Виктор Якубян: Армения - на кого работает время?

Баку, 1 ноября 2009, 10:41 — REGNUM  Пока Азербайджан и Турция пытаются сблизить свои позиции по перспективам взаимоотношений с Арменией, и Анкара, подписавшая с Ереваном протоколы о налаживании дипломатических отношений и развитии двустороннего сотрудничества, с этой целью предпринимает значительные усилия, направленные на ускорение процесса урегулирования карабахского конфликта, внутриполитическое поле Армении подает признаки надвигающейся фрагментации.

На днях пресс-секретарь председателя партии "Процветающая Армения" (ПА) - коалиционного партнера возглавляемой президентом страны Республиканской партии - Хачик Галстян не исключил возможности выхода ПА из коалиции власти в случае негативного сценария развития армяно-турецких переговоров. Под негативным сценарием в Армении понимают именно такое развитие событий, которое позволит уберечь азербайджано-турецкое "братство", то есть однозначное и плотное хронологическое совпадение процедуры ратификации армяно-турецких протоколов с нарушением статус-кво в зоне карабахского конфликта. А ведь только таким образом турецкие политики смогут доказать Азербайджану и собственной оппозиции правдивость своих обещаний.

Однако такой сценарий ни в коей мере не устраивает Ереван, который, очевидно, будет ссылаться на отсутствие предусловий в процессе армяно-турецкого сближения и взаимосвязи этого процесса с карабахским урегулированием до самого конца, даже в том случае, если протоколы будут провалены. И другого выхода для властей Армении не существует, именно по той причине, что даже случайное совпадение этих двух процессов приведет к угрозе перекройки внутриполитического ландшафта страны, а также непрогнозируемым событиям на самом карабахском фронте.

Диспозиция политических сил Армении в настоящее время выглядит примерно так. Власть достаточно эффективно контролирует парламент, военный и административный ресурс. Однако вместе с тем ощущается заметная нервозность, связанная, во-первых, с напряженной социально-экономической ситуацией, во-вторых - серьезнейшими внешнеполитическими вызовами. Таким образом, на повестке стоит вопрос прочности позиций власти, ее способности нивелировать возможные негативные тенденции. Армянская политическая и бизнес-элита, рассредоточенная по всему миру, сегодня словно барометр измеряет главный показатель - степень прочности позиций Сержа Саргсяна. При этом главным союзником самого президента становится время. Решение существующих экономических и политических задач приемлемо в сложившейся ситуации исключительно со значительным временным лагом, позволяющим нейтрализовать перманентные волны недовольства внутри и за пределами республики.

Время - союзник и для выбравших "плавающую" стратегию политических сил, к числу которых можно смело отнести Армянскую революционную федерацию "Дашнакцутюн", партию "Наследие". Выжидательную позицию сегодня занимает и "Процветающая Армения", имеющая значительный финансовый и организационный потенциал. Указанные силы будут использовать временной промежуток до момента "X" с целью определения всевозможных форматов дальнейшего позиционирования, уточнения позиций остальных участников процесса, консолидации финансового и медийного ресурсов.

Особняком стоит фактор Диаспоры, а также политических сил, позиционирующих себя представителями ее интересов. 29 октября три основные диаспоральные партии, декларирующие национальный подход к проблемам армянского народа, пустили информационный мессидж о возможности создания альянса. Согласно сообщению, представители руководящих органов Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн", Социал-демократической партии "Ганчакян" и Рамкавар Азатакан провели встречу, в ходе которой обсудили вопросы нормализации отношений Турции и Армении и другие вопросы, волнующие армянство. Указанные политические силы обладают ограниченным влиянием на внутриполитическом поле Армении, однако в случае консолидации усилий могут организовать достаточно серьезный афронт политике официального Еревана в кругах Диаспоры. Более того, в силу своей электоральной раздвоенности партии Диаспоры могут свободно маневрировать - поддерживать жесткий прессинг извне, параллельно ведя переговоры с властью внутри страны. Собственно говоря, данный метод сегодня и практикует АРФД.

Если для властей и политических сил, пытающихся сформировать полюс "конструктивной" оппозиции время является союзником, то радикально настроенная оппозиция в лице политических сил, объединенных вокруг первого президента Армении Левона Тер-Петросяна с его течением теряют набранную динамику. В частности, АНК после пика напряженности протестных акций, пришедшегося на март прошлого года, вошла в этап вязкой борьбы, требующей больших финансовых, организационных и технологических ресурсов. Более того, если в поствыборный период мотивировка протеста АНК была ясна - фальсификация выборов и кровавый беспредел 1 марта, сегодня информационный фон вокруг Армении и в самой республике кардинально сменился. Общественный интерес формируется преимущественно вокруг вопросов внешнеполитического характера - армяно-турецких соглашений и карабахского конфликта. Однако определенная информационная завеса вокруг этих процессов, а также их тягучий характер не позволяют в настоящее время сконцентрировать серьезный общественный протест против политики властей. Кроме того, в отличие от АРФД, радикальная оппозиция не спешит выступать под флагом борьбы с армяно-турецкими протоколами, поскольку такая деятельность обязательно получит реакцию не только со стороны властей Армении, но и возымеет серьезный международный резонанс.

АНК - сравнимый с властями по электоральному влиянию полюс внутри Армении, и поэтому посещающие республику высокопоставленные представители США, в том числе недавно побывавшая в Ереване ответственная за политику Госдепа в Европе и Евразии Тина Кайданов, провела встречу с Тер-Петросяном и, конечно же, обговорила с ним определенные внешнеполитические нюансы. В текущей ситуации АНК, выдвигающий требование об отставке президента страны Сержа Саргсяна и напрямую не указывающий на неприемлемость ратификации армяно-турецких протоколов, фактически, способствует скорейшему принятию и вступлению этих документов в силу. Более того, очевидно, провал армяно-турецкого диалога будет квалифицирован АНК как крупнейшее поражение армянской дипломатии, упустившей возможность налаживания отношений с одним из самых важных и влиятельных соседних государств. Именно в этой разнице приоритетов сегодня заключается невозможность блокирования АНК с партиями национального толка.

Однако ситуация может резко измениться в том случае, если до ратификации армяно-турецких протоколов армянская власть пойдет на закрепление тех или иных договоренностей в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В этом случае внутриполитическая палитра может резко измениться, а к протестным силам могут присоединиться реальные патриотические движения, в том числе и из Нагорного Карабаха. Естественно, такой сценарий не может сбрасываться со счетов правящей верхушкой. А поэтому власть Армении будет делать все, чтобы добиться сначала запуска механизмов армяно-турецкого сближения, в том числе разблокирования границы, а лишь после этого закрепления базовых принципов урегулирования карабахского конфликта. Возможность гнуть такую стратегию армяно-турецкими протоколами Еревану формально дается. Прямой связи с карабахским конфликтом в этих документах нет. Другое дело, что таким путем армянская сторона может вызвать бурную реакцию Анкары и Баку. Такой сценарий чреват механическим нарушением статус-кво в зоне конфликта, однако поездка Сержа Саргсяна в зону конфликта и проведенные там военные учения демонстрируют готовность армянской стороны и к жесткому сценарию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.