Василий Каширин: Что произошло в российско-болгарских отношениях?

Балканы, 19 ноября 2009, 00:01 — REGNUM  

Автор ИА REGNUM Новости, известный специалист по современной истории Балкан, дал интервью болгарскому изданию "Бизнес-контакты", которое ниже приводится полностью:

Василий Борисович, что, по Вашему мнению, произошло в российско-болгарских отношениях за последние двадцать лет? Россия потеряла интерес к своим бывшим сателлитам, бывшие страны соцсодружества отвернулись от своего бывшего большого брата, или глобальные изменения в мире перекроили карту приоритетов, интересов, необходимостей и прочее?

На этот вопрос я отвечу коротко. По моему мнению, двадцать лет назад в отношениях между Россией и Болгарией произошла предсказуемая и неизбежная в тех условиях катастрофа. И все следующие годы мы пожинали ее плоды. Но есть такая русская пословица: "Снявши голову, по волосам не плачут". На фоне агонии нашей великой страны и всей социалистической системы, краха экономики, распада общественных связей, упадка культуры и науки, потери как минимум двух поколений своих людей - России не приходилось горевать об утрате прежних дружеских и союзнических отношений с Болгарией. Наши бывшие союзники бежали от нас, но мы не можем упрекать их за это. Тогда каждый выживал, как мог. Потом, Россия и россияне также бежали от самих себя, от своего прошлого, от исторической памяти, от культурного наследия. Так вправе ли мы обижаться, что от нас бежали и болгары? И в России, и в Болгарии нашлись свои политические мародеры и вандалы, которые использовали тот распад в своих корыстных интересах. Внешним глобальным игрокам не нужно было даже особо стараться, чтобы заполучить новых союзников и сателлитов на территории бывшей сферы влияния СССР. Здесь Москва расплачивалась за свой прежний диктат в отношении союзников, за отсутствие свободы и гибкости во внутренней и внешней политике, за проскальзывавшее порой высокомерие. Однако "тоталитарный" Кремль, по крайней мере, сам вел свою войну в Афганистане и не гнал туда союзников по Варшавскому договору. А что теперь делают болгарские солдаты под Кабулом? Своей кровью доказывают преданность новым "старшим братьям"? Или, сражаясь за интересы США против Талибана, Болгария подтверждает свою приверженность европейским и демократическим идеалам? Или там ведется борьба с наркоторговлей? Но тогда почему западные демократии не уничтожают бандитский анклав трансграничной наркомафии в Косове, а холят и лелеют его, как любимое детище своей цивилизаторской миссии?

Да, Россия потеряла интерес к Болгарии, как ни печально это звучит. Когда я учился на Историческом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова на рубеже тысячелетий, то сравнительно много студентов-славистов шло специализироваться по Югославии, но практически никто не шел на болгаристику. Преемственность экспертного знания об этой стране у нас была нарушена. Интерес России к Югославии в те годы во многом объяснялся той несправедливой и жестокой агрессией, которой подверглась СРЮ со стороны демократического Запада. А о позиции Болгарии в 1999 году у нас говорили одно - "братушки" изменили славянскому делу. И не хотели понимать, что позиция официальной Софии тогда была продиктована не только историческими счетами с Сербией, но и насущными вопросами выживания в новом мире - правом на вступление в НАТО и ЕС.

Как может и должна выглядеть Россия в глазах своих сегодняшних партнеров? Что включает в себя работа на имидж страны? Насколько адекватными представляются Вам усилия российских чиновников, аналитиков, экспертов, журналистов, работающих на этом направлении? Как выглядят сегодня с этой точки зрения отношения России и Болгарии?

