Вугар Сеидов: Карабах как раскалённый уголь на ладони Армении

Баку, 8 декабря 2009, 16:31 — REGNUM  

Третьего декабря в армянском онлайн-издании 7or.am вышла любопытная статья армянского аналитика Андриаса Гукасяна под названием ""Целомудрие", "бескорыстие" и "романтизм" армянских политиков как метод урегулирования карабахского конфликта". В ней автор неоднократно отмечает, что Армения несколько раз формально признавала территориальную целостность Азербайджана вместе с Нагорным Карабахом. С самόй статьёй можно ознакомиться по данной ссылке: http://7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/.

В то же время, в статье имеются некоторые аргументы, требующие комментариев и пояснений. В частности, Гукасян считает, что неоднократное формальное признание Арменией территориальной целостности Азербайджана и её присоединение к Хельсинкскому Акту 1975 года не могут иметь юридических последствий, так как, по его мнению, новообразованные независимые государства бывшего СССР сами по себе являются "незаконнорожденными". Стало быть и все последующие их действия не имеют правовой силы. Не будем приводить цитат по данной части - с ходом мыслей Гукасяна и его обоснованием можно ознакомиться в самόй статье. Со своей стороны лишь отметим, что тезис об автоматическом прекращении после роспуска СССР существования союзных республик и, как следствие, утрате законности провозглашения на их месте независимых государств и всех их последующих действий в новом качестве не выдерживает абсолютно никакой критики. Гукасян не учитывает того неопровержимого исторического факта, что не Союз создал республики, а, наоборот, республики в 1922 году снизу образовали Союз. Советские республики в Закавказье образовались (в данном случае уже неважно, в результате каких событий и под воздействием каких факторов - внешних или внутренних) в 1920-1921 гг, а в Белоруссии, России и Украине - и того раньше. СССР же был создан гораздо позже - 30 декабря 1922 г., и создан он был уже готовыми, "рафинированными" и "упакованными" и формально независимыми советскими республиками. Процесс шёл снизу, а не сверху.

Кстати, решение Кавбюро по Карабаху в июле 1921 года также предшествовало учреждению советскими республиками Союза ССР. То есть Карабах уже тогда был признан частью Азербайджанской ССР, и в СССР Азербайджан вошёл ВМЕСТЕ с ним.

Поэтому в декабре 1991 года республики вполне могли распустить созданный ими же СССР и при этом продолжать самим существовать в том виде, в каком они существовали до 30 декабря 1922 года - в виде независимых (хоть и формально в 1920-е годы) республик.

Это, примерно, как семейная пара. С распадом "ячейки общества" бывшие супруги не перестают существовать как физические лица, как люди. Следовательно появление в декабре 1991 года на свет (а точнее, возвращение к своему первоначальному независимому статусу) суверенных республик было полностью легитимным, и решение это было принято самими республиками в лице их руководителей. Все их действия, включая признание Арменией территориальной целостности как Азербайджанской ССР, так и Азербайджанской Республики, а также её приоединение к Хельсинкскому Акту, Уставу ООН, Уставу СНГ и т.д., являются законными.

Очевидно, Гукасяну не знаком принцип uti possidetis juris. Член Подкомиссии ООН по защите прав человека А.Эйде (Asbjörn Eide) указывал, что "...в рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации" (см. ссылку 16 в статье Т.Мусаева: A.Eide. Territorial integrity of States, minority protection and guarantees for autonomy arrangements: approaches and roles of the United Nations. Local self-government, territorial integrity and protection of minorities. - Council of Europe Publishing, 1996. - p. 282.)

Вместо этого Гукасян недоумённо пишет: "Пока государства ОБСЕ не прояснят, на каких правовых основаниях в 1992 году, они признали территориальную целостность Азербайджана в границах Азербайджанской ССР, вопрос определения политического статуса Нагорного Карабаха не может зависить от согласия Азербайджана и, следовательно, быть предметом переговоров". Ответ на его вопрос - по международно-правовому принципу uti possidetis juris, согласно которому границы союзных республик считались устоявшимися и армянонаселённый Нагорный Карабах и азербайджанонаселённые Зангезур, Восточная Гёйча, Амасия, Ведибасар и другие территории остались в составе, соответственно, Азербайджана и Армении.

