Латвийский экономист: "Что делать латышу?"

Рига, 14 октября 2009, 13:56 — REGNUM  

В Латвии в связи с вхождением страны в состояние экономического коллапса и введением фактического внешнего управления со стороны МВФ активизировалась полемика, каким путем следует идти дальше. Свой рецепт предлагает латвийский экономист Айнар Комаровский в вышедшей в латвийской газете "Вести сегодня" статье "Что делать латышу?". ИА REGNUM Новости публикует ее полностью:

"Прошло 18 лет с момента провозглашения независимости страны и 21 год, как мы начали движение в современную Латвию. Сегодняшнее положение в стране удовлетворяет лишь отдельных людей. Что характеризует народное хозяйство Латвии в последние годы? Какие обстоятельства ее определяют и какие имеются альтернативы нашего развития? - об этом все эти раздумья. В чём главная причина тому, что делает нашу жизнь с каждым месяцем всё более невыносимой, и вынуждает правительство принимать всё более тяжкие решения? - Причина тому - факт, что мы - экономика страны - зарабатываем только третью часть из того, что привыкли тратить. Области, обеспечивающие наши доходы - производство и строительство, а также услуги, которые дают валютные доходы (в процентах от 2008 года ВВП). Они - следующие:

1) промышленность - 10,97%; 2) сельское хозяйство, лесное хозяйство - 3,03%; 3) рыболовство - 0,09%; 4) электроэнергия, газо- и водоснабжение - 2,82%; 5) строительство - 8,91%; 6) гостиницы и рестораны - 1,65%; 7) транспорт, хранение и связь - 10,76%.

Раздел "Оптовая торговля и розница; ремонт автомобилей, мотоциклов и бытового оборудования" занимает 17,34% от ВВП. Но торговля не создаёт новый продукт; она только присоединяет к продуктам свою наценку, которая, благодаря монополизированным торговым сетям, весьма внушительна. К тому же, подавляющую часть товаров - более 80% - составляет импорт, за который платим валютой, которой нам самим не хватает. Финансовое посредничество и операции с недвижимостью, которые составляли в 2007 году в совокупности 24% от ВВП, практически есть перекладывание денег из одного кармана в другой, повышая общий уровень цен. Но гос. управление, образование, здравоохранение, социальные и коммунальные услуги являются расходными статьями, следовательно, они только тратят заработанные деньги.

Есть такой указатель, как Текущий счет. Он показывает, в какой мере мы живём по своим средствам. Он вычисляет баланс из того, что экспортировано и импортировано, а также из того, сколько услуг было оказано и получено за валюту. За четыре года - с 2005 по 2008 год - дефицит текущего счета в совокупности составил 9 миллиардов лат, или 2,25 миллиарда лат в год. В 2007 году - "самом жирном" году независимой Латвии - недостача баланса составила 82% всего экспорта страны того года. Баланс экспортных услуг страны (в основном транзита) немного - в среднем на 465 миллионов лат в год (2005-2008) - уменьшил общий дефицит. Если бы у нас не было транзита, дефицит был бы на 465 миллионов латов больше. Нам ещё следует осознать, что эти суммы только отображены в латовом номинале. В действительности недостача числится в зарубежной валюте, и по курсу евро - 0,7 LVL/EUR нам не хватает 3,21 миллиарда евро. Здесь возникает вопрос - как покрывались эти, каждый год растраченные, более чем три миллиарда евро?