Я считаю, что Россия не только может, о и обязана выглядеть в глазах всего мира, как уважающее себя и предсказуемое государство. Ни в коем случае не как "предсказуемое" в том смысле, которое хотели бы придать этому слову некоторые наши западные партнеры. Эта предсказуемость не должна подразумевать, что шаги России будут легко угадываться и просчитываться заранее и что это будет помогать кому-то получать дополнительные политические и экономические выгоды, в убыток России и за ее счет. И уже тем более эта предсказуемость не должна означать, что Россия всегда будет принимать те решения, которых хотели бы дождаться внешние силы. Россия должна быть государством предсказуемым, прежде всего, как раз в уважении к себе. То есть, чтобы все ее партнеры и контрагенты заранее знали, что все действия России будут неизменно продиктованы ее чувством собственного достоинства и самоуважения, которое подразумевает и достойное отношение к тем, кто сотрудничает с ней, кто ей доверяет. Иными словами, Россия должна выглядеть, как надежный партнер и союзник для своих друзей, как неуступчивый спорщик там, где затронуты ее интересы, и как грозный враг для своих недругов. Доказывать это можно только конкретными делами. Без этого любые пропагандистские усилия, "работа на имидж" внутри страны и вовне ее обречены на неудачу.

Говоря об усилиях российской бюрократии, журналистики и экспертного сообщества на данном направлении в целом, могу сказать, что в последние годы здесь наметились позитивные сдвиги, но достигнуто пока все равно немногое. Пока что большинство попыток России донести до западных партнеров свое видение ситуации в Европе и в мире наталкивается на прочную стену непонимания и недоверия. И нужно порой достаточно много времени, чтобы позиция Россия была услышана и понята. К примеру, почти год потребовался европейскому сообществу для того, чтобы разобраться в событиях августа 2008 года в Южной Осетии и Грузии, в том, кто явился инициатором военного конфликта и чем были спровоцированы решительные ответные действия России.

Первый и самый важный принцип поведения уважающего себя государства - надо соблюдать все взятые на себя обязательства и заключенные договоры. Рад отметить, что в отношениях с Болгарией России в последние годы это удавалось, за исключением отдельных экстраординарных случаев, произошедших не по вине российской стороны. Я имею в виду, прежде всего, январский газовый кризис 2009 года. Тогда спровоцированное Украиной отключение газа нанесло ущерб деловому имиджу России в Болгарии.

Также для российского руководства в отношениях с Болгарией очень важно придерживаться двух основных правил. Первое - проявлять должное элементарное уважение к болгарским государственным людям. То есть не отменять назначенных встреч с болгарскими министрами и не заставлять ждать их часами в приемной, правильно называть их имена и т.д., и т.п. Мы помним печальные примеры тому. Зная щепетильность и обидчивость болгар в таких случаях, надо понимать, что подобные "мелочи" губительны для престижа Российского государства в Болгарии. Естественно, то же самое абсолютно справедливо и для деловых российско-болгарских отношений, и для простых человеческих контактов представителей двух народов.

И второе - Россия должна любой ценой избегать производить впечатление, что она связывает с Болгарией чрезмерные ожидания и, тем более, своекорыстные расчеты на сотрудничество в политике и экономике. Потому что это немедленно ведет к активизации русофобских сил, которые начинают кричать о намерении "северной империи" вновь подчинить себе Болгарию, жестоко вырвать ее из новообретенной европейской семьи, использовать для подрыва безопасности Европы, в том числе энергетической, и для распространения своего влияния на Балканы и Центральную Европу. Воскрешаются призраки мифической "Задунайской губернии", столь же древние, сколь и абсурдные, а также связанные с этим "фантомные боли". В болгарском обществе есть интеллектуальные и политические силы, которые профессионально специализируются на этом. Наконец, это привлекает ненужное внимание Брюсселя, который методом мягкого, но тяжелого давления дает понять Софии, что чрезмерное сближение с Россией является излишним. Все это может принести только вред российско-болгарскому сотрудничеству и тем политическим силам в Болгарии, которые справедливо видят в нем большие положительные перспективы для своей страны.

Россия должна неизменно повторять, что хочет сотрудничать с Болгарией, а не "использовать" ее; торговать, а не распространять на нее свое влияние. И уж конечно российская сторона не должна даже мысленно произносить слова вроде памятного "троянского коня". Ничего, кроме вреда, это не принесет. Теперь присутствие России в Болгарии и на Балканах в целом должно быть обеспечено ее бизнесом, а не военно-политическим влиянием, как то бывало в прошлые эпохи.

Что, в свою очередь, знают россияне о жизни современной Болгарии? Насколько эффективной можно признать такую крупномасштабную акцию, как Год Болгарии в России?