Кстати, уместно будет заметить, что армянские политологи, и в частности Гукасян, в попытках обосновать легитимность карабахского сепаратизма разрабатывают всевозможные аргументы, но при этом удобно для себя не учитывают, что эти же аргументы почти в каждом случае представляют собой палку о двух концах. Даже если исходить из обратного и предположить, что Гукасян прав насчёт нелегитимности 15 постсоветских независимых республик и неправомочности подписания ими Хельсинкского Акта, то это должно относиться не только к Азербайджану, но и в равной степени к самой Армении. В таком случае с распадом СССР, по логике Гукасяна, утрачивали силу не только советские законы, но не имело никакой юридической силы также образование на месте Армянской ССР сегодняшней Республики Армения в её нынешних границах. Ведь если применить аргумент Гукасяна в отношении самόй Армении, то, выходит, территория и границы Республики Армения были "навязаны" азербайджанцам Армении, которым сегодня должно быть предоставлено право решить вопрос статуса "уникального этнокультурного региона" на территории Армении (Зангезур, Восточнaя Гёйча, Амасия, Ведибасар и т.д.), составляющего почти треть её территории. При этом не следует забывать, что к моменту роспуска СССР азербайджанские беженцы из Армении продолжали оставаться гражданами СССР, прописанными по адресу постоянного проживания в Армении, и, стало быть, считались, хоть и технически, но всё же частью населения этой республики и имели, по аргументу Гукасяна, право на определение будущего статуса населяемого ими "этнокультурного региона". А если с распадом СССР, опять же по мнению Гукасяна, утрачивали силу все советские законы и постановления, включая решение о высылке азербайджанцев из Армении в 1948-51 гг., то формально сегодняшняя Армения вместе с потомками всех изгнанных за годы советской власти из этой республики азербайджанцев и вовсе может оказаться демографически полуазербайджанской и даже называться по-другому.

В одном месте Гукасян даже пишет: "Армения во время распада СССР не только предала интересы Нагорного Карабаха, но и нарушила защищенное Уставом ООН право армянского народа на свободное самоопределение". Однако он по-прежнему не учитывает, что зеркальное право на свободное самоопределение имелось также у азербайджанского народа, проживавшего частично и на территории Армянской ССР.

Поэтому армянским политологам было бы полезно набраться некоторой осторожности при выдвижении аргументов, нацеленных на легитимизацию карабахского сепаратизма, дабы не столкнуться с эффектом бумеранга своих же собственных доводов против их родной республики.

Далее Гукасян пишет: "Урегулирование карабахского конфликта в формате ОБСЕ уже с первого дня находилось в тупике, поскольку для его правового решения необходимо либо добровольное согласие Нагорного Карабаха находиться в составе Азербайджана, либо добровольное согласие Азербайджана на его отделение. Никакого компромиса изначально здесь быть найдено не может".

Не совсем так - по нормам ОБСЕ никакого "добровольного согласия" Нагорного Карабаха на нахождение в составе Азербайджана не требуется и, более того, не спрашивается, так как он по умолчанию является частью Азербайджана и признан в качестве такового всем миром, будь он хоть тридцать тысяч раз не согласен с этим. Никто ведь не спрашивает согласия Удмуртии или Ханты-Мансийского региона на пребывание в составе РФ. Согласие может быть спрошено у Баку на предмет "отпуска" на все четыре стороны региона, изъявившего желание выйти из состава Азербайджана. И центральное правительство (в данном случае Баку) - единственный адресат, которому можно направлять запрос на получение того или иного согласия. Так что компетенцию Карабаха армянский политолог немного преувеличил даже по сверх-либеральным нормам ОБСЕ.

"Логика мадридских принципов по урегулированию карабахского конфликта основана на принципе, что решение остаться Нагорному Карабаху в составе Азербайджана или выйти из его состава должно быть принято его народом. Предусловием проведения референдума в Нагорном Карабахе является вывод армянских войск с занимаемых позиций и нормализация армяно-азербайджанских отношений", - считает Гукасян. И вновь ошибается. В данном случае мы имеем дело с публичным озвучиванием стереотипа, бытующего в армянском обществе. Внимательное изучение опубликованного на сайте Государственного департамента США документа, содержащего детали мадридских принципов, показывает, что решение конфликта предполагается в рамках территориальной целостности Азербайджaна, который не может быть нарушен ни при каких условиях, даже по итогам волеизъявления по вопросу окончательного статуса области. В документе написано дословно следующее: "определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путём юридически обязывающего волеизъявления". Принцип территориальной целостности в документе упомянут открыто, в то время как пункт о волеизъявлении сформулирован, как видно из цитаты, предельно аморфно. В нём нет слов "референдум", "голосование", а есть некое "выражение воли" (expression of will), причём неизвестно, где и среди кого - в одном лишь Нагорном Карабахе или по всему Азербайджану (как обязывает Конституция страны, которую никто не будет менять), а также в каком формате и по какой модели - "мажоритарно-квебекской" или "двухобщинно-кипрской" с правом вето одной из общин. Очень много неясностей, и, полагаю, это было сделано сознательно. То есть в пункте о волеизъявлении намного больше диапазона для спекуляций, в то время как недвусмысленное упоминание территориальной целостности чётко очерчивает лимиты самоопределения.

