Александр Чечевишников: Абхазия: выборы как рецидив

Гагра, 17 сентября 2009, 12:14 — REGNUM  

Минувшее лето напомнило жителям Сухума те давние времена, когда сотни тысяч людей приезжали в республику со всех концов необъятной страны - пляжи абхазской Ривьеры, улицы городов и поселков были переполнены отдыхающими. Признание Российской Федерацией государственного суверенитета Абхазии убедило в безопасности здешнего отдыха даже самых мнительных и осторожных россиян. Лишь к 1 сентября улицы и пляжи заметно опустели.

Впрочем, от внимания наблюдательных курортников не могло ускользнуть нервическое напряжение, возникавшее временами в центре Сухума, несмотря на летнюю жару. В декабре в Абхазии состоятся очередные выборы президента. Именно они и определяют сегодня политическую температуру в республике.

Предыдущие выборы, состоявшиеся в ноябре 2004 - январе 2005 года, зафиксировали кризисный разлом в предпочтениях активной части абхазского общества. В результате достигнутого компромисса была сформирована асимметричная властная конструкция с "контрольным пакетом" у тандема С. Багапш - А. Анкваб. По мере дальнейшего развития событий у "миноритариев" во главе с вице-президентом Р. Хаджимбой сужались реальные возможности влиять на государственную политику, прежде всего на распределение скудных бюджетных и внебюджетных ресурсов. Вчерашняя власть теряла позиции во власти сегодняшней. Состоявшиеся в марте 2007 года очередные парламентские выборы также не дали "новой оппозиции" возможности укрепить свое влияние в государственных институтах. Из 35 мандатов лишь семь завоевали политики, находящиеся в оппозиции действующей власти. При этом сегодня не все из них готовы активно тратить политический ресурс в почти бесперспективной борьбе против С. Багапша.

Майская отставка Р. Хаджимбы ничего принципиально не изменила во властной конструкции. Вице-президент достаточно давно прекратил предпринимавшиеся первое время попытки создать вокруг себе некий альтернативный центр силы внутри власти. В последнее же время Хаджимба по сути возобновил давний рабочий режим - когда в бытность его премьером в резиденции правительства после обеда уже трудно было кого-то застать.

Сформированное в начале 2005 года правительство оказалось не только коалиционным (что постепенно было изжито властным дуумвиратом), но и не лучшим по кадровому составу. Логика политико-клановых обязательств потребовала от С. Багапша возвращения во власть ряда слабых фигур, уже успевших проявить себя на правительственных постах при В. Ардзинбе и отставленных им отнюдь не из-за политических разногласий. Здесь нельзя не напомнить, что в Абхазии имеет место острый дефицит квалифицированных, современных кадров. Значительная часть госаппарата ни по профессиональным, ни по деловым качествам не отвечает элементарным критериям. И за годы правления С. Багапша качественного улучшения кадровой ситуации не произошло.

В годы президентства С. Багапша решился вопрос о признании суверенитета Абхазии Россией. Возможны различные ответы на вопрос, как велика в этом заслуга действующего президента. Но в любом случае - весомую долю внутриполитического капитала С. Багапша составляет именно признание. "Первый президент Владислав Ардзинба принес абхазам победу в войне, нынешний - независимость Абхазии", - примерно так определен идеологический фон кампании С. Багапша.

Не менее важно и то обстоятельство, что у российского руководства отсутствуют причины для действенной поддержки антибагапшевской коалиции. Дуумвират Багапш - Анкваб представляет собой реальную власть, взаимодействие с которой налажено и не вызывает существенных проблем. Вместе с тем, российское руководство заинтересовано и в том, чтобы избирательная кампания сопровождалась конкуренцией политических сил - разумеется, без эксцессов, имевших место пять лет назад. Это позволит вновь продемонстрировать мировому сообществу, что Республика Абхазия является нормальным демократическим государством, а не военной базой в криминальном окружении, как это имеет место в Косово.

Старт избирательной кампании был дан совместным заявлением ряда оппозиционных политиков 20 мая и отставкой 28 мая вице-президента Р. Хаджимбы.

Характеризуя "новую оппозицию", следует прежде всего констатировать отсутствие серьезного лидера, способного весомо конкурировать с С. Багапшем. Р. Хаджимба, конечно, таковым не только не является, но уже и не воспринимается. Никто из подписантов упомянутого заявления также не тянет на подобную роль.

Один из богатых людей в Абхазии, председатель партии ЭРА Беслан Бутба намерен выдвигаться, однако вряд ли рассчитывает на успех. Распространявшиеся в Абхазии слухи о неких политтехнологах, которых привез "Бубич" из Москвы, оказались слухами. Либо политтехнологов не было вообще, либо...

Беслан Бутба способен собрать некое число голосов, но объединить вокруг себя широкую общественную коалицию он не в состоянии. Впрочем, в последних его интервью можно прочесть намерение договориться с властью, выговорив себе место в будущей политико-экономической конструкции.

