Этот день в истории: 1912 год. 28 ноября (15 ноября ст.ст.) начинает работу Четвертая государственная дума – последняя Дума царской России

, 28 ноября 2009, 13:24 — REGNUM  

Заседание IV Государственной думы в Таврическом дворце. 1912 год

1912 год. 28 ноября (15 ноября ст.ст.) начинает работу Четвертая государственная дума – последняя Дума царской России. С ноября 1912 по февраль 1917 года состоялось пять сессий думы четвертого созыва. Наибольшее представительство в четвертой думе было у националистов и умеренно-правых — 120 депутатов и у октябристов — 98 депутатов. С 1915 года ведущую роль в думе играл Прогрессивный блок.

Сибирская группа членов IV Государственной думы. Фотография Н.Н. Ольшанского. После 1912 года

Депутат IV Государственной Думы от Екатеринославской губернии. После 1912 года

Проекты законов, одобренные Государственной Думой четвертого созыва. 1915 год

«Четвертая, и последняя в истории самодержавной России, Дума возникла в предкризисный для страны и всего мира период — канун мировой войны. С ноября 1912 по октябрь 1917 года состоялось пять сессий.

По составу четвертая Дума мало отличалась от третьей. Разве что в рядах депутатов значительно прибавилось священнослужителей.

Председателем четвертой Думы весь период ее работы был крупный екатеринославский землевладелец, человек, обладавший масштабным государственным умом, октябрист М.В. Родзянко.

Обстановка не позволила четвертой Думе сосредоточиться на крупномасштабной работе. Ее постоянно лихорадило. Шли бесконечные, личностные «разборки» между лидерами фракций, внутри самих фракций. К тому же с началом в августе 1914 года мировой войны, после крупных провалов русской армии на фронте Дума вступила в острейший конфликт с исполнительной властью.

Несмотря на всевозможные препятствия и засилье реакционеров, первые представительные учреждения в России оказывали серьезное воздействие на исполнительную власть и заставляли считаться с собой даже прослывшие самыми жесткими правительства. Неудивительно, что Государственная Дума плохо вписывалась в систему самодержавной власти и, именно поэтому, Николай II постоянно стремился от нее избавиться. Через восемь лет и один день после обнародования манифеста от 17 октября 1905 года — 18 октября 1913 года — он подписал, не поставив даты, два указа. Одним в столице империи вводилось осадное положение, а другим существовавшая тогда четвертая Дума досрочно распускалась, с тем чтобы вновь избранная стала уже не законодательным, а лишь законосовещательным органом. Государственная Дума должна была не принимать законопроекты, а лишь высказывать свое мнение о них, с которым царь мог не считаться. Министр внутренних дел Н. А. Маклаков получил право обнародовать законы только тогда, когда сочтет это нужным.

3 сентября 1915 года, после принятия Думой выделенных правительством кредитов на войну, ее распустили на каникулы. Вновь Государственная Дума собралась только в феврале 1916 года. Разъяренные депутаты, главным образом из кадетов, решительно потребовали отставки военного министра. Его сняли, заменив А. Ф. Треповым.

Но проработала Дума недолго, так как 16 декабря 1916 года была вновь распущена за участие в «дворцовом перевороте». Возобновила Дума свою деятельность 14 февраля 1917 года, в канун февральского отречения Николая II от власти. 25 февраля 1917 года Дума вновь была распущена и больше официально не собиралась. Но формально и фактически Дума существовала.

Государственная Дума сыграла ведущую роль в учреждении Временного правительства. При Временном правительстве Дума работала под видом «частных совещаний». Дума выступила против создания Советов. Участвовала в августе 1917 года в подготовке неудачного корниловского похода на Петроград. Большевики не раз требовали ее разгона, но тщетно.

6 октября 1917 года Временное правительство постановило Думу распустить в связи с подготовкой к выборам в Учредительное собрание. Его, как известно, в январе 1918 года разогнали большевики при деятельном участии своих партнеров по правительственному блоку — левых эсеров. Чуть ранее, 18 декабря 1917 года, одним из декретов ленинского Совнаркома была упразднена и канцелярия Государственной Думы. Так в России закончилась эпоха «буржуазного» парламентаризма».

