул его же "Пропуск в рай", после которого состоялась отставка упоминаемых в статье руководителей алматинского ДКНБ.

Третьим аккордом стало сообщение о том, что Генеральная прокуратура прекратила уголовное преследование Айдына Жантелеева. Он может и дальше пыхать на работе травку. Если бы в этот сценарий не был включен еще один эпизод, история выглядела бы именно как ответ ("ответка") финпола за своего Жантелеева распоясавшимся птенцам гнезда Железного Феликса. Однако в игру внезапно вступила Джамиля Джакишева.

Тут стоит сделать небольшой флэш-бэк.

5 ноября информационные агентства распространили сообщение о том, что на известном видеопортале yuotube.com размещены фрагменты беседы Мухтара Джакишева с неизвестным лицом. Джакишев отвечает на вопросы о причинах своего ареста, об основных игроках мирового атомного рынка, а также о том, почему он вынужден молчать по некоторым пунктам обвинения. По заявлению адвоката Мухтара Джакишева, запись эта была сделана несколько месяцев назад, так как сейчас задержанный отнюдь не пышет здоровьем. И сам факт записи, сделанной, видимо, самими сотрудниками КНБ, и факт ее появления на общедоступном ресурсе стали сенсацией. Прокуратура поручила Комитету провести внутреннее служебное расследование по факту утечки информации. А потом началась история с Жантелеевым и прочие "33 несчастья".

Но вот в дружном хоре появился новый солист. На пресс-конференции в Алматы 2 декабря Джамиля Джакишева заявила, что получила ту самую запись, копия которой появилась в Интернете, от самого Амангельды Шабдарбаева, руководителя КНБ! Естественно, это заявление тут же было опровергнуто пресс-службой Комитета, однако свою роль эта пресс-конференция выполнила, коль скоро уже на следующий день начали муссироваться слухи об отставке руководителя КНБ.

И это заставляет предположить, что акция против КНБ началась не с ареста Жантелеева, а загодя до этого происшествия, возможно, с момента размещения в сети беседы с Джакишевым. И на ответ финпола, стало быть, не годится. Так кто же наехал на Комитет? Вы уже поняли?"

Масла в огонь подливает и радио "Азаттык". Косвенно корреспонденты издания дают понять, что причиной отставки генерала КНБ мог стать и информационный бэкграунд вокруг организации. "Днем раньше, до этой пресс-конференции в Алматы, был отправлен в отставку председатель КНБ Амангельды Шабдарбаев. Правозащитники утверждали в связи с делом арестованного бывшего президента компании "Казатомпром" Мухтара Джакишева, что в КНБ практикуются пытки.

Ряд топ-менеджеров компании "Казатомпром" находится на так называемых конспиративных квартирах КНБ по программе защиты свидетелей. Эти люди заявляли, что бытовые условия их содержания близки к комфорту трехзвездочной гостиницы. Однако скептики считают иначе. О существовании тайных квартир впервые заявил бывший руководитель КНБ, ныне политэмигрант Рахат Алиев. Он говорил, что эти квартиры служат по сути тайными тюрьмами, скрытыми от общественного контроля".

В другом материале издание высказывается более определенно: "Комментарии сенаторов относительно нового назначенца и причин кадровой перестановки оригинальностью не отличались. Все восторгались выбором президента, отмечали большой опыт и профессионализм кадрового офицера Шаяхметова. Отдельные депутаты причисляли к заслугам его "незасвеченность" в громких скандалах и служебных разборках.

К слову, интернет-поисковики не выдают каких-либо подзабытых подробности служебной деятельности или частной жизни новоиспеченного руководителя казахстанской спецслужбы. Что собственно неудивительно для профессионального чекиста. Известно лишь, что генерал-лейтенанту Шаяхметову 53 года. Он уроженец Алматинской области, закончил Высшую школу КНБ СССР в Минске в 1982 году. С тех пор, более четверти века, в системе госбезопасности.