Первоначально - до 1993 года - у государства не было особых проблем с текущим счетом, потому что мы еще жили по своим средствам. Поэтому образование и здравоохранение еще были бесплатными, а налоги и коммунальные платежи особенно не чувствовались. Все это обеспечивал наш экспорт, который в то время превышал импорт; промышленность, которая ещё не была уничтожена; громадный торговый флот, который еще не превратился в персональный капитал, а также нефтепровод и транзит, которые принадлежали государству и приносили значительные доходы в валюте. С потерей промышленности и экспорта страна недостачу валюты начала компенсировать доходами от продажи имущества. Преимущественно по цене металлолома и некоторых "комиссионных". Так как источники налогов таким образом еще больше иссякали, страна свой бюджет пополняла, увеличив ставки налогов и их число. Дешевые кредиты в евро и практически безналоговые сделки с землей и строениями были главными двигателями экономического "пузыря". Они позволяли насытить экономику валютой и забыть о катастрофическом балансе текущего счета. Влитая в Латвийскую экономику валюта не была дарственной, - денежный приток оставил за собой для нашей страны и возможностях катастрофический баланс внешнего заимствования - 20.816.600.000 латов (на май 2009 года), от которого 90% составляли кредиты предприятий и домашних хозяйств. Значительный вклад в исправление негативного текущего счета обеспечивали денежные переводы наших эмигрантов на счета оставшихся в родине семей, которые в последние годы достигали 180 миллионов латов в год. К сожалению накопленные в бюджете средства не вкладывались в производство, - они утекли на увеличение государственных и частных трат. В 90-е годы Латвия начала применять где-то на Западе установленную 4% ставку налога на коммерческую недвижимость, которая дороже 25.000 лат. Это была одна из причин, которая делала вклады в производство бессмысленными. В 2002 году четырёхкратное уменьшение этого налога и распространение его на всё недвижимое имущество послужило одной из множества предпосылок большого бума недвижимости. Если бы существенное снижение налога относилось только к объектам производства, тогда это могло дать стимул нашей промышленности. Но снижение касалось всех коммерческих объектов, что позволило войти в Латвию литовской сети "Максима", и в результате стремительно развиваться и монополизироваться розничной торговле продовольствием. Мы восемнадцать лет уничтожали своё народное хозяйство так, что большая часть народа не заметила, как "во имя общих интересов" исчезли основы его существования. Никто публично об этом не говорил, или же - никому не разрешали это делать. "Безболезненным" процесс делали привлеченные кредиты, доходы от распродажи страны, а также поддержка реформ Западом. Это сравнимо с уколом морфия, который позволяет больному испытывать блаженство в то время, когда теряются жизненно важные органы. Ни одно государство не может стать экономически и политически независимым, если импорт постоянно превышает экспорт, и если нет других источников доходов, которые компенсировали бы этот перерасход. В Латвии, отняв от торгового баланса реэкспортируемые товары, объем ввезенных товаров вдвое превышал объем вывозимых. Если такой дефицит не компенсируют оказанные услуги нерезидентам (иностранным предприятиям и физическим лицам), тогда существованию такого государства отпущен короткий срок.

Какие у государства имеются возможности погасить долг в 20 миллиардов лат?

