Этот день в истории: 1741 год. 6 декабря (25 ноября ст.ст.) в результате государственного переворота к власти приходит императрица Елизавета Петровна

, 6 Декабря 2009, 13:24 — REGNUM  

Воцарение Елизаветы Петровны 25 ноября 1741 года. Е.Лансере. 1911 год

1741 год. 6 декабря (25 ноября ст.ст.) в результате государственного переворота к власти приходит императрица Елизавета Петровна.

Портрет императрицы Елизаветы Петровны. А.Антропов. Середина XVIII века. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

«К 8 часам утра манифест, форма присяги, форма титулов - все было готово. Елисавета надела Андреевскую ленту, объявила себя полковником трех гвардейских пехотных полков, конной гвардии, кирасирского полка и приняла поздравление особ высших классов; потом вышла на балкон и была встречена громким восклицанием народа; несмотря на жестокую стужу, прошлась и между рядами гвардии, после чего, возвратившись во дворец, принимала знатных дам. В начале 3 часа новая императрица с торжеством переехала из своего старого дома в Зимний дворец и, немного отдохнув, отправилась в церковь к молебну; тут окружили ее Преображенские гренадеры и стали говорить: "Ты, матушка, видела, как усердно мы сослужили тебе свою службу; за это просим одной награды - объяви себя капитаном нашей роты, и пусть мы первые присягнем тебе". Елисавета согласилась.

Большинство ликовало, но были и недовольные, те, которых интересы были связаны с интересами падшего правительства или по крайней мере людей, падших с ним вместе. Мы уже встречались с князем Яковом Шаховским, видели его отношения к Бирону. Похвалы Волынского, с которым он сблизился, оттолкнули от него Бирона; Волынский обещал ему сенаторство, но после гибели его Шаховской должен был довольствоваться местом советника главной полиции. Сделавшись регентом и желая усилить себя способными людьми, Бирон вспомнил о Шаховском и сделал его управляющим полициею; когда новопожалованный благодарил герцога, тот сказал ему: "Вот, князь Шаховской! Я не забыл дружбу дяди твоего и что я тебя любил; а ты променял было меня на Волынского. Но я все забыл, и будьте уверены, что я всегдашний ваш доброжелатель". Шаховской наивно отвечал: "Мне весьма было надобно благосклонность к себе Волынского честными поведениями сыскивать: понеже кабинет-министр, который первейшие государственные дела производит, поверенность и всегдашний к монархине с своими советами доступ имеет, всегда в состоянии просветить или затемнить тех службы и добрые поведения, которые еще далеко за их спинами находятся". Бирон показал благосклонный вид. Падение Бирона понизило Шаховского из начальника полиции в товарищи его, но ненадолго: князь Яков приходился сродни жене графа Головкина, который приблизил его к себе и доставил сенаторское место. День 24 ноября молодой сенатор провел у Головкина по случаю именин жены его: "В обеде, так и в ужине более ста обоего пола персон, а по большей части из знатных чинов и фамилий торжествовали, употребляя во весь день между обеда и ужина, также и потом в веселых восхищениях танцы и русскую пляску с музыкою и песнями, что продолжалось с удовольствием до первого часа, за полночь по домам разъехались. Что ж до меня касалось, то и я уже тут весь же день, как домашний, иногда в потчевании знатнейших гостей, в числе коих и все иностранные министры были, то по нескольку хозяину, одному в своей комнате с болезнями борющемуся, компанию делал". Шаховской, возвратясь от Головкина, заснул в приятных мыслях, что он уже сенатор и любимец "многомогущего министра" и потому может надолго считать себя счастливым и безопасным от всяких злоключений; но был разбужен стуком в ставень спальни и криком сенатского экзекутора, чтоб ехал как можно скорее во дворец цесаревны, которая изволила принять престол российского правления. Шаховской вскочил и сперва подумал, не сошел ли экзекутор с ума, но скоро увидел, что народ толпами бежит по направлению ко дворцу Елисаветы. Шаховской отправился туда же.

Несмотря на то что ночь была темная и мороз большой, улицы были наполнены людьми, полки гвардии шеренгами стояли в ближних ко дворцу улицах и раскладывали огни от стужи, а другие потчевали друг друга вином, и среди шума разговоров громко раздавались восклицания: "Здравствуй, наша матушка императрица Елисавета Петровна!" Шаховской должен был оставить карету и пешком продираться сквозь толпу с учтивым молчанием, слыша более грубых, чем ласковых слов. В дверях дворца увидел он товарища своего сенатора князя Алексея Дмитриевича Голицына; сенаторы спросили друг друга, как это сделалось, и оба отвечали - не знаю. Протеснившись в третью комнату, они остановились, увидавши многих знатных господ; тут подошел к ним камер-юнкер цесаревны Петр Иванович Шувалов, поцеловался в знак всеобщей радости и кратко рассказал о случившемся. Едва Шувалов успел окончить свой рассказ, как выбегает из другой комнаты генерал Василий Федорович Солтыков, нерасположенный ни к Шаховскому, ни к Голицыну. Он схватил Шаховского за руку и, громко смеясь, сказал: "Вот сенаторы стоят!" Шаховской отвечал: "Сенаторы, сударь!" Солтыков захохотал еще громче и закричал: "Что теперь скажете, сенаторы?" Эта сцена привлекла толпу зрителей, и, чтоб выйти из своего странного положения, Шаховской начал говорить Солтыкову: "Что это значит, что вы теперь в такое время, когда все радуются, так нас атакуете? Не находите ли на нас какой метки? Или по высочайшему повелению так с нами поступаете; так бы соизволили нам надлежащим образом объявить; а мы во всем по незазренной совести без боязни отвечать готовы". Солтыков усмирился и отвечал с ласковою улыбкою: "Я, друг мой, теперь от великой радости вне себя и поступил так по дружеской любви, а не по какой другой причине: я вам сердечно желаю всякого благополучия и поздравляю со всеобщею радостью". При этом он расцеловал Шаховского в обе щеки и поспешно скрылся в другую комнату».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: Мысль, 1991

