Всплеск экономической активности КНР в Туркмении произошел после появления долгосрочного стратегического интереса к газовым ресурсам

Ашхабад, 26 октября 2009, 10:00 — REGNUM  

Узбекские эксперты по вопросам Центральной Азии, политики России и Китая в регионе Владимир Парамонов, Алексей Строков и Олег Столповский в коллективном исследовании под названием "Экономическое присутствие Китая в Туркмении" считают, что вплоть до середины первого десятилетия XXI века Китайская Народная Республика (КНР) не проявляла особой активности в плане усиления своего экономического влияния в Туркмении, передает корреспондент ИА REGNUM Новости.

По мнению экспертов, масштабы присутствия производителей из Китая на туркменском рынке не были заметны даже на фоне внешнеторговых связей самой Туркмении. В период 1992-2006 годов объемы поставок товаров из Китая не превышали 110 млн. долларов в год, а двустороннего товарооборота - 125 млн. долларов (около 1,8% от товарооборота Туркмении).

"Интенсивный рост объемов торговли пришелся на 2007 год, когда товарооборот увеличился в 3 раза, достигнув 377 млн. долларов (порядка 3,96% туркменского товарооборота), где объемы самих туркменских поставок не превышали 63 млн. долларов (0,96% экспорта Туркмении), а объемы поставок китайских товаров увеличились со 107 до 314 млн. долларов (10,4% импорта Туркмении). В 2008 году китайско-туркменский товарооборот увеличился еще на 76% и составил уже 663 млн. долларов (порядка 4,1% туркменского, 0,03% китайского товарооборота). Объем туркменских поставок в Китай составил 95 млн. долларов (0,8% экспорта Туркмении, 0,008% китайского импорта), а поставок из Китая - 568 млн. долларов (12,7% импорта Туркмении, порядка 0,04% китайского экспорта)", - отмечают эксперты.

Эксперты предполагают, что столь несущественные масштабы китайского торгового присутствия были связаны, прежде всего, с географической удаленностью государств друг от друга (как минимум на 1500 км). В условиях существующей транспортно-коммуникационной схемы в Центральной Азии, это обуславливает необходимость пересекать границы как минимум двух стран (Казахстана и Узбекистана, или Киргизии и Узбекистана) при транспортировке грузов по суше. На этом фоне приграничная торговля Туркмении, в том числе и т.н. челночная торговля, была и остается замкнутой преимущественно на соседний Иран. "Всплеск экономической активности КНР произошел только во второй половине первого десятилетия XXI века, когда Китай четко обозначил свой долгосрочный стратегический интерес к газовым ресурсам Туркмении. В апреле 2006 года в ходе визита президента Туркмении С.Ниязова в КНР было подписано 7 двусторонних документов, главным из которых стало соглашение между Министерством нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркмении и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (КННК) о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли. Китайским компаниям был открыт доступ к освоению нефтегазовых месторождений в Туркмении как на суше, так и на шельфе Каспийского моря. В рамках указанного соглашения о сотрудничестве в нефтегазовой отрасли была достигнута договоренность о реализации проекта газопровода из Туркмении в Китай и продаже туркменского газа в КНР", - сообщают узбекские эксперты. Они считают, что интерес Пекина к освоению туркменских углеводородных (в первую очередь газовых) ресурсов совпал по времени с ростом у самого Ашхабада стратегического интереса к диверсификации своих внешних связей.