- Как любой долг он может быть погашен от прибыли, то есть, от разницы между доходами и расходами. Для расчетных нужд мы прибыль заменим приростом Внутреннего валового продукта. Если бы мы смогли долго обеспечивать 10%-й прирост экономики (как в "жирные года"), то, учитывая ожидаемый ВВП 2009 года - 13.791.946.000 латов, то есть, на 18% меньше чем в 2008 году, внешний долг мы гасили бы 15 лет, для собственного развития не оставляя ничего. Однако, прирост нормальной экономики в среднем не превышает 5% в год. При таком развитии мы без просвета гасили бы наш долг целых 30 лет. Но и такие показатели для нас - несбыточная мечта. Потому, что это долг в иностранной валюте, и он покрывается от валютных поступлений. А наши валютные поступления (читай: доходы) никогда не превышали 5 миллиардов лат в год. Учитывая эти доходы, мы смогли бы расплатиться с кредиторами в течении 80 лет при 5%-м приросте экономики. К сожалению, и это не возможно, потому как уже 15 лет наш импорт значительно превышает экспорт, и у Латвии нет инструментов, как изменить положение. В конце концов, средняя процентная ставка на все наши заимствования превышает 5 процентов, следовательно, даже при чрезмерном везении, в течении жизни цивилизации, мы смогли бы погасить только проценты по кредиту..., при условии, если мы сможем обеспечить 5%-й прирост. Но наш экономический потенциал заставляет меня сильно сомневаться в этом. Наступил момент истины: из-за больших производственных затрат и снижения спроса предприятия больше не могут найти сбыт своим товарам; в мире больше нет таких свободных денег, чтобы вложить их в недвижимость в Латвии по ценам, больше соответствующим Лондону, чем развивающейся стране; заработать здесь практически невозможно, и экономические перспективы роста здесь закопаны..., если только сохраняются политические ориентиры и экономический курс. Не уклоняясь от взятого курса, единственный проверенный путь в такой ситуации, это уменьшение бюджетных трат, увеличение налогов и занятие реальных денег для погашения дефицита, что правительство уже предпринимает. Но это решение только ускорит смену государственного статуса. Утверждения некоторых приближенных к элите экономистов, что якобы Европа не оставит нас в беде и не допустит разрушение государства, что появились "признаки стабилизации", ничем не обоснованы. Миллиарды евро на земле не валяются, поэтому не вижу я причин, которые заставили бы главных спонсоров Евросоюза в это тяжелое для всех время расставаться ежегодно от миллиардов во благо алчного холопа и марионетки США. Экономику разваливали не для того, чтобы потом заняться ее восстановлением. Почему наша национальная элита выбрала именно такой политический и экономический курс? Какие были у нее возможности выбора? Во-первых, правящая элита получила власть на волне движения к независимости, обоготворения Запада, антисоветизма и русофобии, на что народ наш настраивался последние пять лет до провозглашения независимости. Подключить здравый смысл и чувство ответственности было невозможно, - машина пропаганды набирала обороты, и ей была оказана всесторонняя поддержка от Запада. Народ не знал альтернативы, или, по крайней мере, прецеденты, которые указывали бы ему на лучшее или другое решение. Сравнения и рекомендации исходили только от тех сил, для которых выбор курса нашего развития являлся вопросом их жизни и смерти. Люди, несогласные с предложенным властью вектором развития, были просто отодвинуты от принятия решений. Со временем часть старой элиты приняла новую идеологию. Чтобы сделать элиту безвозвратно верной Западу, ей было выдано 100 миллионов долларов синдицированного кредита от стран G24, без требования отчитаться о его использовании. Элите было поручено денационализировать государственное имущество, и разрешалось перенять под свой контроль стратегические области экономики, прикрывая глаза на легитимность сделок. С другой стороны, чтобы сохранить и развить народное хозяйство в условиях, когда подобному идеологическому и экономическому воздействию подвергались все республики СССР, необходима была громадная сила воли, выдержка и мудрость; сила идти против порыва народа, увлеченного фальшивыми ориентирами, и вывести его на верный путь. Латышский народ не богат такими людьми, поэтому всё произошло так, как и должно было произойти. Тем, кто собрался бы развивать свою страну, не делясь с сильными мира сего, как это сделал Лукашенко в Белоруссии, надо было бы считаться с экономической и политической блокадой со стороны Запада и возможностью попасть под международный трибунал в Гааге со схожей с Милошевичем судьбой. Поэтому пришедшая к власти элита была абсолютно зависимой от расположения своих крёстных отцов как благодаря уголовному характеру получения своего положения, так и благодаря государственной политике и народному хозяйству, всё более зависящим от прихоти своих хлебодателей.

Контингент жителей, живших в Латвии в 1990 году, не разрешил бы власти реализовать такую - разрушительную для страны - политику дольше, чем до следующих выборов. Поэтому необходимо было лишить "нелояльную" часть жителей права на свой выбор и на возможности влиять на решения власти. Чтобы сохранить и увеличить лояльность титульной (читай: латышской) части жителей, им был обеспечен заметно больший объем прав, чем у остальных. Осуществляя национальную политику, государство также позаботилось, чтобы латыши либо не знали о существенных ограничениях для русской общины, либо были безразличны к судьбе рядом живущих людей. Это реализовалось, сделав бывший официальный язык второсортным иностранным в школах и максимально изъяв его из эфира и оборота. Более того, большинство требований, относимых к русским, были демонстративно ущемляющими, и они в основном преследовали цель - вызвать сопротивление и ненависть как к власти, так и к латышам, которые правят этим государством. Принимая во внимание сегодняшние обстоятельства и исторический опыт, какая существует альтернатива нашему развитию или выживанию? Наше географическое положение никогда не оставляло много выбора. В то же время еще до начала 90-х годов у нас было на одну альтернативу больше, - мы теоретически могли стать нейтральной страной. На данный момент, учитывая сложившиеся обстоятельства, реально остались только две устойчивые альтернативы.

Первая, или альтернатива Запада: Для обеспечения этой альтернативы у власти сохраняется сегодняшняя национальная элита. Мы сохраняем существующий внешнеполитический вектор: остаёмся в составе ЕС и НАТО; выполняем те международные обязательства, на которые подписались; в главных вопросах поддерживаем политику своих союзников и реализуем их замыслы.

