Виктор Ольжич: Новая внешняя политика Литвы: прагматизм против "принципиальности"

Минск, 28 октября 2009, 00:02 — REGNUM  

Прошло сто дней со дня вступления в должность нового президента Литвы. Как и следовало ожидать, руководитель Литвы перестал быть статистом, а стал самостоятельной политической фигурой. Инициатива нового президента Литвы Дали Грибаускайте позвонить лично президенту России Дмитрию Медведеву, ее же решение дать добро на приезд в Вильнюс "последнего диктатора Европы" Александра Лукашенко и довольно теплая встреча с последним, заявление Грибаускайте агентству Reuters, о том, что нужно "переступить" через больные вопросы прошлого (то есть не выдвигать их на первый план) - все это шокировало и продолжает шокировать те силы в Литве, которые свою идентичность соотносят с "противостоянием России". С боевым курсом на дружбу с такими странами, как Грузия и Украина, в пику России. Другими словами - сторонников внешнеполитического курса предшественника Грибаускайте на посту президента Валдаса Адамкуса.

Мы не можем себе представить, что в подобной ситуации (когда литовские перевозчики были заблокированы на российских границах) Адамкус решился бы выходить на личный контакт, звонить президенту России. Он и не мог этого сделать в силу испорченных хуже некуда отношений с руководителями России: ведь в то время, когда президенты всех ключевых стран Европы и мира почтили годовщину Победы, приехав в Москву, Адамкус ответил отказом на приглашение прибыть на торжества. Причем мотивировал это не дипломатически, сославшись на состояние здоровья или другие объективные причины, а идеологически открыто: мол, для вас это Победа, а для нас оккупация. После этого, как писали СМИ, Владимир Путин на саммитах проходил мимо Адамкуса его "не замечая" (на что жаловался сам президент Литвы). Ни о каких личных контактах не могло быть и речи.

Самоочевидно, что Даля Грибаускайте - совсем другой человек, с совсем другими понятиями. И это она продемонстрировала уже на протяжении первых месяцев своего правления. При этом, как мы и предполагали, такое отличающееся ее поведение трактуется ее оппонентами в Литве очень просто: чего хотеть от бывшего преподавателя Высшей партийной школы при ЦК Компартии Литвы, которая защищала диссертацию в АОН при ЦК КПСС. Которая, к тому же, окончила Ленинградский университет, жила годами в России. Понятно-де, что Кремлю удалось просунуть на пост президента Литвы "своего человека", так сказать, "Паксаса-2", который теперь, в отличие от гордой позы Адамкуса, будет "унизительно сгибаться", звонить президенту России, угождать желанию Кремля не говорить о прошлом (не требовать "компенсаций за ущерб", извинений со стороны России "за оккупацию" и т.п.), принимать такие одиозные личности, как Александр Лукашенко, и т.п.

Правда, в глаза Грибаускайте такое никто не говорит (все-таки - руководитель страны), но судя по критике внешнеполитического курса Грибаускайте, которая раздается в основных литовских СМИ, именно такой подтекст прочитывается между строк.

На самом ли деле Грибаускайте "агент Кремля"? Таковым называют в Литве любого политолога, озвучивающего точку зрения на внешнеполитический курс страны, отличную от точки зрения так называемых "патриотов". Как понимать "патриотизм"? Президент Грибаускайте - не патриот, раз она, "унижаясь", звонит сама Медведеву и принимает Лукашенко. По логике "патриотов", звонить можно, но лишь требуя "извинений и компенсаций", а при встрече с Лукашенко - требуя прежде всего соблюдения прав человека. Между тем Грибаускайте, звоня Медведеву насчет блокирования перевозчиков на российской границе, ни словом не упомянула о "компенсации", а вопрос прав человека при встречах с Лукашенко был не на первом плане, а прозвучал между прочим. Так какая же она "патриот"?