Что касается версии отставки бывшего главы КНБ Амангельды Шабдарбаева, тоже уроженца Алматинской области, и назначения на этот пост его же заместителя, то у представителей депутатского корпуса их немного. Можно сказать, практически нет. Если сенатор Гани Касымов, считает это делом обыденным, "чтобы не засиживались долго на ключевых постах", то его коллега из нижней палаты Мухтар Тиникеев придал кадровой перестановке политический смысл: "Накануне председательствования в ОБСЕ стране нужны свежие силы". И никто не согласился с версиями, которые вот уже несколько дней муссируются в обществе. Ни депутаты, ни сам генерал Шаяхметов не склонны связывать кадровые изменения в верхушке КНБ ни с межведомственными конфликтами, ни с последними заявлениями жены экс-главы "Казатомпрома" Джамили Джакишевой, ни с какими-либо другими скандалами. "КНБ работает чисто в правовом поле. Есть моменты, которые в СМИ идут в искаженном виде, и вы это прекрасно понимаете", - отрапортовал журналистам Адиль Шаяхметов. Впрочем, в большой парламентской "стае" оказался "белый ворон", который имеет иное мнение. Межилисмен, а в прошлом руководитель президентской охраны и бывший председатель КНБ Сат Токпакбаев не исключает, что смена руководства некогда родного для него ведомства произошла именно по причинам последних скандальных разборок и заявлений. Сат Токпакбаев - уроженец Алматинской области, однако его причисляют совсем к другому клану.

"К сожалению, немало случаев, когда комитет национальной безопасности проводит мероприятия и сразу поднимается шум то в одном, то в другом регионе", - заявил нашему радио Азаттык депутат Токпакбаев. При этом он уклонился от ответа на вопрос, не связывает ли он отставку Шабдарбаева с фактом передачи экс-главой КНБ видеозаписи допроса Мухтара Джакишева его супруге.

"Мне надо иметь документальные подтверждения для такого утверждения, а я их не видел". Однако мажилисмен проявил осведомленность, сообщив, что "по всем этим фактам ведется служебное расследование". Он также согласился с мнением о том, что именно при Шабдарбаеве его подчиненные дискредитировали КНБ.

Впрочем, у Сата Токпакбаева для таких заявлений могут быть и личные обиды. Не так давно с депутатской трибуны он публично обратился с запросом на имя главы государства, в котором обвинил КНБ в прослушивании его телефонных разговоров, а подразделение "Арыстан" - в пособничестве рейдерству. Речь тогда шла о якобы имевшем факте отъема имущества у алматинской фирмы "Тигрохауд". В ответ прозвучали не менее громкие обвинения в "крышевании" депутатом Токпакбаевым этой фирмы.

В унисон последним событиям в прессе появились новые заявления экс-зятя Назарбаева и опального руководителя КНБ Рахата Алиева, связанные с кадровыми перестановками в КНБ. Вот лишь часть из них.

В интервью спутниковому каналу "К-плюс" Алиев сначала обвиняет КНБ и своего давнего недруга Амангельды Шабдарбаева в коррумпированности. Заметим лишь, что интервью вышло в эфир еще до смещения его с поста главы комитета".

Довольно интересную версию выдвигает газета "Время". "Как показывает практика, глава государства редко принимает кадровые решения под влиянием текущих внешних факторов. Тем более что тучи над Шабдарбаевым начали сгущаться почти сразу с момента его назначения. Один из самых серьезных проколов Шабдарбаева был, конечно, связан с делом Рахата Алиева. Здесь ситуация просто вышла из-под контроля. Это привело не только к появлению в Интернете тайно записанных телефонных переговоров людей, чьи голоса очень похожи на голоса некоторых представителей элиты, а также к публикации "Крестного тестя", но и к аресту якобы сотрудников казахстанских спецслужб, которые к тому же якобы подкупали австрийских политиков. Даже перевербовка Альнура Мусаева ситуацию не спасла.