Социально-экономические перспективы альтернативы Запада:

Принимая во внимание громадные долговые обязательства жителей, лобби банков Швеции добьются перенятия плохих кредитов на баланс государства. Вместе с тем исчезнут последние иллюзии о возможности вырваться из долгового ярма и развития страны когда-либо в будущем. Впрочем, государство и чисто свои долги никогда не сможет отдать. У заимодавцев, уверен, в этом никогда не было сомнений.

Так как восстановление реального сектора потребовало бы многомиллиардные вложения и создало бы ненужную конкуренцию на европейском рынке, с одной стороны, и так как постоянное покрытие расходов латвийского государства стоит Западу слишком дорого, нам скорее всего будет разрешено поддерживать такую хозяйственную деятельность, которая не повредит действующей бизнес-среде и позволит нам в незначительных объемах обеспечить выполнение государственных функций: содержать армию; в небольших размерах - также и полицию и в незначительных объемах - социальные пособия и пенсии. Бесплатное образование будет доступно только на уровне основной школы и только в местах, где это будет экономически целесообразно. Врач - только за плату. Творческой интеллигенции будет отведено то место, которое ей полагается после выполнения "вековой задачи". Зарабатывать в этой сфере станет невозможным для большинства артистов - не станет больше тех, кто смог бы это оплатить.

Продолжится эмиграция жителей. Из-за отсутствия средств небольшие и бедные самоуправления присоединятся к большим и более сильным, соответственно сужая функции и уменьшая их объём. Или полностью ликвидируются.

В конце концов в стране останется узкий слой привилегированных людей, которым будут обеспечены работа и доходы, а также большой и бесправный слой бедных людей, которые по возможности будут покидать эту страну. Полиция и армия главным образом будут использованы для защиты привилегированных слоёв от недовольных, бедных и, в большой мере, охваченных преступностью масс народа. Если в борьбе с неудовлетворённостью народа своей полиции и армии будет недостаточно, на подмогу привлекутся атлантические партнёры по поддержанию мира для очередной своей миссии. Народные волнения в значительной мере будут ограничены поставками гуманитарной помощи. Центральная власть страны обеспечит только административные функции. Стратегическое планирование и управление государством будет осуществляться главными кредиторами. Вторым и главным языком делопроизводства станет английский язык. Ограничения к применению русского языка частично будут отменены. Из-за нецелесообразности содержания будут ликвидированы большинство учреждений, защищающих латышский язык и латышскую культуру, а также отменена аттестация владения латышским языком для русских. Критерий целесообразности будет относиться ко всем учреждениям, содержащимся за счёт бюджета страны, в связи с чем большая часть бывших чиновников присоединится к бедствующему народу.

Дополнительные варианты развития первой альтернативы: Любые альтернативы, являющиеся отклонением от основной версии, будут неустойчивыми, и они при любых условиях перейдут к какой-то одной из основных альтернатив. У альтернативы Запада возможны, к примеру, такие неустойчивые вариации: - действующую власть сменяет более прагматичная и социально ориентированная элита, которая одержима целью восстановления конкурентоспособности страны; государство старается смягчить свою политику по отношении к России и её союзникам. Это могут быть и любые другие вариации, которые сохраняют внутренний и внешний вектор развития. Любое отклонение от основной альтернативы будет возвращено к состоянию стабильного состояния благодаря тому, что отклонения придут в противоречие с политическими и экономическими интересами Запада. В западной альтернативе у местной власти не будет ресурсов для реализации своих замыслов; власть будет абсолютно зависима. Поэтому развитие страны может перейти либо ко второй альтернативе, либо занять стабильное положение в альтернативе Запада.

Вторая или Российская альтернатива - отказ от существующих политических ориентиров. Для реализации этой альтернативы необходимо сменить действующую властную элиту. Список некоторых возможных шагов власти при Второй альтернативе:- государство не желает больше оплачивать ненужные ей военные расходы и выполнять атлантические обязательства; результат - выход из НАТО; - государство отказывается соблюдать правила и условия, с которыми согласилось, вступая в Европейский Союз; единственный выход - выход из ЕС; - государство отказывается перенять на свой баланс плохие ипотечные долги и устанавливает большие поборы с необжитых или неиспользованных помещений, заставляя, таким образом, банки нести большие убытки за свою легкомысленную политику прежних лет;