История в лицах

Князь Я.П.Шаховской:

И тако я до оного дворца в моей карете сквозь тесноту проехать не могши, вышед из оной, пошел пешком, сквозь множество людей с учтивым молчанием продираясь и не столько ласковых, сколько грубых слов слыша, взошел на первую с крыльца лестницу и следовал за спешащими туда же в палаты людьми, но еще прежде входа, близ уже дверей увидел в оной тесноте моего сотоварища, сенатора князя Алексея Дмитриевича Голицына; мы, содвинувся поближе, спросили тихо друг друга, как это сделалось, но и он, так же, как и я, ничего не знал. Мы протеснились сквозь первую и вторую палату и, вошед в третью, увидя многих господ знатных чинов, остановились и лишь только успели предстоящим поклониться, как встретил нас ласковым приветствием тогда бывший при дворе ее величества между прочим камергером Петр Иванович Шувалов, который после был уже, как увидите из моей истории, знатный господин и великие дела в государстве производил.

Он в знак великой всеобщей радости веселообразно поцеловал нас и рассказал нам о сем с помощью всемогущего начатом и благополучно оконченном деле и что главнейшие доныне бывшие министры, а именно генерал-фельдмаршал граф Миних, тайные действительные советники и кабинет-министры графы Остерман и Головкин, уже все из домов своих взяты и под арестом сидят здесь же в доме...

Потом е. и. в. вскоре из своих внутренних покоев изволила в ту палату, где мы между прочими, уже много собравшимися господами находились, войти и весьма с милостивыми знаками, принимая от нас подданнические поздравления, дозволила нам поцеловать свою руку.

Вскоре после того повелено было всем идти (ибо ехать было за теснотою находящихся по улицам солдат и прочих людей не можно) в Зимний императорский дворец, куда и е. в. в открытой большой линейке с благонадежнейшими ей изволила ехать сквозь гвардии солдат, стоявших до большого дворца шеренгами, в препровождении немалого числа Преображенского полка гренадер, кои в том деле е. и. в. наипервейшими услужниками были, и по прибытии во дворец в придворной церкви началась е. и. в. в верности, по надлежащему учреждению, присяга.

Цитируется по: Хрестоматия по истории СССР. XVIII в. / Под ред. Л.Г. Бескровного и Б.Б. Кафенгауза; Сост. М.Т. Белявский и Н.И. Павленко. М., 1963

Мир в это время

10 апреля 1741 года прусская армия под командованием короля Фридриха II нанесла сокрушительное поражение австрийским войскам под руководством маршала Рейнхарда фон Нейперга в сражении около деревни Мольвиц в Силезии во время войны за австрийское наследство.

Атака прусской пехоты. Х.Я.Винхейзен. 2-я половина 19 века

План Мольвицкого сражения 1741 года

Мольвицкое сражение 1741 года, сражение у деревни Мольвиц (Силезия) 10 апреля 1741 года между прусской и австрийской армиями во время войны за "австрийское наследство". Развивая наступление в Силезии, прусская армия Фридриха II (24 тыс. чел.) 10 апреля вышла в район деревни Мольвиц, где неожиданно столкнулась с австрийской армией фельдмаршалла В. Нейперга (25 тыс. человек). Прусские войска не использовали выгодного момента для атаки застигнутого врасплох противника и потратили 2 часа на выстраивание армии в боевой порядок (2 линии и резерв в составе 3 эскадронов). В результате инициатива была упущена, и первый удар нанесли австрийцы. Их многочисленная конница атаковала прусские войска, но была отброшена. Последовавшая затем атака австрийской пехоты также была отражена массированным огнём сильной прусской артиллерии. Исход Мольвицкого сражения решила общая атака прусской пехоты, обратившей австрийцев в бегство. Стороны потеряли по 4,5 тыс. человек. Победа в Мольвицком сражении, несмотря на нерешительные в начале сражения действия Фридриха II, была одержана благодаря количеств, и качеств, превосходству прусской пехоты и артиллерии, их более совершенной тактике, лучшему управлению войсками и хорошо организованному взаимодействию между родами войск. Потерпев поражение в Мольвицком сражении, Австрия вынуждена была запросить перемирия».

Цитируется по: Советская военная энциклопедия. В 8-и томах. Под ред. Гречко А.А. том 5. М.: Воениздат, 1976-1980

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Гендиректор Воронежского мехзавода уволился после аварии «Прогресса»
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры
NB!
20.01.17
Лукашенко ищет альтернативу российской нефти: начало конца энергодружбе?
NB!
20.01.17
Нефть: «Белоруссия пытается показать России, что у нее еще есть козыри»
NB!
20.01.17
Мэр Харькова отказался менять название проспекта Героев Сталинграда
NB!
20.01.17
Союз России, Ирана и Турции испытывается на прочность
NB!
20.01.17
Песков: Считать Трампа «нашим» — большая ошибка
NB!
20.01.17
Да это просто капризный шоу-мэн: Новый скандал вокруг главы «Укрзализныци»
NB!
20.01.17
Перевод посольства США в Иерусалим — глобальный катаклизм
NB!
20.01.17
По-братски: Володин призвал Жириновского осторожно говорить о народах РФ
NB!
20.01.17
Минск «не услышал» Россию и Лаврова: блогера Лапшина выдают Баку