Как это ни прискорбно, сегодня в нашей стране практически ничего не знают о Болгарии и ее жизни. 99,999% россиян не скажут вам, как зовут действующего президента, нового и прежнего министра-председателя Болгарии. Они не назовут вам ни одного болгарского политика и государственного деятеля после Тодора Живкова, а также ни одного из современных деятелей болгарской науки, культуры, спорта. Достаточно сказать, что человек, занимающий очень высокий пост в Российском государстве, в декабре прошлого года в интервью Первому каналу телевидения назвал тогдашнего главу правительства Болгарии Сергея Станишева - "господином Стояновым". Я слышал это своими собственными ушами, и это очень сильно расстроило и разозлило меня. Конечно, в том эпизоде могла сказаться и грубая небрежность референтов этого государственного деятеля, и элементарная человеческая усталость, и простая оговорка. Но все же это - показатель степени того внимания, с которым действующая политическая элита России относится к Болгарии. Что заставляет задаться вопросом - а может ли вообще Россия с таким знанием и интересом к Болгарии рассчитывать на политические и экономические успехи в отношениях с этой страной?

В массовом народном сознании в России с Болгарией связаны очень смутные и туманные образы давней истории, пришедшие как бы из детства: Шипка, Плевна, "стоит над горою Алеша"... Надо ли говорить, что эти образы - светлые и чистые. Люди у нас помнят, что в Софии стоит памятник Царю-Освободителю, а в Москве - часовня-памятник Героям Плевны (как все называют часовню чинам Гренадерского корпуса, павшим под Плевной во время отражения попытки прорыва Осман-паши). Но о современной Болгарии, повторюсь, у нас ничего не знают. И пресловутая триада энергетических проектов оказала, на мой взгляд, медвежью услугу. Наши СМИ в последние годы раструбили, что Россия триумфально вернулась в Болгарию, доказательством чего являются эти самые проекты. И больше - никакой конкретики. Так что россияне не знают, с какими трудностями и целенаправленным противодействием сталкивается реализация этих проектов. Обществу в целом это знать неинтересно, ибо оно мыслит глобальными категориями. И такие "частности", как практическая остановка и угроза полного срыва этих проектов, российскую общественность не интересует.

Что же касается Года Болгарии в России, то я вынужден констатировать, что он полностью провален, как и предшествовавший ему Год России в Болгарии. И произошло это по двум зеркально противоположным причинам. Российское руководство совершенно безразлично к Болгарии, а болгарский политический класс и общество, напротив, всегда очень внимательно следили за развитием отношений с Россией. И за год до выборов Сергей Станишев, которого оппозиция и так травила его "особыми связями" с Россией, просто не мог себе позволить с размахом отмечать Год России в Болгарии или вкладывать средства в проведение Года Болгарии в России. Я лично наблюдал Сергея Станишева во время его последнего визита в Москву, формально посвященного именно празднованию Года Болгарии в России. В частности, тогда он посетил торжественное открытие российско-болгарской конференции историков в Институте Славяноведения РАН. Но с этого мероприятия он ушел буквально через 15 минут, поскольку в тот день ему предстояли в высшей мере трудные переговоры с российским руководством по вопросам энергетики. И мне, и всем остальным сторонним наблюдателям было видно, как озабочен и напряжен был тогда министр-председатель. Ему явно было не до торжественных мероприятий Года Болгарии в России. Итак, выборы в Народное Собрание, трудности с энергетическими проектами, наконец, мировой экономический кризис (а любые торжественные мероприятия стоят денег, и немалых) - Год Болгарии в России просто не мог пройти успешно.

И даже если, вопреки ожиданиям, случилось бы обратное, то и тогда один успешно отмеченный Год не может перекрыть собой двадцать лет равнодушия и отстраненности. Подобные мероприятия имеют смысл лишь как часть последовательной, годами проводимой политики сотрудничества и сближения. А этого у России и Болгарии пока нет.

Возможно, это пессимистическая оценка. Наверно, ответственные за культурные мероприятия чиновники обеих стран найдут, что возразить мне, покажут галочки в графах об организованных выставках и концертах. Но те же самые 99,999% россиян не знают, что 2009 год - это Год Болгарии в России. Никакая бюрократическая отчетность исправить это не сможет.