- устанавливается закон, освобождающий ипотечного заемщика от обязательств перед банком, если заложенная недвижимость перешла во владение банка; - принимая во внимание неспособность страны исполнять свои кредитные обязательства, и признавая, что сегодняшнее экономическое положение - результат систематической многолетней политики Запада, государство решает отказаться от покрытия внешнего долга страны и даёт распоряжение Комиссии по оценке последствий тоталитаризма вычислить потери и убытки, которые создали государства-кредиторы, осуществляя свою политику по отношению к Латвии; - государство изъявляет желание восстановить полноценные хозяйственные, культурные, политические, образовательные и научные отношения с восточным соседом; - государство желает привлечь и вовлечь Россию и Белоруссию в восстановление народного хозяйства страны;- структуры государственной безопасности расформировываются и отделяются от атлантических структур;

- государство осуществляет защиту внутреннего рынка;- государство начинает кампанию целевого финансирования, направленного на развитие местного производства;- государство проводит валютную политику, затрудняющую реализацию в Латвии импортных товаров;- создаются государственные предприятия и внедряются в отраслях с картельными соглашениями или монополизированным рынком, например, розничная торговля и страховой рынок; - государство вовлекается в регулирование рынка. Реализация любого одного из вышеупомянутых мероприятий автоматически вызовет огромное политическое и экономическое давление на всех фронтах для подавления и искоренения этих замыслов. Более того, даже допущение, что существует реальная возможность осуществиться одному из этих замыслов, вызовет немедленное противодействие для предупреждения этих угроз. Поэтому, вывод нашей страны и народа из этой западни возможен только при наличии двух условий:

1) все здесь родившиеся и многие годы живущие люди объявляются равными в правах и возможностях; таким образом, мы признаем и принимаем русских и связанные с ними другие народы как свой братский народ и предлагаем им вместе восстанавливать нашу землю и утраченные ценности; 2) Латвия переориентирует свой вектор развития на Россию. Чем больше будет взаимопонимание между народами Латвии, и чем крепче будет связка Латвии с Россией во всех возможных областях, тем безболезненней и стремительней будет происходить возрождение земли и народа. Россия единственная в мире страна, для которой наше народное хозяйство, наука и культура на любом уровне развития не составляет конкуренцию, а только дополняют одна другую. Поэтому у нашего большого соседа не будет возражений против восстановления нашей экономики, если только она не будет служить питающей средой для враждебной политики к оказывающему помощь.

Для восстановления нашего народного хозяйства, каким оно было в 1989 году, необходимы многие десятки миллиардов евро. В мире имеется только одна страна, которая не только способна вложить такие средства, но и охотно бы это сделала, если только это обеспечило вековую дружбу и сотрудничество между государствами и народами. Зовут эту страну - Россия. Нам надо понимать, что, даже находясь в тяжёлом экономическом положении, Россия сможет найти необходимые ресурсы для помощи испытывающему трудности народу, если только он не будет иметь злых умыслов против владельца этих ресурсов. Следует принять во внимание, что наши продукты, как и всякие другие ввозимые в Россию товары, если только они не являются оборудованием для производства, ограничивают производство соседнего государства и отрицательно влияют на их торговый баланс. К тому же наши товары - это всего лишь одна сотая из возможностей, которые Россия использует, закупая товары для своего снабжения. Поэтому возможность неограниченной продажи в России своего товара, а также получения искренней помощи для развития собственной страны следует соответственно оценить. Прося и получая помощь от России, мы одновременно получим полную защиту от требований и претензий, выдвигаемых прежними хозяевами нашего государства. К тому же важно учитывать, что вовлечение именно Российского государства, а не бизнеса, в развитие нашей земли даст ожидаемые результаты. Соответственно, и Латвийская сторона должна быть способной решать любые вопросы, относящиеся к территории нашей страны.

Возможные социально-экономические перспективы Российской альтернативы:

Для потока товаров в Россию нет ограничений, поэтому любое производство, если оно еще не уничтожено, может рассчитывать на максимализацию мощностей. Государство отменяет плату за используемые сельхозугодья, но взамен обеспечивает государственные закупки основных сельскохозяйственных продуктов по фиксированным ценам, одновременно защищая внутренний рынок. В практике - государство основывает монополию внешней торговли продовольствием. Восстанавливаются утерянные отрасли народного хозяйства: сахарная промышленность и рыболовство. В стране размещаются производства, которым обеспечивается сбыт товаров. Россия предоставляет Латвии многомиллиардные займы для восстановления народного хозяйства, обозначая перспективные и приоритетные области. Инвестиции осуществляются учитывая развитие мало развитых территорий. Большие объемы заказов на строительство и товары приносят государству большие доходы в виде налогов и заработка, позволяет получить бездефицитный бюджет и планировать развитие страны. Безработица уменьшается до минимального уровня. У народа появляется смысл жизни и перспективы на этой земле. Транзитная отрасль перенимается государством, и России предоставляются наивыгоднейшие условия отгрузки, хранения и транспортировки грузов. За короткое время область транзита возвращается к мощностям 1980-х. Государство постепенно отменяет акцизные налоги на горючее и переориентирует потоки горючего из России и Белоруссии. Распускается правление Латвэнерго и значительно уменьшаются административные расходы. Предприятие переориентируется с получения прибыли на уменьшение расходов и тарифов. Политике сокращения расходов и уменьшения тарифов подвергаются все отрасли, где это возможно, ломая монопольное положение и картельные соглашения, например, в телекоммуникациях, страховании и торговле.

В банковской сфере государство входит со своим капиталом, обеспечивая собственную промышленность на очень выгодных условиях. Западным банкам отводятся мелкий бизнес и торговля. Существенно снижая расходы энергоресурсов и расходы, относимые к производству, произведенные у нас продукты все лучше конкурируют с зарубежными товарами. Это положение усиливается снижением обменного курса лата. Из бизнеса постепенно вытесняются рантье, которые, благодаря налоговой и социальной политике государства, больше не получают достаточную прибыль от аренды недвижимости. Открываются закрытые школы и больницы.

Восстанавливается старая система здравоохранения и образования. Русский ученик в школе учит латышский язык и, оканчивая среднюю школу, сдаёт экзамен. Латышский ученик в школе учит русский язык и, заканчивая среднюю школу, проходит соответствующую экзаменацию. Ученикам предоставляется возможность проучиться один год средней школы в классах другого потока, а также, если есть желание и знание языка, пройти всю среднюю школу в другом языковом потоке. Россия открывает филиалы своих ВУЗов в Латвии и обеспечивает доступ местных жителей в учебные заведения России. Для жителей Латвии появляется возможность овладеть знаниями на самом высоком уровне и найти им применение как на предприятиях, так и в науке. Отменяются унижающие требования к нелатышам об аттестации на знание латышского языка. Гос. чиновникам выдвигается требование знать русский язык по крайней мере на разговорном уровне, чтобы суметь отвечать на вопросы, заданные на русском языке.

Скорее всего, такая смена ценностей вызовет экономические санкции к Латвии. В начале. С этим надо смириться, ибо это - неизбежная реакция. Тем не менее, экономически это коснётся Латвии меньше всего, так как главный поток товаров будет переориентирован на Россию. Притом надо принять во внимание, что наш большой сосед - это крупный поставщик энергоресурсов в Европу и крупнейший рынок сбыта Европейских товаров. Если нефть и газ еще можно закупить у других поставщиков, то произведённые товары европейцам некуда будет девать. Поэтому санкции к России обернутся наказанием для самих европейцев, и они захотят вернуться к исходной ситуации. Или не применят санкции вообще. Схоже с Западной альтернативой, чем слабее будет выбор Русской альтернативы, тем нестабильнее будет ситуация и начнется переход к Западному выбору. То есть, чем сдержанней будет наше отношение к живущим рядом с нами народами и России и с ее союзниками, тем неустойчивей станет ситуация, и она будет стремиться занять одну из стабильных альтернатив: либо Западную, либо Русскую. Как при Западной, так и при Российской альтернативе социально-экономическое развитие будет выражаться гораздо многообразней. Надо считаться с недовольной частью народа, - в Первой альтернативе - это широкие массы народа, а при Второй - это привилегированная в недавнем элита. В этой статье указаны лишь отдельные направления активного развития. Всё же главный вывод - один: у альтернативы Запада выживание не предусмотрено ни русским, ни латышам. В свою очередь альтернатива России - это единственный доступный выход из тупика и условие выживания и развития для всех здесь живущих народов. Какими бы ни были речи и прогнозы Латвийской власти и приближённых к ней аналитиков и политиков, а так же независимо от деятельности или бездеятельности правительства в этих обстоятельствах, если латыши отдадут предпочтение Первой или Западной альтернативе, то переход в стабильное состояние этого выбора, который описан в социально-экономических перспективах Западной альтернативы, НЕИЗБЕЖЕН".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.