Цитируется по материалам сайта http://www.duma.gov.ru

История в лицах

Из заявления социал-демократической фракции IV Государственной Думы:

Президиум призван наиболее неуклонно и последовательно осуществлять волю и желания Государственной думы. Ясно, что тот, кто принимает участие в выборах президиума, тем самым берет на себя ответственность за деятельность Государственной думы. Поэтому социал-демократическая фракция предыдущей Государственной думы не принимала участия в выборах президиума, отнюдь не желая брать на себя какой-либо ответственности за деятельность III Государственной думы, Думы государственного переворота, Думы господской, Думы, призванной для борьбы со всеми насущными народными интересами. Мы знали, что президиум такой Думы должен вести систематическую борьбу с социал-демократической фракцией при ее выступлениях на трибуне для защиты интересов народных масс. Можно смело сказать, что социал-демократическая фракция вышла победительницей из этой борьбы... Мы уверены, что то же самое нам удастся сделать и в IV Государственной думе, невзирая на то, из кого будет состоять президиум - из у покойников или настоящих полупокойников, из гололобовцев или бывших тучковских молодцов... Итак, выбирайте угодный большинству президиум. Мы используем трибуну в интересах народа.

Цитируется по: Бадаев А.Е. Большевики в Государственной Думе: Воспоминания. М.,1935. С. 42-43

Мир в это время

В 1912 году происходит самое крупное и самое известное кораблекрушение в истории человечества – 14 апреля во время своего первого рейса столкнулся с айсбергом и спустя 2 часа 40 минут затонул британский океанический лайнер «Титаник». В этой катастрофе погибло более 1500 человек.

«Титаник» на ходовых испытаниях. 2 апреля 1912 года

«Воскресенье, 14 апреля. Прекрасная погода, гладкая поверхность воды и умеренный юго-восточный ветер создавали прекрасное настроение. Множество пассажиров медленно прогуливалось по лодочной палубе. Еще ранним утром «Титаник» принял радиограмму от «Каронии», предупреждавшей о льдинах впереди, а затем — от датского лайнера «Нордам», оповещавшего об «огромном скоплении льда». Сразу после полудня английский лайнер «Болтик» сообщил о большом количестве ледяных полей впереди от «Титаника» на расстоянии 250 миль. Все эти радиограммы Смит передал Исмею. Спустя некоторое время немецкое судно «Америка» предупредило о «большом айсберге», но это сообщение не было отправлено на капитанский мостик.

Около 6.30 вечера Смит повернул корабль слегка на юго-запад от обычного направления, желая, вероятно, обойти лед, о котором предупреждали так много судов. Однако не был отдан приказ о снижении скорости. Более того, скорость судна возрастала и возрастала. В 7.30 вечера были получены еще три предостерегающих сообщения от «Калифорниана» о больших айсбергах впереди. Согласно им, до льдин оставалось не более 50 миль. Радиограммы, полученные в этот день, указывали на наличие огромного ледяного поля длиной 78 миль прямо по курсу «Титаника». Отказавшись от ужина, Смит поднялся на капитанский мостик, где обменялся мнениями по поводу необыкновенно ясной и хорошей погоды со вторым помощником Лайтоллером.

Около 9.20 вечера Смит лег спать, отдав обычный приказ разбудить его, «если случится что-нибудь неладное». После чего Лайтоллер предупредил, чтобы впередсмотрящие внимательно наблюдали за льдинами до утра.

Далее события развивались так стремительно, что лучше давать их хронологию с точностью до минут.

В 10.00 вечера Лайтоллера сменил первый офицер Мэрдок.