Тактической ошибкой Шабдарбаева была и его попытка выйти в медийное пространство. В частности, речь идет об интервью одному из казахстанских журналов, вызвавшем определенный ажиотаж. Само по себе интервью было вполне невинным. Гораздо более опасными для Шабдарбаева стали нежелательные и опасные комментарии, которые появились в СМИ и Интернете явно не без помощи его "доброжелателей". Основная их суть заключалась в том, чтобы обозначить Шабдарбаева как еще одного преемника действующего президента. Его даже стали сравнивать с Владимиром Путиным. Казахстанская политическая практика показывает: если хочешь кого-либо дискредитировать, назови его преемником президента.

Что же касается противостояния КНБ с другими силовыми структурами, то проблема была не в самих конфликтах, которые у нас протекают перманентно, а в их чрезмерной публичности. Ведь многим понятно, что, во-первых, все эти события - лишь вершина айсберга, чья подводная часть скрывает куда более жесткие конфликты между разными представителями элиты, курирующими те или иные силовые структуры. Во-вторых, в стране усилилась конкуренция спецслужб за расширение своих полномочий и укрепление позиций. В-третьих, в условиях борьбы с коррупцией силовики получили довольно широкие властные полномочия для того, чтобы проводить чистку в элите. В-четвертых, при ином развитии событий не исключена была попытка использовать правоохранительные органы для нового передела собственности.

Каждая из структур, пытаясь убедить президента, что именно она является наиболее эффективной антикоррупционной силой, параллельно с этим проводит политику дискредитации своих конкурентов. В этом контексте интересной выглядит точка зрения ИАЦ МГУ: должно настораживать "...ощущение постепенного выхода ситуации из-под контроля. Происходит некая хаотизация борьбы, в которую включены силовики, и если эта тенденция продолжится дальше, начнется война всех против всех. А это, в общем-то, достаточно опасно для политической устойчивости Акорды.

Именно поэтому уход А. Шабдарбаева для других конкурирующих силовых структур может стать пирровой победой, учитывая традиционную президентскую систему сдержек и противовесов, при которой явных "победителей" и "проигравших" быть не должно. И если где-то у кого-то убывает, то это не значит, что где-то у кого-то прибывает. По логике вещей уход А. Шабдарбаева мог быть выгоден разным околопрезидентским группам. Не только группе "южан", имеющих, как писала газета "Республика", доступ к "уху президента", но хотя бы и той же "старой гвардии", отдельные представители которой явно просчитались, сделав ставку на "младотюрков". Часть этих "младотюрков" ныне либо в тюрьме, либо в бегах, оказавшись жертвами "зачистки" экономического и политического пространства страны".

"Благодаря длительному сосуществованию народов России и Центральной Азии, у жителей создалось ощущение принадлежности к одной "цивилизации"

Better.kz оценивает перспективы казахстанско-российского сотрудничества. По мнению издания, обе страны в перспективе могут стать едва ли не равными игроками на этом поле. "Теперь на очереди Набукко при строящемся рядом "Южном потоке", где главный участник российский "Газпром". Кому нужен Набукко (кроме Брюсселя, Вашингтона и Анкары), когда рядом с Казахстаном Китай, который способен приобрести любые объемы, которые ему гипотетически может поставить Астана.

Ак Орду соблазняют тем, что под Набукко подписались туркмены. Но для начала нужно взглянуть на карту. Туркменистан при поставке газа в Набукко избавлен от необходимости платить за транзит Казахстану. Если же Ашгабат решит направить "голубое топливо" на китайский рынок, то без транзитных платежей в пользу Астаны не обойтись. К тому же не стоит всерьез относиться к твердости обещаний туркменского руководства. Со времен Сапармурада Ниязова поменять позицию на 180 градусов для Туркменистана норма внешнеполитической жизни.

