Станислав Тарасов: Ближний бой Эрдогана в Вашингтоне

Баку, 8 декабря 2009, 15:19 — REGNUM  

Трудно припомнить в новейшей истории Турции случай, когда визит главы турецкого правительства в США обставлялся мероприятиями такого уровня "оперативного свойства", как это происходило с посещением Вашингтона нынешним главой правительства Тайипом Реджепом Эрдоганом. Причем действия осуществлялись с обеих сторон.

Анкара сжигала мосты в готовившемся сложном переговорном процессе с Вашингтоном:

Афганистан: отправку дополнительного контингента турецких войск в эту страну, доводя его численность до 1700 человек, Эрдоган объяснял не желанием воевать в этой стране или выступать в роли "жандарма", а стремлением помочь афганцам наладить мирную жизнь.

Иран: любая интерпретация осуществляемой Тегераном ядерной программы исключает военную конфронтацию с этой страной и она должна решаться только в русле политико-дипломатических усилий.

Ирак: Турцию не беспокоят процессы, которые происходят сейчас в этой стране и она поддерживает усилия Багдада по демократическому преобразованию страны. Но Анкара не знает, что будет происходить в Ираке после вывода оттуда войск США и их союзников.

Ближневосточное урегулирование: Анкара предприняла максимум усилий для налаживания диалога Израиля с Сирией и Израиля с Палестинской автономией. Она готова возобновить этот процесс, но ждет поддержки на этом направлении от США.

Кавказ: подписав цюрихские протоколы с Арменией, Турция прошла часть своего пути. Другую часть должна пройти Минская группа ОБСЕ.

Кипр: ЕС выставил новые требования - открытие воздушных границ для Республики Кипр, снятие эмбарго на торговлю - как предварительные условия для продолжения переговоров по этой проблеме.

Действия Запада: накануне визита Эрдогана в Вашингтон Брюссель выставил жесткие требования Анкаре по условиям вступления в ЕС и дал понять, что в обозримом будущем Турции на этом направлении ничего не светит. Инициированная в Швейцарии "битва минаретов" имела также откровенный антитурецкий оттенок. В ответ Турция призвала мусульман изъять свои вклады из швейцарских банков. Плюс к этому теракт в Токате, где были убиты семь турецких офицеров, и который пришелся на самый момент пребывания Эрдогана в США.

Анкара готовилась, пожалуй, впервые за послевоенную историю, выступить в Вашингтоне с позиции силы. И то, что президенту Бараку Обаме было не очень комфортно с турецким премьером, наблюдала вся Турция по прямой телетрансляции из Белого Дома. Что в итоге? США вывели за скобки переговорного процесса болезненную для Турции проблему вступления в ЕС и тем самым ослабили свои переговорные позиции. Более того, если раньше при определении возможных санкций в отношении Ирана им проходилось вести диалог в большей степени с Россией или Китаем, то теперь, похоже, на первый план выходит Турция. Президент Обама объявил, что даст Ирану время до конца года, чтобы тот доказал мирное предназначение своей ядерной программы. В противном случае он намерен добиваться новых международных санкций. Для Анкары подобный ход Белого Дома не явился сюрпризом. Правительство Эрдогана расширяет торговые связи с Ираном, который почти на 20 процентов обеспечивает потребности Турции в природном газе, и не собирается отказываться от своих проектов. В октябре турецкий премьер-министр посетил Тегеран и заявил, что иранская ядерная программа, являющаяся, как подозревают США, прикрытием для разработки ядерного оружия, на самом деле, носит мирный характер. В Вашингтоне Эрдоган говорил о желательности отказа Запада от "ультимативного стиля" в отношении Ирана и намекнул президенту Обаме на выделение Анкаре большего времени на переговоры с Ираном, прежде чем добиваться введения санкций в Совете Безопасности ООН. В то же время источники, близкие к турецкому правительству считают, что если в Совбезе ООН дело все же дойдет до голосования по санкциям против Ирана, Турция может воздержаться.

