Мэр Казани пошел в суд вслед за президентом Шаймиевым

Казань, 9 октября 2009, 08:59 — REGNUM  Казанский градоначальник Ильсур Метшин был вызван в суд в качестве свидетеля по громкому делу, слушающемуся в связи с иском президента РТ Минтимера Шаймиева, обвинившего своего бывшего пресс-секретаря Ирека Муртазина в нарушении закона сразу по трем уголовным статьям: клевете, вмешательстве в частную жизнь и возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства.

Мэр Казани - уже второй высокопоставленный фигурант в процессе, стартовавшем в Кировском районном суде Казани в конце июля. Первым стал сам Минтимер Шаймиев. Как уже сообщало ИА REGNUM Новости, вопреки многочисленным сомнениям, потерпевший явился в суд лично и потребовал "строго, но справедливо" наказать Муртазина. По мнению экспертов, это может означать до 5 лет лишения свободы - именно таково максимальное наказание по трем инкриминируемым статьям.

Мэр Ильсур Метшин прибыл в суд как свидетель, но не по своей воле, а в результате ходатайства, заявленного Иреком Муртазиным. В вопросах, заданных Метшину обвиняемым (всего журналисты насчитали их около сорока), были затронуты темы, которые стали предметом журналистских расследований Муртазина и, так или иначе, волнуют многих казанцев: транспортная реформа, замена автобусного парка в казанских АТП на китайские "красные автобусы", проблемы малых предпринимателей, ликвидация уличных киосков, и т.д. На большинство вопросов Муртазина мэр Казани отвечал скупо: "не помню" или "не могу сказать", но в репликах не уставал повторять, что все акции, которые проводил в городе Муртазин, преследовали "популистские цели", а все сведения, которые он использует в своей работе - это заведомые ложь и клевета.

Некоторых вопросов мэр Казани откровенно не понял. Например, когда обвиняемый спросил его, к какой социальной группе он себя относит, Ильсур Метшин признался, что не знает, поскольку "давно заканчивал юрфак". В зале повисла пауза... Понимая щекотливость ситуации, судья Алексей Кочемасов решил прийти на помощь высокопоставленному свидетелю. Укоряя Муртазина по поводу плохой формулировки данного вопроса, он пояснил, что на самом деле имелось в виду: "Ну зачем? Вы же прекрасно знаете, что он (Метшин - прим. ИА REGNUM Новости) может относиться к социальной группе татар. Мы не разделяем эту группу на маленькие - мишарин, тептярин и так далее"...

После этого разъяснения, свидетельствующего о глубоких познаниях служителей татарстанской Фемиды в практической социологии, тема социальной группы ("объединения людей, основанного на их общем участии в некоторой деятельности") снялась сама собой. Это стало небольшой тактической победой защиты, так как одно из фундаментальных обвинений по статье 282 УК РФ было сформулировано именно в отношении социальной группы. Ведь именно в отношении социальной группы под названием "представители власти" Ирек Муртазин, по мнению потерпевшего - президента Минтимера Шаймиева, разжигал ненависть и вражду у законопослушных граждан, проживающих в Татарстане.

Зато после этого обвинение (с помощью судьи) взяло реванш в репликах и комментариях свидетеля, который без устали повторял, что все (то есть, абсолютно все), что говорит и пишет Муртазин, отвратительно, подло, гадко, низко и никому не нужно, а сам Муртазин является "бестолковым, никчемным и бездарным журналистом", поливающим грязью всех, в том числе и родную республику. Повторяя данное заклинание, Ильсур Метшин так увлекся, что заговорил по-татарски и проклял род Муртазина до седьмого колена, на что судья сделал ему замечание, так как в суде все же следует говорить по-русски.

Финал опроса свидетеля закончился в традиционном восточном стиле - здравицами и похвалами в адрес президента Минтимера Шаймиева, который "в 1989 году принял республику в плачевном состоянии", а теперь Татарстан процветает, так как "президент Шаймиев - великий президент". Говоря об этом, Ильсур Метшин был взволнован, а голос его слегка дрожал. Тем удивительнее прозвучало другое его заявление, которое он сделал по пути в суд, и которое попало в вечерний выпуск теленовостей. Один из журналистов обратился к мэру Казани с вопросом из серии "он называл тебя земляным червяком" - спросил, отчего Метшин сам не подает исков в суд, ведь в материалах Муртазина в адрес казанского мэра "клеветы будет побольше, чем в адрес Шаймиева"?

В ответ Ильсур Метшин сказал, что старается не обращать на это внимания, поскольку у него "есть, где подпитываться положительной энергией". Кроме того, если бы такие обвинения он слышал на встречах с казанцами постоянно, то нашел бы возможность сообщить общественности, что это ложь и клевета: "А тут на 1 миллион 200 тысяч населения Казани - единичный случай. Слишком много чести". Таким образом, честь президента Татарстана в сравнении с честью казанского мэра, не желающего судиться по пустякам, приобрела совершенно невыгодный вид.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.