Снова надо отдать должное западным политикам. Набукко они продвигают последовательно и целеустремленно. Вот уже приступили к замирению Армении и Турции, между которыми 1,5 млн. вырезанных турками армян в 1915 году. По армянской версии это чистой воды геноцид, а по турецкой - армяне - сами виноваты. Однако и в этом вопросе надо понимать предел возможностей Вашингтона. Это как с евреями и арабами, которых вроде бы вот-вот помирят, а потом снова теракты и вертолетные удары. И еще один момент: Кавказ - это не Центральная Азия. Масштабы регионов несопоставимы.

При всей основательности американцев и европейцев, работы для них по данному профилю как уборки снега в Антарктиде. Сил может не хватить даже на кавказский участок общего фронта работ. Что уж тогда говорить о Центральной Азии. Здесь даже по одному Узбекистану, важному газовому игроку, больше вопросов, чем ответов. В Ташкенте вообще крайне болезненно относятся к транзитным платежам за газ. И если к маршруту Бухара-Урал там в силу исторических причин привыкли, то китайское (через Казахстан) и набуккское (через Туркменистан) направления для них проблемны еще и ментально, а еще плюс технические и экономические моменты.

Как бы то ни было, но Астана получает хороший шанс от реализации российской трубопроводной политики, и здесь очень важно сыграть точно. Продвижение Москвы на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), прежде всего в Китай, остро ставит вопрос о ресурсной базе. Современное состояние российской нефтедобычи не позволяет активно двигаться с большими объемами на Восток без потерь на Западе. При этом необходимость завоевания мощного плацдарма в АТР очевидна в свете долгосрочных перспектив. Дополнительные объемы нефти для обеспечения контрактов в Европе Россия может получить только в Центральной Азии.

Углеводороды РК многое значат в российских планах, а потому позволяют говорить с Москвой о равноценном обмене ресурсами. Нефтяное и газовое значение Астаны лишь усилит ее геополитическую востребованность для России. После того, как построенная на долларе американская экономическая империя начала трещать по швам, Ак Орда вполне естественно качнулась в сторону России и Китая. Но Китай Казахстан объективно пугает - слишком большой и ментально иной, с огромным избыточным демографическим давлением. Поэтому в приоритетах у Астаны снова Москва - понятная и предсказуемая. В том числе по системе раздела нефтяных и газовых барышей".

Радио "Азаттык" тоже пишет о влиянии России в регионе, предлагая, однако, взгляд с совершенно иных позиций: "Европейский институт EUCAM, базирующийся в Брюсселе, обнародовал доклад Марлин Ляруэль под названием "Россия в Центральной Азии: давняя история, новые трудности?". В докладе, состоящем из шести частей, автор приводит основные причины влияния России на страны Центральной Азии, а также показывает негативные и позитивные стороны этого процесса. Россия занимает особое место в Центрально-Азиатском регионе из-за своей роли бывшего колонизатора, длившейся с 19-го века, а для некоторых северных областей Казахстана - с 18-го века, пишет Марлин Ляруэль. "У этого наследства есть как положительные, так и отрицательные аспекты: один из положительных факторов заключается в том, что, благодаря длительному сосуществованию народов России и Центральной Азии, у жителей этих стран создалось общее ощущение принадлежности к одной "цивилизации", - приводится в начале доклада. По мнению автора, несмотря на положительные факторы в отношениях между Россией и странами Центральной Азии, имеются также негативные аспекты, которые заключаются в накоплении всех политических и культурных недоразумений, свойственных отношениям типа "колонизатор-колония".