В своем комментарии от 3 июля с.г. под названием "Бремя России и власти: Всеобщие выборы в Болгарии" Вы написали следующее (цитируем): "Для большей части российского журналистского сообщества, бюрократии, политического класса и просто для всех неравнодушных людей в нашей стране абсолютной новостью станет то, что на протяжении последних четырех лет в Болгарии существовало и боролось с морем трудностей и противников дружественное России правительство - единственное подобное среди всех новых стран-членов ЕС и НАТО". Какие веские аргументы в защиту этой констатации Вы могли бы привести, исключая три крупных проекта?

В том же самом своем комментарии, опубликованном накануне минувших выборов в Народное Собрание, я привожу в обоснование своего тезиса еще несколько доводов. Здесь я могу повторить их в более развернутом виде. Действительно, я считаю прежнее правительство Болгарии во главе с Сергеем Станишевым - уникальным для стран так называемой "Новой Европы", и как раз с точки зрения его взаимоотношений с Россией. Большинство восточноевропейских государств, получив членство в НАТО и Евросоюзе, стали выступать как наиболее рьяные и пламенные сторонники идеи расширения евроатлантических структур на восток, т.е. распространения их на территории бывших советских республик. При этом практически не скрывается, что это направлено против России, против предлагаемой ею архитектуры мировой и европейской безопасности, против усиления влияния России на дела Европы. Эти неофиты Евроатлантики считают, что получили моральное право и высшую санкцию на возведение вокруг России "санитарного кордона". Они образуют всевозможные региональные ассоциации явно антироссийской направленности, выдвигают экономически абсурдные проекты поставок энергоносителей в обход России (вроде пресловутого "Белого потока" через Грузию, Черное море и Украину в Польшу), лоббируют экспансионистскую по замыслу программу "Восточного партнерства".

И я очень рад, что политика Болгарии, по крайней мере, до сих пор являла полную тому противоположность. Софийское руководство не выступало в поддержку идеи расширения ЕС и НАТО на "ближнее зарубежье" России, т.е. на те страны и территории, которые в Москве считают входящими в периметр безопасности нашего государства. Некоторые скептики у нас считают, что Болгария просто не хочет утратить выгоды статуса форпоста НАТО в Юго-Восточной Европе и на Черном море. Но мне ближе мнение, что здесь сказывается прагматизм и дальновидность болгарского руководства, заинтересованного в дружбе, а не в конфронтации с Россией. В этом отношении Болгария оказалась гораздо ближе к государствам "Старой Европы", которые давно поняли всю пользу взаимовыгодного партнерства с Россией. Это можно расценивать как заслуженный комплимент политике Софии. Другие "новые европейцы" могли бы в этом брать с Болгарии пример.

Все это очень ярко проявилось во время прошлогодней военной операции российской армии по принуждению Грузии к миру. Мы очень хорошо помним, кто из восточноевропейских лидеров в те дни стоял в Тбилиси, держась за руки с инициатором геноцидальной агрессии Михаилом Саакашвили. Мы им этого не забудем. И опять полную противоположность явила позиция, занятая официальной Болгарией, - никакого осуждения действий России, никакой антироссийской риторики, призывы к мирному разрешению конфликтов, озвученная инициатива по использованию черноморских портов Болгарии для оказания гуманитарной помощи жертвам конфликта. Конечно, была и неприглядная сторона истории - поставки из Болгарии вооружения в Грузию до начала войны. Но в России считают, что это был бизнес в чистом виде, а не политика, тем более враждебная нам. То же самое можно сказать и о неоднозначной истории вокруг спора о лицензиях на производство в Болгарии стрелкового оружия советских образцов (автоматы Калашникова и пр.). История неприятная, но и здесь тоже мы видим бизнес-конфликт и ничего более. Для сравнения - другая братская славянская страна, Украина (точнее, говорю с полной ответственностью, ее нынешнее руководство), за считанные дни до нападения Грузии на Южную Осетию поставила режиму Саакашвили только что снятые с боевого дежурства комплексы ПВО, вместе со своими специалистами по их применению. На грузинской стороне воевали боевики из украинских нацистских формирований УНА-УНСО. На фоне этих чудовищных поступков - позиция Болгарии являла собой противоположный, светлый полюс, и в России не могли этого не оценить.