Сторонники жесткого внешнеполитического курса Литвы понимают "патриотизм" очень своеобразно: игнорируя благо своих сограждан, которое в большой, если не в огромной мере, прямо зависит от уровня отношений с соседней Россией и Белоруссией. Ведь сказал же Адамкус - мы принципы на "колбасу" не променяем. Как бы ни страдал народ от действий политиков - главное сохранить "принципы". А "принципами" является именно известные "требования" к России, отказ общаться с "диктатором" и т.п. Что сегодня литовцы почему-то больше всех в ЕС платят за российский газ, что есть сейчас, в эпоху жесточайшего экономического кризиса, проблемы с поступлением литовской продукции на рынки соседних стран, с российским и белорусским транзитами через Литву (что не позволяет Литве жить во многом за счет транзита), что впереди закрытие Игналинской АЭС и дополнительная потребность в российском газе и даже электроэнергии - на это можно не обращать внимания.

Грибаускайте понимает "патриотизм" несколько иначе, более ответственно: мы видим, что растянувшиеся на десятки километров очереди литовских перевозчиков, состояние водителей в этих очередях, состояние литовского бизнеса перевозок, приносящего в бюджет серьезную долю, является для нее важнее, чем, "ради принципа", не звонить президенту России. Чем думать о каком-то своем "унижении". Что кто-то начнет воспринимать такие ее действия как "реверансы". Она звонит и проблема решается. Сейчас проблема литовских перевозчиков снята. Они не стоят в отдельной очереди. Точно также Грибаускайте, думая об интересах своих граждан, идет на компромисс и встречается с Лукашенко в Вильнюсе. Она понимает, что во внешнеторговых отношениях с такими странами, как Россия и Белоруссия, нормальные отношения с руководителями - залог успешного развития бизнеса, быстрого решения проблем поставок на соседние рынки, получения из этих стран на свой рынок нужных товаров. Ведь сказал же Лукашенко в Вильнюсе: мы заинтересованы увеличивать поставки белорусской продукции через Клайпедский порт и тем самым приносить Литве доход.

Внешнеполитический курс Грибаускайте в Литве все чаще иронически называют "так называемым прагматическим". Подразумевая под "прагматизмом" чуть ли не предательство национальных интересов. Особенно не нравится "патриотам" ставка президента на дружбу не с "бедняками", а с "богатыми" странами Европы. Еще будучи еврокомиссаром, Грибаускайте критиковала внешнеполитический курс Литвы за то, что, взяв на себя роль "регионального лидера", Литва забросила отношения с большими странам ЕС, сконцентрировавшись на контактах с Саакашвили и Ющенко. Грибаускайте уже скоро четыре месяца президент, но пока не спешит в Тбилиси и в Киев. Ее поездки - на Запад. Но стоило ей поехать с официальным визитом в Париж, как "патриоты" тут же заявили, что и тут она "унизилась" (тем более, что флаг Литвы был повешен вниз головой, а Грибаускайте почему-то международного скандала по этому поводу не устроила), подписала декларацию о стратегическом партнерстве с Францией, которая, декларация, нужна якобы не Вильнюсу, а Парижу, стремящемуся сколотить внутри ЕС ядро из "стратегических партнеров" и занять главную позицию в Евросоюзе. И так - любой "прагматичный" шаг Грибаускайте встречает едкую критику тех политиков и политологов, которые были приверженцами "жесткого" курса предшественника Грибаускайте. Что бы ни делала Грибаускайте, ее будут обвинять в предательстве национальных интересов, в измене "принципам", "морали", в исполнении "пожеланий" Москвы, Минска и т.д.

Последний пример: стоило Грибаускайте не утвердить бывшего советника Адамкуса по вопросам внешней полититки Вальтериса Балюкониса на пост посла Литвы в Испании, как представляющая, по словам политологов, интересы так называемых "государственников", центральная газета обозвала Грибаускайте литовским Лукашенко и чуть ли не диктатором, вредителем интересам Литвы. Мол, Испания будет председательствовать в ЕС, а согласование кандидатуры нового посла в МИДе и Сейме займет полгода и Литва будет без посла, а к тому же тяжело найти другого говорящего на испанском дипломата такого уровня, которым был Балюконис. А самое главное, что Грибаускайте посмела отмести предложение МИДа и Сейма - стало быть, диктатор Лукашенко. Кое-кто в Литве привык, что президент - это статист, не больше, это самое главное. Между тем, по Конституции послов утверждает именно президент Литвы, за ним последнее слово. В вину Грибаускайте, по сути, ставится ее конституционные право и обязанность. Объяснять любую самостоятельность позиции руководителя страны влиянием Москвы, Кремля, Лукашенко и т.п. (вспомним, как называли - и изображали - Грибаускайте "русской матрешкой" во время предвыборной президентской компании) - вот отработанная схема компрометации "неугодного" президента.