В 10.55 ночи на расстоянии 10–19 миль от «Титаника» судно «Калифорниан» было остановлено льдами и посылало предупреждения всем судам в этом районе. Филипс прервал «Калифорниан» ставшим теперь знаменитым ответом: «Прекрати! Заткнись! Я занят. Работаю на частоте Кейп-Рейс», и радист «Калифорниана» выключил свой аппарат на ночь. (Кейп-Рейс — город на юге острова Ньюфаундленд.) К этому времени в 24 из 29 бойлерных поддерживался огонь, и «Титаник» шел со скоростью 22 узла, самой высокой, когда-либо им достигнутой.

В 11.30 впередсмотрящие Флит и Ли заметили легкую дымку прямо по курсу.

В 11.40 ночи Флит заметил большой айсберг впереди и передал срочное сообщение на мостик. Шестой помощник Муди принял сигнал и передал сообщение Мэрдоку, который инстинктивно скомандовал: «Стоп, машина!», телеграфировал в моторный отсек команду об остановке всех двигателей, а затем — «Полный назад!» Также он приказал закрыть все водонепроницаемые двери. «Титаник» начал медленно разворачиваться но подводная часть плывшего мимо айсберга уже царапала и ударяла правый борт судна, полностью открыв морской воде пять передних переборок.

В 11.55 ночи, через 15 минут после столкновения, была полностью затоплена почта на палубе «G», а также угольный бункер в машинном отделении. После беглого осмотра повреждений, сделанного Уайлдом, Боксхоллом и Эндрюсом, Смит понял, что случилось худшее. Самое худшее. «Титаник» тонул, и более 2200 человек на борту находились в смертельной опасности. С тяжелым сердцем Смит лично определил местонахождение «Титаника» и передал координаты четвертому помощнику Боксхоллу в радиорубку. Переданный Филипсу пакет содержал приказ подать сигналы бедствия.

В 00.10 с антенны лайнера в ночной эфир полетел сигнал CQD — еще действовавший в те годы международный радиотелеграфный сигнал бедствия, и координаты «Титаника» — 41°46' северной широты и 50°14' западной долготы.

Понедельник, 15 апреля. Вскоре после полуночи корт для сквоша, находившийся на 32 футах выше киля, был затоплен. Большинство бойлерных не работало, и огромные клубы пара вырывались из освобожденных труб. Смит приказал расчехлять спасательные шлюпки и размещать на них пассажиров и членов экипажа. Места на них было достаточно для 1178 человек, и то при условии, что каждая из шлюпок будет заполнена полностью. А на борту находилось 2227 человек.

Между 00.10 и 1.50 утра несколько членов экипажа судна «Калифорниан» видели что-то похожее на огни парохода. Ракеты тоже были видны, но не были приняты во внимание. Многие суда слышали сигнал о бедствии «Титаника» и многие из них спешили на помощь, в том числе лайнер «Карпатия» под командованием Рострона, находившийся в 58 милях на юго-восток от «Титаника».

В 00.15 Уиллас Хартли и его ансамбль начали играть жизнерадостный регтайм в салоне первого класса на палубе «A». Они играли до самого конца, все члены оркестра погибли.

В 00.25 Смит распорядился сажать в спасательные шлюпки женщин и детей.

К 00.45 спасательная шлюпка № 7 по правому борту была спущена на воду с 28 человеками на борту вместо возможных 65. В это же самое время квартирмейстером Джорджем Роу по указанию Боксхолла была запущена первая сигнальная ракета. Она поднялась на 800 футов и рассыпалась на двенадцать сверкающих белых звезд. Внезапно справа по курсу Боксхолл увидел приближающееся судно, которое через несколько минут исчезло из вида, несмотря на попытки связаться с ним при помощи лампы Морзе.

В 1.15 вода поднялась до надписи «Титаник» на борту, и судно дало резкий крен на левый борт. К этому моменту на воду было спущено 7 шлюпок с еще меньшим количеством пассажиров в каждой. По мере того как наклон палубы становился все круче, в лодках увеличивалось количество пассажиров. С правого борта была спущена шлюпка № 9 с 56 человеками на борту.