Наконец, будучи профессиональным историком, не могу не коснуться еще одного аспекта проблемы - а именно исторической политики. Практически во всех странах Восточной Европы мы видим создаваемые на государственном уровне специализированные институты и центры т.н. "исторической памяти". Цель их создания однозначна и предельно очевидна - аккумуляция сведений о преступлениях коммунизма, советской системы и руководства СССР и предъявление на этом основании претензий современной России. Претензий не столько моральных, сколько политических, экономических и даже территориальных. Для этого самым широким образом используются методы фальсификации исторических данных. Одновременно с этим в целом ряде стран "Новой Европы" происходит не просто ревизия итогов Второй мировой войны, а реабилитация и глорификация нацистских пособников, в том числе формирований SS, признанных преступными Нюрнбергским трибуналом. Это мы наблюдаем в Прибалтике, на Украине, отчасти в Румынии. На этом фоне Россия вынуждена принимать ответные меры, не всегда удачные, вроде недавних законодательных инициатив и создания специальных фондов для борьбы с фальсификацией истории.

В ряду перечисленных восточноевропейских государств Болгария опять является светлым исключением в отношении своего отношения к исторической памяти. Конечно, в болгарских книжных магазинах продаются "исторические" труды на тему того, как Россия тысячу лет пыталась причинить Болгарии зло, поработить ее и сделать своей "Задунайской губернией". Но это - продукт шизофрении отдельных личностей, а не исторической политики государства. Запрос на подобные труды всегда был у определенной части болгарского общества, это - данность. Но никогда они не получали поддержки в широких массах народа Болгарии. Последнее правительство этой страны также весьма бережно относилось к вопросам исторического прошлого в отношениях с Россией. Думаю, не в последнюю очередь из-за того, что два высших поста в государстве занимали квалифицированные историки - Георги Пырванов и Сергей Станишев.

Вот все это и позволило говорить мне о последнем правительстве Болгарии как о дружественном России и потому резко выделявшемся среди других правительств новых членов ЕС и НАТО.

В этом же комментарии Вы практически обосновали (или "предсказали") приход к власти в Болгарии оппозиционных правых и центристов. Как бы Вы оценили первые политические, экономические, социальные решения нового болгарского правительства? Где и в чем, по Вашему мнению, кроется опасность для развития двусторонних отношений в будущем?

Моей личной заслуги в таком "предсказании" не было. Я опирался на данные болгарской социологии, которые задолго до выборов и достаточно точно показывали, что партия ГЕРБ стабильно опережает левую "Коалицию за Болгарию" и ее союзников. В день выборов 5 июля эти данные подтвердились, хотя результат партии Борисова оказался еще более внушительным, чем ожидалось. Но я должен отметить также, что поражение Станишева предвещал и другой фактор. Мне приходилось много работать с материалами болгарской прессы, и я всегда поражался, насколько дружно и ожесточенно болгарские печатные СМИ травили правительство тройственной коалиции. В прессе стабильно поддерживалась атмосфера скандала. Иногда казалось, что градус этого скандала достиг высшей точки, но уже через несколько дней жизнь опровергала это мнение. Гремели новые скандальные сенсации, неизменно направленные своим острием против правительства Станишева. Попросту говоря, пресса затравила его. Неудача в работе со СМИ - одна из главных причин поражения болгарских левых. В демократическом обществе правительство, неспособное обеспечить хорошую работу с прессой, обречено стать непопулярным. Это аксиома.

Я пока не стал бы брать на себя ответственность комментировать первые шаги правительства Борисова. В сущности, оно только начало свою работу, а такие процессы лучше наблюдать в их динамике. Пока для меня очевидно одно. Кабинет Борисова прилагает все усилия, чтобы выполнить, в глазах избирателя, свое главное предвыборное обещание - бороться и побеждать коррупцию. Собственно, как раз под антикоррупционными лозунгами правительство ГЕРБ и пришло к власти.

Главная задача, стоящая перед Борисовым и его сотрудниками, - показать Европе качественный скачок в борьбе с коррупцией и тем самым добиться полномасштабного восстановления потока еврофондов, причем речь идет о десятках миллиардов евро. И далеко не факт, что Брюссель, также придавленный гнетом мирового кризиса, захочет сразу и быстро поверить в такие успехи Софии. Скорее наоборот, реальные и мнимые трудности Болгарии еврочиновники будут использовать - и уже используют - как обоснование для отъема уже обещанных денежных средств.