Однако существует совсем другое объяснение поведения президента Литвы. Во-первых, говоря о "ленинградском" периоде ее прошлого, объясняя примитивно ее взгляды влиянием России и "партшколы", забывают о "брюссельском" ее периоде. Почему улучшение отношений с Россией (которое немыслимо без улучшения отношений между руководителями) - осуществляющееся благодаря компромиссам (таковым является, например, отказ от "требований" к соседу) - должны объясняться некой мифической зависимостью Грибаускайте от Кремля? Почему не зависимостью от Брюсселя, если уж нужно обязательно говорить о зависимости (если уж нельзя просто допустить у человека здравого смысла, который диктует, что нельзя плевать в колодец, из которого приходится пить)?

Если мы посмотрим на историю внешней политики Литвы последних лет, то мы без труда сможем констатировать, что Литва в своей политике противостояла Брюсселю, часто шла вразрез с позицией таких великанов ЕС, как Германия, Франция, Италия. Начиная с отношения к вторжению американцев в Ирак и кончая отношением к российско-грузинскому конфликту. Она даже в одиночку пыталась блокировать переговоры ЕС с Россией, также и переговоры в рамках НАТО-Россия. Будучи столько лет еврокомиссаром - и причем ключевым еврокомиссаром, отвечающим за бюджет и финансы ЕС - Грибаускайте не могла не чувствовать, что ее страна является в каком-то смысле "изгоем", "аутсайдером", как она сама сказала во время визита в Париж. И свою задачу она видит в том, чтобы вывести Литву из этого тупика. В большей мере согласовать внешнеполитическую линию с линией Брюсселя, который вовсе не заинтересован во вражде с Россией.

Во-вторых, Грибаускайте начала свое правление в эпоху смены власти в США. Адамкуса многие называли "человеком Джорджа Буша", настолько проамериканской была его внешняя политика. Что и не удивительно, если учесть, что сам Адамкус - американец, проживший большую часть жизни в США, в качестве государственного функционера высокого ранга. Понятно, что при его правлении Литва безоговорочно поддержала американское вторжение в Ирак, в то время, как Париж и Берлин его резко осудили. Понятно, что в российско-грузинском конфликте Адамкус всецело стал на сторону Саакашвили и дипломатические обмены с Грузией затмили все другие внешнеполитические контакты и визиты. В ущерб интересам Литвы, как не раз дала понять Грибаускайте.

С приходом Барака Обамы в Белый дом, мы видим, внешнеполитический курс Вашингтона резко изменился. Доказательством этого может стать и недавний отказ США от размещения элементов ПРО в Польше и Чехии, что, безусловно, не может не сказаться на потеплении отношений между Россией и США. Обама понимает, что у США есть более серьезные враги и опасности, чем Россия, - и Россия ему нужна, по крайней мере, в качестве партнера, но только не врага. Может в этой ситуации президент Литвы, члена НАТО, ухудшать отношения с Россией, без конца приставая к ней со своими "принципами"?

У России - как и у каждой страны - есть свои "принципы", свое видение истории. Оно может не совпадать с литовским - ну так никто и не просит, чтобы оно совпадало. Просто умный политик мыслит реально и предлагает "переступить через прошлое". В Литве же многие до сих пор уверены, что наступит время и Россия станет на колени ("как Германия"), извинится и забросает деньгами, выплачивая долгожданную компенсацию "за советскую оккупацию", за злодеяния сталинского режима. Грибаускайте этот утопический вопрос оставляет на периферии, смотря в лицо реальности и поступая как умный человек, а не как истерик. Ведь президент страны, ответственна за благополучие своих граждан и за то, чтобы согласовывать свою позицию со странами тех международных клубов, членом которых его страна является. Если этого не делать, никто к такой стране серьезно относиться не будет (что подчеркивают и литовские политологи). А от этого будут страдать прежде всего граждане его страны.

Так что можно сказать, что "пророссийский", как ее в этом обвиняют критики справа, внешнеполитический курс Грибаускайте вполне соответствует ожиданиям Брюсселя, а также и США, которые ждут от Литвы умного сотрудничества с Россией и Белоруссией, а не войны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.