Это - первая особая позиция Турции. Вторая, не менее принципиальная, имеет отношение к Афганистану. Анкара, в отличие от других союзников по Североатлантическому блоку, стала позиционировать себя в качестве невоюющей страны, что является серьезным кризисным звонком для НАТО. В отношении Ирака Анкаре, судя по всему, удалось обозначить свободу для своего маневра "в случае необходимости".

Но особая интрига вырисовывается на кавказском направлении. Эрдоган призвал президента Обаму стимулировать работу Минской группы по карабахскому урегулированию, принимая в то же время от него поздравления в связи с поступлением в турецкий парламент на ратификацию цюрихских протоколов, предусматривающих нормализацию турецко-армянских отношений. "Я несколько раз говорил и хочу опять повторить - процесс нормализации между Турцией и Арменией - был и будет катализатором того, чтобы сохранить нагорно-карабахский процесс на международной арене, - заявил в этой связи в Вашингтоне глава турецкого МИДа Давутоглу. - Наши попытки именно на это были направлены". В качестве следующего шага, по словам министра, должна стать активизация работы Минской группы ОБСЕ - потому, что "без нагорно-карабахского вопроса мы не можем принять долгосрочный мир в регионе". Турция обозначила в США свое видение варианта карабахского урегулирования: освобождении семи районов, включая Кельбаджар и Лачин с особым статусом. Заметим, что чуть ранее замминистра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов заявил, что Баку считает необходимым переход Лачинского района под полный контроль Азербайджана с представлением права Армении использовать Лачинскую дорогу для связи со Степанакертом. В то же время важно иметь в виду, что Лачин- Кельбаджарская зона является местом традиционного проживания азербайджанских курдов, что создает определенную смычку проблем Карабаха с решением курдской проблемы вообще в масштабах Ближнего Востока.

Если Турция первоначально ратифицирует цюрихские протоколы, то она заметно укрепляет свои позиции на Кавказе, сохраняет возможности для самого широкого политико-дипломатического маневра. Если процесс ратификации и работа Минской группы ОБСЕ будут проходить параллельно, то позиции Турции в этом регионе мира останутся заметными, но приобретут второстепенный характер. Если же Турция сорвет цюрихский процесс, то она будет вообще выдавлена из региона Кавказа. "Правительство никоим образом не может повлиять на этот процесс, - отмечал в Вашингтоне министр Давитоглу. - Когда мы подписывали протокол с Арменией, там никаких условий не было. Однако в нашем парламенте принятие этого документа требует условий. Чтобы решить этот вопрос, одной лишь политической воли мало. Для турецкого парламента эта тема очень чувствительна".

Пока способность "чувствительно реагировать" демонстрирует правительство Турции. Оно сменило вектор своей армянской политики именно тогда, когда Баку по многим признакам стал склоняться к согласию считать приоритетным шагом в карабахском урегулировании нормализацию отношений между Турцией и Арменией. Это - во-первых. Во-вторых, объективно Турция сыграла сейчас на стороне влиятельной части армянской диаспоры в США и своих националистов, выступающих по разным причинам против ратификации парламентом цюрихским протоколов. В итоге Анкара вступила на путь "замораживания" карабахского конфликта, что во многом нивелирует все предыдущие усилия американской дипломатии на карабахском направлении. В то же время Армения получает реальную возможность сделать паузу для осмысления новой ситуации.

Будучи в США премьер-министр Турции Эрдоган выступил в Университете им. Джона Хопкинса с докладом на тему "Турция в 21 веке: построение мира путем дипломатии". Говоря о турецко-американских отношениях, премьер-министр отметил, что с января 2009 года - с приходом в Белый Дом администрации Барака Обамы - они вышли на качественно новый уровень, и охарактеризовал их как "модель партнерства".

Если Анкара проявит принципиальную последовательность в своей политике и сделает в будущем такую модель отношений с США рабочей, это будет означать начало заката эры влияния Запада на Ближнем Востоке.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.