Как я понимаю, сейчас на повестке дня в Болгарии стоит вопрос о целесообразности проведения показательных (а они могут быть только такими) процессов над некоторыми представителями прежней администрации и связанными с ней деловыми людьми. Но ни одно правительство в Болгарии, как и в России, пока не может быть свободно от коррупционных проявлений. А бороться с коррупцией надо так, чтобы это не выглядело как сведение политических счетов. В истории Болгарии уже не раз случалось, что ключевые фигуры прежних министерств привлекались к ответственности за масштабные злоупотребления властью и казенными средствами. Эти люди были вполне виновны, и все же всем было очевидно, что судебные процессы над ними имели ярко выраженный политический характер. Я надеюсь, что борьба с коррупцией нового кабинета министров Болгарии будет свободна от проявлений партийных и личных предубеждений и антипатий.

Насколько последовательной, на Ваш взгляд, выглядит политика болгарского правительства в отношении России в последние десятилетия по сравнению с другими странами Центральной и Восточной Европы? Нет ли у Вас впечатления, что именно в Болгарии перевод стрелок с "вечной дружбы" на жесткую прагматику сопровождался наибольшим накалом политических страстей с яростным отказом от советского прошлого?

Политику Болгарии в отношении России за последние 20 лет я считаю последовательной в смысле прагматизма и осторожности. Почти все государства бывшего социалистического блока и ряд республик бывшего СССР возвели русофобию в разряд своей государственной политики и идеологии и действовали в этом тоже очень последовательно.

В некоторых из этих стран враждебность и алармизм в отношении к России является продуктом глубокого общественного консенсуса и потому не вызывает особых дискуссий. Однако в Болгарии мы не наблюдали ничего подобного. Действительно, страна отказалась от своего социалистического наследия, освободившись от многого плохого и утратив многое хорошее. На фоне "вечной дружбы" эпохи государственного социализма скачок Болгарии прочь от советского прошлого действительно мог показаться "яростным" и эмоциональным. Но эмоции - вещь преходящая, гораздо менее весомая и долговечная, чем государственная политика. Самое важное, на мой взгляд, это то, что две наши страны не пошли по пути ухудшения своих двухсторонних отношений, не дали им катиться дальше вниз от той точки, на которую они сами упали в начале 1990-х. Можно сказать, что эти отношения были законсервированы и тем самым спасены от дальнейшей порчи. Все эти годы София целенаправленно следовала курсом интеграции в евроатлантические структуры и столь же последовательно подчеркивала, что этот процесс никак не направлен против России; избегала антироссийских демаршей и манифестаций. Более того, практически каждое болгарское правительство с начала переходного периода делало заявления о необходимости сотрудничества с Россией. Потом были начаты или реанимированы пресловутые энергетические проекты. Почти каждый кабинет министров Болгарии прилагал определенные усилия в этом направлении. Или, быть может, имитировал такие усилия. Однако реализация этих проектов каждый раз откладывалась и тормозилась, причем точно не по воле российской стороны. Увы, в этом тоже можно усмотреть некую последовательность политики Болгарии в отношении России. И вряд ли такая последовательность идет на пользу обеим странам.

В прошлом номере нашего журнала известный болгарский социолог, профессор, руководитель болгарского отделения фонда Гэллапа Андрей Райчев на вопрос редакции, что можно ждать от Бойко Борисова, ответил следующим образом: "Он - это и есть новый политический феномен со своей интуицией, со своим огромным политическим талантом. Это человек без особого образования и наработанных схем, но он талант, он, как говорят по-русски, политик от Бога". Можете ли Вы поделиться своим мнением о новом премьер-министре Болгарии? Я не знаком с политическими взглядами и предпочтениями господина Райчева. Но я не совсем согласен с его мнением. Что феноменального видит он в фигуре Борисова? Тот - далеко не первый генерал на посту министра-председателя парламентской Болгарии. И отнюдь не все из его предшественников в генеральских чинах успешно заканчивали свои сроки во власти. Также Бойко Борисов не первый лидер Болгарии, которому недостает "особого образования". Да он и сам подчеркивает, что он не интеллектуал, а человек дела. Известно, что он не слишком убедителен в диспутах, к примеру, на экономические темы. Его победа на выборах - это далеко не первый в истории Болгарии случай демократического прихода к власти партии, лишенной всякой идеологии и внятной экономической программы. Достаточно вспомнить успех экс-царя Симеона и НДСВ в 2001 году. Тогда его победу также называли болгарским феноменом чуть ли не божественного происхождения, с его именем связывались головокружительные надежды всего общества Болгарии. В стране царила эйфория. А как сейчас Болгария относится к партии НДСВ и экс-царю - хорошо показали июльские выборы в Народное Собрание. Думаю, господин Райчев может более квалифицированно охарактеризовать это с точки зрения социологической науки.