Марлин Ляруэль пишет, что как следствие в отношениях между Россией и Центральной Азией много путаницы, где каждая сторона крайне эмоционально воспринимает свою связь с другой стороной. Вместе с тем в докладе "Россия в Центральной Азии: давняя история, новые трудности?" упоминается глобальный экономический кризис, который, как пишет Марлин Ляруэль, мог ослабить, по мнению некоторых обозревателей, геополитическое влияние России на страны Центральной Азии. Однако в докладе говорится, что на данном этапе кризис все же помогает Москве усиливать контроль над соседними странами. Марлин Ляруэль пишет о том, что Кремль, похоже, принял окончательное решение инвестировать значительные суммы денег для усиления сферы своего влияния в странах СНГ. "Москва считает, что этот регион имеет ключевое значение, а поэтому усиление позиций в нем не подвержено влиянию чрезвычайных экономических обстоятельств. Россия, хотя она уже и не так победоносна, но, тем не менее, никак не остается Россией начала 90-х годов. Даже при падающих доходах, цели внешней политики и стратегии внутреннего контроля четко определены и будут поддерживаться. Несмотря на значительное падение курса национальной валюты по отношению к доллару, Россия предложила учредить стабилизационный фонд в размере 10 миллиардов долларов, из которых она профинансирует три четвертых части", - пишет автор доклада.

После анализа исторической эволюции присутствия России в Центральной Азии внимание в данном докладе сосредоточено на двух основных трудностях для Москвы в этом регионе, а именно на экономике, в частности на вопросах экспорта газа и нефти из Центральной Азии, а также на вопросах безопасности. Автор считает, как и в случае с Евросоюзом, торговля России с Центральной Азией, без сомнения, основывается на энергетике. "В 2006 году Россия вновь стала основным партнером Казахстана по импорту (сумма торгового оборота возросла до 10 миллиардов долларов), а также - его третьим партнером по экспорту, после Евросоюза и Китая. На данный момент Россия является основным торговым партнером Узбекистана. На ее долю приходится четвертая часть валюты страны, более трех миллиардов долларов в 2007 году", - приводится в докладе.

Москва стала вторым по важности торговым партнером Кыргызстана после Китая, а в Таджикистане и вовсе стоит на первом месте, опережая Китай; в Туркменистане Россия уступает Украине, Ирану и нескольким странам Европы. Несмотря на это, растущее влияние Газпрома может изменить ситуацию в 2009 году, говорится в докладе".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.03.17
Нефть дешевеет, бензин дорожает. Странно? Отнюдь!
NB!
24.03.17
Турецкий интерес и американские гарантии в Сирии
NB!
24.03.17
Кто осуществлял политическое прикрытие белорусского Майдана?
NB!
24.03.17
Пока Трамп отвлекся, Маккейн увлекся: ястребиные обещания буйного сенатора
NB!
24.03.17
В Сенат США внесён законопроект о новых санкциях против Ирана
NB!
24.03.17
Югославия-99. Как США разжигали Балканский конфликт
NB!
24.03.17
Марин Ле Пен встретится с руководством Госдумы
NB!
23.03.17
К взорвавшимся на Украине складам подтянуты танки
NB!
23.03.17
«Зенит» не будет играть на Крестовском, но Смольный это уже не волнует
NB!
23.03.17
Порошенко просит помощи у НАТО для разминирования склада в Балаклее
NB!
23.03.17
Британские СМИ: Кремль нанимает киллеров
NB!
23.03.17
«Террористам теперь не нужны бомбы – автомобилей и ножей достаточно»
NB!
23.03.17
Марш Waffen SS в Риге: вчера с Гитлером, сегодня — с НАТО
NB!
23.03.17
Ошибка специалистов НАСА обнаружена школьником из Британии
NB!
23.03.17
Россия — 2018: новый плебисцит и новый консенсус о будущем страны
NB!
23.03.17
Фареры: мир с сепаратистами
NB!
23.03.17
Военный Донбасс: окраины Луганска под обстрелом, Монсон взял в руки ПК
NB!
23.03.17
«Первый канал» отказался от предложения EBU
NB!
23.03.17
«ВостокУголь» установит на Диксоне новый памятник героям обороны Таймыра
NB!
23.03.17
Новороссия обретает признаки государства
NB!
23.03.17
Каддафи вернется в Ливию?
NB!
23.03.17
«Евробратство»: Молдавия уверяет Румынию, что не смотрит в сторону России