Вывод - голосование будет, но оно по определению не может быть референдумом о независимости. Слова "независимость" в документе нет, зато есть фраза "территориальная целостность". А одно, как известно, исключает другое. Следовательно, вопрос в бюллетене голосования будет сформулирован таким образом, чтобы исключить нарушение территориальной целостности Азербайджана. Таким образом и самоопределение будет достигнуто, и государственные границы Азербайджана будут сохранены в неизменном виде. Это и есть разумное сочетание двух принципов. В противном случае референдум о независимости будет нарушением в первую очередь самих мадридских принципов и упомянутого там же в документе Хельсинкского Акта. Поэтому рекомендуем г-ну Гукасяну (а также Станиславу Тарасову из ИА REGNUM) поскорее избавиться от иллюзий и уже сейчас начать готовить армянское общество и своих читателей (а также самих себя) к тому, что по мадридским принципам решение армяно-азербайджанского конфликта предусмотрено не по формуле "освобождение территорий в обмен на референдум о независимости", а несколько в ином русле - "освобождение территорий в обмен на определение степени автономии в составе Азербайджана". Это не моя прихоть и не выдача желаемого за действительное, а трезвый и хладнокровный анализ опубликованного документа в рамках человеческой логики.

Кстати, к этому заключению начинают приходить и в Армении: "Одновременное применение принципов территориальной целостности и права на самоопределение означает, что каким бы высоким ни был статус автономии Нагорного Карабаха, он будет реализован в рамках территориальной целостности Азербайджана. То есть, Нагорный Карабах будет частью Азербайджана", - говорится в заявлении АНК, к которому мы ещё вернёмся. Причём дело не в "продажности" и "непрофессионализме" армянского руководства, как это пытаются сегодня представить в армянской оппозиции, а в гнилости самой авантюры "миацум". Даже если во главе Армении встанет Уинстон Черчиль, всё равно конечный итог - неизбежное возвращение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана! Пора понять, что мадридские принципы - это гвоздь в гроб "миацума"!

Впрочем освобождение семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов рассматриваются автором в интересном ключе. По его мнению, это станет "форой Азербайджану для установления с Нагорным Карабахом прямых политических и экономических связей, направленных на создание материальных предпосылок мирного убеждения народа Нагорного Карабаха остаться в составе Азербайджана". Это очередная иллюзия. С армянской администрацией Нагорного Карабаха будет общаться не Баку, а администрация азербайджанской общины, поскольку это две равносубъектные стороны. Это принципиальная позиция Баку. Мол, "вы - карабахцы, вы и решайте свою судьбу, но без нарушения Конституции Азербайджана. Когда выработаете совместное решение, тогда и обратитесь к центральному правительству. Это и есть совмещение самоопределения и территориальной целостности".

Касаясь дилеммы, перед которой оказалось нынешнее руководство Армении, Гукасян пишет: "Для Сержа Саргсяна поставить свою подпись под рамочным соглашением, составленным на основе мадридских принципов, означает лично признать, что референдум по вопросу независимости, проведенный 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе, не имел правовой силы и являлся фикцией". Так называемый референдум в Нагорном Карабахе действительно не имел никаких юридических последствий и останется фикцией вне зависимости, поставит Саргсян свою подпись под рамочным соглашением или нет. Данный вопрос подробно проанализирован в двух статьях автора этих строк:

http://vugar-seidov.blogspot.com/2009/04/wall-street-journal.html

http://vugar-seidov.blogspot.com/2009/06/v-behaviorurldefaultvml-o_11.html

Для нас интерес представляет, скорее, другое - случайно ли появление этой статьи именно сейчас? Как нам представляется, совершенно не случайно. Во-первых, вспомним, как на состоявшемся 1-2 декабря в Афинах встрече СМИД ОБСЕ был принят документ, закрепляющий Хельсинкский Акт в качестве правовой основы для решения армяно-азербайджанского конфликта. В заявлении министров иностранных дел Армении, Азербайджана и стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в частности, говорилось: "Министры в очередной раз заявили о своей приверженности интенсивной работе для решения остающихся вопросов и достижения соглашения основанного в частности на принципах Хельсинкского заключительного акта о неиспользовании силы, территориальной целостности и права народов на самоопределение". Достаточно трезвую оценку влияния последней встречи СМИД ОБСЕ в Афинах на ход мирного урегулирования дал армянский эксперт Татул Акопян в своей статье "От Майндорфа до Афин: не замечая очевидного", в конце которой он, правда, выразил нереальную надежду на ничем "не ограниченное самоопределение" для Нагорного Карабаха, что, впрочем, было бы нарушением в первую очередь самих мадридских принципов, основанных на Хельсинкском Акте. Ведь понятно, что никто не станет пересматривать Хельсинкский документ, и при обновлении мадридских принципов никто не выведет новую редакцию за рамки Хельсинкского Акта. Иначе говоря, конфликт, как ни крути, обречён на урегулирование именно на основе этого международного документа. На наш взгляд именно эта обречённость, как, собственно, и осознание бессилия изменить положения Хельсинкского документа, и вынудили армянских политологов предпринять отчаянный шаг - объявить о нелегитимности вхождения Армении в ОБСЕ и присоединения её к Хельсинкскому Акту. И тем самым умыть руки.

Во-вторых, в последние несколько недель взаимные обвинения провластных сил и оппозиции в предательстве идей "миацума" и признании территориальной целостности Азербайджана обострились с невиданной доселе силой. В августе Левон Тер-Петросян заявил: "Геноцид отдали, Карабах тоже отдадут, вот после этого им (Западу) уже не будет нужна эта власть". "Как же так, значит Карабах отдадут", - спросили Тер-Петросяна, на что он ответил: "Уже отдали!" Власть на это ответила напоминанием об интервью Тер-Петросяна "Комсомольской правде" от 5 марта 1992 года, в котором бывший президент, как утверждается, дал согласие на автономию Карабаха в составе Азербайджана. Реванш сторонников экс-президента не заставил себя долго ждать. Сперва экс-министр иностранных дел Армении, член АНК Александр Арзуманян отверг существование подобного интервью и назвал все обвинения "ложью". "Покажите мне номер этой газеты, а не копию", - потребовал А.Арзуманян и добавил, что "единственный экземпляр газеты, о котором всё время говорит Шаварш Кочарян, он уже съел". Одновременно с новостью о съеденной газете АНК распространил заявление, в котором предрёк, что Нагорный Карабах станет частью Азербайджана, и отметил, что тандем Кочарян-Саргсян неоднократно признал территориальную целостность Азербайджана, поставив подпись под целым рядом международных документов, чего, по мнению оппозиционеров, не могло произойти в годы Тер-Петросяна. "Армения впервые официально дала согласие на то, чтобы Карабахский конфликт был урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана. В данном случае, включение права народов на самоопределение в число принципов урегулирования никоим образом не смягчает и не возмещает сдачу Арменией своих позиций... Таким образом, Армения согласилась на такое урегулирование проблемы Карабаха, которое ставит крест на всяческой перспективе международного признания независимости Нагорного Карабаха", - говорится в заявлении и тут же подчёркивается, что "подобное развитие событий последовательно предотвращалось еще начиная с 1992 года, когда Армения, став членом ОБСЕ, всегда использовало свое право вето для недопущения в международных документах какого-либо выражения или положения, которое предполагало бы возможность урегулирования проблемы Карабаха в рамках территориальной целостности Азербайджана. В 1996 году, когда на саммите ОБСЕ в Лиссабоне была сделана попытка ограничить право самоопределения Нагорного Карабаха границами Азербайджана, Президент Армении Левон Тер-Петросян, вопреки беспрецедентному международному давлению и позиции всех остальных стран ОБСЕ, применил право вето в отношении этого положения".

Наконец, появляется обширная статья Андриаса Гукасяна, в которой обвинения в сдаче Карабаха и признании территориальной целостности Азербайджана вновь перекладываются на плечи первого президента.

Из всей этой взаимной перебранки создаётся впечатление, будто власть и оппозиция стараются как можно быстрее избавиться от Карабаха, как от раскалённого угля на ладони, переложив при этом ответственность за признание территориальной целостности Азербайджана на своих политических противников. При этом цель у обеих сторон, очевидно, одна: сохранение лица и уход от моральной ответственности в условиях осознания, пусть даже запоздалого, неизбежности решения армяно-азербайджанского конфликта в рамках территориальной целостности и провала авантюры под названием "миацум".

И тут уже неважно, чья подпись будет стоять под рамочным соглашением и кто отдаст приказ о выводе войск из Нагорного Карабаха и семи других районов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.