В 1.30 началась паника. В шлюпке № 14 по левому борту было опущено 60 человек, включая пятого помощника Лоу. Лоу пришлось сделать пять предупредительных выстрелов в сторону судна, прямо по обезумевшей толпе, чтобы остановить неуправляемых людей, готовых прыгнуть в практически полную лодку. Радиограммы, отправляемые Филипсом, сообщали, что «корабль быстро погружается» и «не может продержаться дольше…» Парфюмерный магнат Бен Гайгенхейм и его слуга Виктор Гилио вернулись в свои каюты и переоделись в вечерние костюмы. Они вернулись на палубу со словами: «Мы надели наши лучшие костюмы и приготовились умереть как настоящие джентльмены».

К 1.40 большинство носовых шлюпок отплыло, и оставшиеся на борту пассажиры стали перемещаться к кормовой части. Дж. Брюс Исмей покинул судно последним на спущенной с правого борта надувной лодке с 39 пассажирами. Носовая палуба уже была под водой.

В 2.00 поверхность океана отделяло от прогулочной палубы всего лишь 10 футов (3 метра). Приблизительно в это время Хартли выбрал последнюю песню для своего оркестра — «Nearer, My God, to Thee». Он всегда говорил, что этот гимн выбрал бы для своих похорон. Когда на борту осталось более 1500 пассажиров и всего 47 мест на надувной лодке «D», Лайтоллер отдал приказ экипажу зарядить оружие и окружить лодку, пропуская к ней только женщин и детей. Море разгуливало в носовой части палубы «A». Крен «Титаника» становился сильнее. В это время Смит спустился в радиорубку и освободил Филипса и Брайда, сообщив им, что «они уже исполнили свои обязанности». На обратном пути на капитанский мостик Смит сказал нескольким членам экипажа: «Теперь каждый за себя». Его последние мысли были скорее всего о любимой жене Элеоноре и маленькой дочери Елене. Как только отошли все лодки, удивительное спокойствие воцарилось на «Титанике». Возбуждение и давка закончились, и сотни оставшихся тихо стояли на верхних палубах. Казалось, они теснились в середину, пытаясь держаться как можно дальше от поручней. Винт стал показываться из воды, и пассажиры двигались ближе и ближе к корме.

Примерно в 2.17 корпус начал стремительно погружаться в пучину, в то время как сотни пассажиров второго и третьего классов, собравшись на конце кормы шлюпочной палубы, слушали молитвы отца Томаса Байлса.

В 2.18 послышался грохот: все незакрепленные объекты внутри «Титаника» начали падать к погружающемуся носу. Свет мигнул и погас, оставив корабль видимым силуэтом на звездном небе. Многие утверждали, что корпус корабля разломился надвое между третьей и четвертой трубой. Судно встало почти перпендикулярно и оставалось неподвижным несколько минут.

В 2.20 оно немного опрокинулось назад и начало погружаться в объятия северной Атлантики на глубину 13000 футов. Почти сразу ночь пронзили крики гибнущих, постепенно становившиеся отчаяннее, пока, по словам Лайтоллера, они не превратились в «долгий протяжный вой». Этот вой продолжался какое-то время, пока все не умерли от переохлаждения или утонули. «Останавливающие сердце, незабываемые звуки» произвели неизгладимое впечатление на Лайтоллера, который слышал их с надувной шлюпки «A». Позднее он утверждал, что никогда не позволяет своим мыслям возвращаться к тем леденящим душу крикам.

В 3.30 световые ракеты «Карпатии» были замечены находившимися в спасательных шлюпках, и в 4.10 первая шлюпка была поднята из ледяной пучины. Тремя часами позже, в 5.30 утра, когда последняя шлюпка, № 12, была подобрана «Карпатией». «Калифорниан», уведомленный о гибели «Титаника», прибыл на место бедствия.

В 8.50 утра «Карпатия» покинула другие суда, искавшие выживших, и взяла курс на Нью-Йорк. На борту у нее находилось 705 спасшихся. 1522 человека остались на дне океана».

Цитируется по: Муромов И.А, 100 великих кораблекрушений. М.: Вече, 2003

Материал предоставлен АНО "Руниверс"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail