Эксперт: Таможенный союз даёт России возможность создать в Евразии новый центр силы

Минск, 27 ноября 2009, 21:21 — REGNUM  

Сегодня, 27 ноября, президенты России, Белоруссии и Казахстана Дмитрий Медведев, Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев утвердили Единый таможенный тариф и Таможенный кодекс трёх стран, положив таким образом начало функционированию Таможенного союза. Политический и экономический смысл данного события прокомментировал для ИА REGNUM Новости российский политолог Юрий Солозобов.

Я считаю это событие историческим. Сегодня был сделан очень важный шаг к созданию реального интеграционного экономического пространства на просторах бывшего Советского Союза. У нас было очень много разговоров об интеграции, много ностальгических проектов, но проекты, основанные на ностальгии, долго не живут. Таможенный союз - не реинкарнация Советского Союза и не попытка создать СССР-2. Это проект, созданный на прагматичной основе и при учёте опыта неудачного Таможенного союза начала девяностых. Тот союз не имел наднациональной системы управления и логики развития, поэтому он потерпел неудачу. Эти ошибки были учтены, и сегодняшний проект был реализован в формате трёх государств.

Конечно, эти государства разные. Наиболее схожую экономическую структуру имеют Россия и Казахстан. Белоруссия тоже очень важна нам как ворота на Запад, и те сомнения и опасения, которые высказывал за неделю до подписания документов и в момент их подписания белорусский президент Александр Лукашенко, как раз и отражают неравномерность структур экономик наших стран. Однако не надо оглядываться назад и смотреть на наши экономики как на закоснело-сырьевые, как на экономики дележа и пилежа, не подлежащие реформированию. Наступает переломный момент. Казахстан желает строить новую экономику, Астана устами президента Назарбаева объявила программу индустриализации. Россия же устами президента Медведева объявила программу модернизации. К сожалению, она ещё не конкретизирована так чётко, как программа Казахстана, и не доведена до уровня конкретных проектов и предприятий. Россия пока находится в зоне выбора. Но важно то, что мы можем использовать принципиально новые возможности, которые даёт нам Таможенный союз.

Что это за возможности? Прежде всего, мы можем воссоединить утраченный потенциал предприятий с высокой добавленной стоимостью и воссоздать старые индустриальные цепочки. Это даёт нам сохранение критически важных технологических рубежей. Второе обстоятельство заключается в том, что мы получаем возможность реализовать очень крупные транзитные проекты. Смотрите, что получается: впервые на просторах Евразии образовывается единое таможенное пространство с одним таможенным оформлением, протянувшееся через 11 часовых поясов. Это пространство является естественным сухопутным мостом между двумя гигантскими центрами силы - между Евросоюзом, ставшим после ратификации Лиссабонского договора пятисотмиллионной сверхдержавой, и полуторамиллиардным Китаем, являющимся мировой фабрикой. Смотрите, что происходит на Востоке: Китай к 2010 году образует вместе со странами АСЕАН общий рынок объёмом в 2 млрд человек. Мы тоже образуем крупный рынок в формате Таможенного союза, в котором участвует где-то 170 млн человек и примерно $2 трлн капитала. Это интересное экономическое пространство для инвесторов и для свободного развития, это очень важный момент. Помимо этого, мы получаем возможность создать "мост" между ЕС и Китаем. По оценкам специалистов, оборот торговли Восток-Запад к 2012 - 2015 годам достигнет уровня в $1 трлн. И сейчас мы забираем лишь малую часть этого транзита через Транссиб. Речь идёт не о том, что мы должны быть какими-то кули, грузчиками, такелажниками между трудолюбивыми китайцами и гедонистами из Западной Европы. Мы должны создавать логистические центры и предприятия с новой добавленной стоимостью. Фактически, некий гигантский фордовский конвейер должен протянуться от Китая до Европы через нашу территорию. Если мы сможем осилить создание в Евразии объектов и предприятий, основанных на новейших технологиях, то тогда мы совершим очень важный модернизационный скачок. Вот какую возможность даёт нам Таможенный союз.

Насколько это способно воплотится в жизнь? Я думаю, это вполне реально. У нас есть программа создания экономического кластера "Астана-Омск", у нас есть программа развития коридоров "Север-Юг" и "Запад-Восток". Согласно транспортной стратегии России, мы должны увеличить транзит грузов через нашу территорию в три раза. Все эти планы были невыполнимы без практической реализации Таможенного союза. Таможенный союз даёт нам шанс реализовать эти мечты. И насколько этот шанс воплотится, зависит от двух вещей. Первое - это насколько серьёзно постсоветские элиты воспримут эту возможность и интерес к подобного рода интеграции. И второе: колебания Лукашенко показали, насколько зависит наш интеграционный проект от воли первых лиц наших государств. Сегодня евразийская интеграция делается в кабинетах президентов. Нам нужно резко расширить интеграционную составляющую в пользу экспертов, в пользу простых людей. Простые люди должны понимать, какую пользу они получат от реализации Таможенного союза. Евразийская интеграция сегодня не закреплена в публичном поле каким-либо общественно-политическим движением. Все евразийские движения начала девяностых имели смешной маргинальный привкус. Нам нужно респектабельное евразийское движение, которое будет лоббистом этой идеи в чиновничьих кабинетах и её популяризатором в публичном поле.

Почему я так ратую за евразийскую интеграцию? Потому что у России и сопредельных ей стран есть всего два варианта развития. Мы можем стать периферийными участниками проектов Евросоюза и Китая, причём для Казахстана это практически однозначно обернётся ассимиляцией, а для нас - разрывом страны на две части в течение ближайших пяти - десяти лет. Альтернатива у нас только одна: создание в центре Евразии собственного центра силы. И Таможенный союз как раз даёт нам инструмент для создания такой силы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.