Не стоит забывать, что в свое время именно лидер НДСВ привел Бойко Борисова в большую политику, назначив его на руководящий пост в Министерстве внутренних дел. В известном смысле, Борисова можно считать политическим наследником если не самого экс-царя, то той политической традиции, которую он представлял. Думаю, ее можно обозначить, как внеидеологический популистский центризм.

Если на Сакскобургготского работала "царская легенда", а на Борисова - образ "твердой руки", то у взлета их обоих на вершину политического Олимпа была одна общая черта. Они оба пришли к власти в условиях краха популярности предыдущего правительства, на волне народного разочарования и раздражения, обвинений власти в коррупции и неэффективности. Стоит задаться вопросом - почему такой крах терпит каждое правительство современной Болгарии? Иными словами, почему Болгария не может избрать правительство, которое оправдало бы ожидания своей страны? Ответ может заключаться или в завышенных требованиях болгарских избирателей, или в качественных недостатках политического класса Болгарии.

И НДСВ, и ГЕРБ, которые называют правоцентристскими партиями, в свое время заняли то место на политической сцене Болгарии, которое стояло пустым из-за развала традиционного правого крыла. Я бы сказал, что Борисов является даже более типичной фигурой для болгарской политики, чем прежний премьер Станишев. И я боюсь, что это нельзя считать комплиментом политикуму Болгарии. Эта страна, как и Россия, часто испытывала дефицит интеллектуалов у власти. А когда такие находились - обе наши страны редко умели их ценить. Главный талант публичного политика в демократической стране - это искусство нравиться избирателям, внушать им доверие к себе и своим предвыборным лозунгам. И этим талантом Борисов действительно обладает в полной мере. Но я не знаю, достиг ли он значимых успехов на двух прежних видных государственных должностях, в министерстве внутренних дел и в качестве кмета Софии. И вряд ли задачи, стоящие перед ним теперь, окажутся легче.

В то же время хочу подчеркнуть, что лично я не испытываю никаких предубеждений в отношении Бойко Борисова. Я считаю его сильным человеком и борцом по духу. Он обладает разносторонним жизненным и управленческим опытом и не боится брать на себя всю полноту ответственности. В ближайшие месяцы ему предстоит много тяжелой работы, в которой ему очень понадобятся его сила и борцовские качества. Насколько мне известно, никаких предубеждений против Борисова нет и в российском обществе (в той его части, которая вообще знает имя нового болгарского министра-председателя). У нас в стране известно, что Борисов никогда не выступал с антироссийскими заявлениями, в отличие, к примеру, от некоторых лидеров праволиберального "синего" лагеря. Какими бы недостатками не обладала политика современной России в отношении Болгарии, она никогда не строилась на личных симпатиях и антипатиях к тем или иным персонам в болгарском руководстве. Таким образом, для России не существует никаких психологических или идеологических препятствий сотрудничеству с новым правительством Болгарии. Судя по информации из открытых источников, руководство России готово развивать такое сотрудничество. Сейчас в Москве пытаются понять одно - хочет ли правительство Борисова продолжать сотрудничать с Россией. И совсем недавно премьер-министр Владимир Путин прямо дал понять Борисову, что Россия хотела бы получить ответ на этот вопрос и, исходя из этого, выстраивать дальнейшие отношения.

