Владислав Гриб: Об ответственности судей Конституционного суда

Москва, 9 декабря 2009, 10:34 — REGNUM  Добровольная отставка судьи Конституционного суда Анатолия Кононова и самоотвод судьи Конституционного суда России Владимира Ярославцева из состава совета судей, в судебном корпусе восприняты неоднозначно. Главный вопрос, на который пытаются найти ответ как оппоненты, так и защитники судей: действительно ли они нарушили Кодекс судейской этики? Может ли судья Конституционного суда, в компетентности и профессионализме которого сомневаться не приходится, публично критиковать проблемы судебной системы, независимости судебной власти?

Дело в том, что судьи Конституционного суда России одни из немногих граждан нашей страны, которые имеют возможность выражать свое мнение в судебных решениях, что очень важно для формирования правовой идеологии. Они обладают особым правовым статусом, который предоставляет им большие права и иммунитеты. Но первичны здесь все же определенные обязательства и ограничения, в том числе, этического характера. Не стоит забывать, что они (судьи Конституционного суда) представляют высшую судебную власть России, которая в некоторой степени стоит "над" законодательной и исполнительной властью. Недовольство должностного лица подобного уровня текущей ситуацией в судебной и политической системе - очень серьезный индикатор. Совершенно очевидно, что в "не все спокойно в нашем королевстве". Но с такими мыслями и комментариями надо не в СМИ обращаться, а к Совету судей России и другим органам судейского сообщества. В первую очередь надо пытаться инициировать широкое обсуждение, поставить проблему перед профессиональным сообществом, а затем придавать её широкой огласке.

Здесь я ни в коем случае не пытаюсь ограничить свободу слова, речь идет о корпоративной этике и профессионализме. Выносить "сор из избы" конечно можно. У нас нет официальной идеологии или информационных табу. Однако, когда в западных СМИ появляются высказывания о том, что "судебная власть в России за время президентства Владимира Путина и его преемника Дмитрия Медведева превратилась в инструмент на службе исполнительной власти", "законодательные органы парализованы", "центр принятия решений находится в администрации президента", а судья чувствует себя "среди руин правосудия", сразу очевидно, здесь мы имеем дело с политизированной точкой зрения. И это просто унизительно. Мне, например, сложно представить судей Верховного суда США, выступающих в российских СМИ с резкой критикой существующей национальной судебной системы. Считаю необходимым отметить, что Кодекс судебной этики и Федеральный закон "О статусе судей" предписывает судье "избегать всего, что может умалить авторитет судебной власти", "вне рамок профессиональной деятельности подвергать сомнению постановления судов, вступивших в законную силу и критиковать профессиональные действия своих коллег".

По-видимому, в глобальных масштабах, мы так и не вышли еще из советского прошлого, когда повсеместно преувеличивались возможности и статус европейской демократии.

Что мы имеем в итоге? Информационную волну внушительных размеров, которая, как это бывает в СМИ, очень скоро успокоится. А судебная и политическая системы? Едва ли они от этого эволюционировали.

Владислав Гриб - член Общественной палаты России

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.