"Туркмения стремилась кардинально снизить зависимость от России, особенно в плане маршрутов транспортировки газа. Кроме того, Туркмения была заинтересована в полноценном развитии своей экономики, а не только ее сырьевых секторов. Как представляется, именно совпадение этих стратегических интересов двух стран на данном этапе и предопределило тот факт, что после подписания всех указанных выше соглашений, экономическое проникновение Китая в Туркмению резко интенсифицировалось, и стало затрагивать помимо нефтегазовой отрасли и целый ряд других отраслей, приоритетных для Ашхабада. При этом Китай стал активно использовать уже отработанный на других странах Центральной Азии финансовый механизм, который заключается в предоставлении Туркмении льготных кредитов на те или иные экономические проекты. Данные кредиты, как правило, осваиваются самими же китайскими компаниями, равно как и поставки оборудования для реализации указанных проектов осуществляются в основном из самого Китая. Взамен этого, Ашхабад еще более охотно открывает Пекину доступ в свою нефтегазовую отрасль. Например, по итогам 2007 года ассортимент поставок из Китая состоял в основном из продукции машиностроения и металлообработки (около 90%). В свою очередь, поставки из Туркмении в Китай включали в основном энергоносители (около 81%), а также хлопковое волокно и другие виды текстильного сырья (порядка 6%)", - указывают аналитики.

Они обращают внимание на то, что в случае с Туркменией данные китайской статистики по двустороннему товарообороту примерно соответствуют данным туркменской статистики. Так, по данным статистических органов Китая, суммарный двусторонний торговый оборот за период 2003-2008 годов составил около 1,506 млн. долларов, что примерно соответствует данным статистики Туркмении (1,532 млн. долларов). По-видимому, доля т.н. челночной торговли в китайско-туркменских отношениях крайне мала.

"По состоянию на конец 2008 года, в Туркмении было зарегистрировано 17 совместных китайско-туркменских предприятий, реализовывалось не менее 46 инвестиционных проектов. Общий объем китайских финансовых ресурсов в экономике Туркмении на конец 2008 года составил 1,153 млн. долларов. Основная доля китайских финансовых ресурсов направлена в нефтегазовую отрасль Туркмении", - заключают узбекские эксперты.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
22.02.17
«Подготовка губернаторского резерва — главная задача правящей партии»
NB!
22.02.17
В России созданы Войска информационных операций — Шойгу
NB!
22.02.17
В Крыму лидеров ОПГ «Башмаки» отправят под суд за преступления 1990-х годов
NB!
22.02.17
Парламентские выборы в Эквадоре: у оппозиции 64 мандата. У левых — 67 мест
NB!
22.02.17
Святее папы римского: в Румынии испугались разморозки отношений с Россией
NB!
22.02.17
«Заметных перемен в связи с обновлением губернаторского корпуса не будет»
NB!
22.02.17
Колумбия: оппозиция готовит корректировку мирных договоров с FARC-EP
NB!
22.02.17
Введение онлайн-касс: бизнес станет прозрачнее?
NB!
22.02.17
«Фирташа задержали по запросу Испании, но уйти добыча может в США»
NB!
22.02.17
Киев усилил блокаду. ЛНР обвинила Украину в остановке подачи воды
NB!
22.02.17
Лидер ЛДПР разглядел «цветную революцию» в зале Госдумы
NB!
22.02.17
Порошенко: РФ угрожает Украине полномасштабной войной
NB!
22.02.17
В Сирии было применено 162 образца нового оружия – Шойгу
NB!
22.02.17
Россия по периметру защищена от ядерного удара — Шойгу
NB!
22.02.17
В Кремле прокомментировали идею о выдвижении женщины в президенты РФ
NB!
22.02.17
Екатеринбург: ожидаемая отставка и неожиданное задержание
NB!
22.02.17
Боевой Донбасс: Украинские нацбаты сдают позиции ДНР
NB!
22.02.17
В боеготовном состоянии находятся 99% пусковых ракетных установок — Шойгу
NB!
22.02.17
Доходы Крыма по сравнению с украинским периодом выросли в два раза
NB!
22.02.17
«Повышение НДФЛ и НДС – бесполезная шумиха в канун выборов президента РФ»
NB!
22.02.17
Казахстанские СМИ сообщили о контрабанде урана из Киргизии
NB!
22.02.17
Нищий бездомный гений — спаситель провинциальной страны