Господин Каширин, что сейчас происходит в России? Нам, россиянам, живущим за ее пределами, и точнее, россиянам, доброжелательно настроенным в отношении политических, экономических и общественных процессов, происходящих в нашей стране, представляется, что Россия ищет и обрастает своим опытом, своими, может быть, не всегда удачными, но конструктивными усилиями по созданию социального общества. Ваше мнение по этому вопросу?

Россия огромная страна, и в ней много что происходит - борьба с экономическим кризисом, война с терроризмом и исламским экстремизмом, военная реформа и техническая модернизация вооруженных сил, крупная реформа школьного образования и системы поступления в ВУЗы, реализация масштабных социальных программ и подготовка к Зимней Олимпиаде 2014 года в Сочи, несмотря на ухудшившуюся макроэкономическую ситуацию. В сфере внешней политики - участие России в построении многополярного мира, а также противостояние военно-политической экспансии евроатлантических структур к российским границам, борьба с глорификацией нацизма в ряде стран Восточной Европы и попытками русофобских сил втянуть ближайших соседей России в различные враждебные ей авантюры.

Если же обобщить, то главное для России и ее руководства сейчас - это обеспечение безопасности страны и социальной справедливости для ее граждан. И для успеха в этом сегодняшняя Россия должна решить две грандиозные задачи - качественно улучшить свою бюрократию и модернизировать экономику, освободить ее от энерго-экспортной зависимости. По своему государственному устройству Россия всегда была бюрократической империей, и таковой останется. Поэтому именно от качества бюрократического класса напрямую будет зависеть и качество жизни общества, и обеспечение безопасности страны. Россия должна построить новую, более ответственную бюрократию, иначе модернизация экономики останется неосуществимой задачей.

Без этого все нынешние крупномасштабные социальные проекты (их у нас называют "национальными проектами") останутся просто широкой благотворительностью государства за счет доходов от продажи сырья. Без экономической и управленческой модернизации ни о каком построении социального государства и общества говорить нельзя.

Если же названная мною цель будет достигнута, тогда, можно надеяться, новая политическая элита, новое экспертное сообщество России начнут более качественно работать и над выстраиванием международной политики страны. И тогда неизбежно придет понимание, что наши соотечественники за рубежом - это ценнейший ресурс для такой созидательной работы, важный фактор морального присутствия России и ее связи с братскими народами и странами, в том числе и с Болгарией.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.03.17
Украина приближает час распада, Россия упрощает отношения с ЛДНР
NB!
30.03.17
Турция и ЕС: милые бранятся – только тешатся
NB!
30.03.17
Фоновый сепаратизм Фарерских островов
NB!
30.03.17
МВФ задерживает очередной транш Украине. Догадайтесь, кто виноват?
NB!
30.03.17
Почему Голливуд «закрыл» нуар — эффективнейшее средство рекламы зла
NB!
30.03.17
Четыре населённых пункта ЛНР попали под артиллерийский обстрел ВСУ
NB!
30.03.17
Беда украинской транспортной системы разрастается
NB!
30.03.17
Сговор Трампа с Россией не доказан, но обвинители не сдаются
NB!
30.03.17
США объявили себя в ООН «совестью мира»
NB!
29.03.17
В сенате Конгресса США представлен отчет о «вмешательстве» РФ в выборы
NB!
29.03.17
СМИ: Нилов покинул пост главы ГИБДД накануне упразднения структуры
NB!
29.03.17
Военный Донбасс: На Пасху будет перемирие
NB!
29.03.17
Дания: отправив солдат в Эстонию, мы защитимся от агрессии России
NB!
29.03.17
Битва за Арктику: Госдума вспомнила о приграничном сотрудничестве в регионе
NB!
29.03.17
Путин и Лукашенко 3 апреля обсудят функционирование единого рынка ЕАЭС
NB!
29.03.17
Порошенко: Россия строит «альтернативную Европу»
NB!
29.03.17
Тефт: Тиллерсон прибудет в Москву и встретится с Лавровым и Путиным
NB!
29.03.17
Лавров: Порошенко «хоронит» Минские соглашения
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Православные активисты оспорят в суде референдум по Исаакию
NB!
29.03.17
Молдавия: Спикер парламента указал президенту Додону его «место»
NB!
29.03.17
Кургинян: Запрещая обсуждение проблем, власть развязывает руки «навальным»