Характерно в этой связи, что уже в июне один из подписантов заявления 20 мая Вадим Смыр, руководитель организации "Аруаа", объединяющей часть ветеранов Отечественной войны 1992-1993 годов, опроверг слухи о том, что он якобы готов баллотироваться вместе с Бутбой в качестве кандидата в вице-президенты. В свое время В. Смыр участвовал в создании ОПД "Айтайра", к которому впоследствии присоединился будущий премьер Александр Анкваб. Не найдя общего языка с Анквабом, он ушел и создал свою организацию. Смыр - уважаемый многими в Абхазии, но достаточно конфликтный человек. Ни к каким должностям не стремится, участвуя в оппозиционном движении фактически "из любви к искусству".

Среди подписантов также сопредседатель Форума народного единства Абхазии Астамур Тания - общественный деятель, зависимый от нынешнего окружения Владислава Ардзинбы и фактически транслирующий установки этого окружения. Председатель Социал-демократической партии Абхазии Геннадий Аламия - тоже бывший айтайровец, но, в отличие от В. Смыра, активно стремится в коридоры власти.

К председателю Народной партии Абхазии Якубу Лакобе в республике уже достаточно давно относятся с иронией. Для многих оказалось неожиданностью, что его партия недавно прошла перерегистрацию, каким-то образом сумев предъявить тысячу членов.

Председатель ОПД "Ахьаца" Ахра Бжания, как и Аламия, претендует на лидерскую роль, но заинтересован не столько в должности, сколько в реноме генератора идей.

Из активно подключившихся к антипрезидентской кампании, но не подписавших "стартовое" заявление, необходимо назвать и оппозиционных депутатов Народного Собрания. Традиционно слышнее всех Даур Аршба и Рита Лолуа. С начала августа резко активизировались выжидавшие поначалу Валерий Кварчия, Виталий Смыр и Валерий Бганба. Лишь Сергей Матосян и Адгур Харазия, сохраняя критическое отношение к нынешней власти, пока дистанцируются от разворачивающегося политического спектакля. Матосян вообще не склонен к распространению слухов и версий (к чему, собственно, и сводится сегодня деятельность оппозиции в Абхазии). А харизматичный Харазия явно "пропускает" эти выборы.

Все последние месяцы "антипрезидентский актив" лихорадочно ищет лидера, по-видимому, надеясь, что он все-таки "выскочит", как черт из табакерки. Обсуждается вариант выдвижения директора госкомпании "Абхазское морское пароходство" Заура Ардзинбы. Это серьезный, богатый и достаточно закрытый человек, возможно, входящий в нынешнее окружение первого президента республики. Но как "раскрутить" кандидата, которого большинство граждан даже не знает в лицо? Другой вариант - супруга Владислава Ардзинбы Светлана Джергения, старший научный сотрудник отдела политологии и конфликтологии Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа. Конечно, Светлану Ирадионовну знают в Абхазии все. Но в 2007 году ей не удалось избраться в парламент в родном для Владислава Григорьевича округе - Эшерском.

Ничего не прояснила в перспективах оппозиции и состоявшаяся 18 августа отставка Станислава Лакобы с поста секретаря Совета безопасности РА. Причиной своего решения он назвал "последние события, связанные с принятием поправок к Закону о гражданстве Республики Абхазия". Какой-либо альянс Лакобы с "новой оппозицией" представляется маловероятным. Личностная дистанция слишком велика. Похоже, что Станислав Зосимович воспользовался поводом, предоставленным ему оппозицией, и покинул команду Багапша, не увидев себя в проектах послевыборной политической конструкции. Вместе с тем, достаточно очевидно, что Лакоба и без "портфеля" сохранит свой традиционный статус политического гуру.

Отсутствие лидера, способного всерьез конкурировать с С. Багапшем на выборах, заставило "новую оппозицию" активнее играть на понижение его рейтинга и авторитета действующей власти в целом. Самым эффективным инструментом в такой игре в Абхазии являются слухи. И чем они абсурднее, тем лучше срабатывают.

Первоначально удар предполагалось нанести по президентской администрации, обвиненной в предательстве интересов страны за соглашение с РФ, регламентирующее совместные усилия в охране государственной границы республики. Однако работать по этому направлению было достаточно опасно - велик риск получить в ответ обвинения в антироссийской политике, а затем и на практике быть выведенными за рамки российско-абхазского взаимодействия.

Именно поэтому критическая волна по пограничному вопросу быстро сошла на нет. К тому же открылось новое, как показало дальнейшее развитие событий - совсем не опасное, направление: упомянутые выше поправки в закон о гражданстве. Трудно сказать, была здесь допущена властью ошибка или же тема гражданства населения Галского района действительно созрела. Во всяком случае, на всех предыдущих выборах, а также в ходе референдума 1999 года никто не был особо озабочен вопросом о том, на каком основании галские мингрелы принимают участие в голосовании.

Так или иначе, пас оппозиции дала сама власть, подготовив поправки, которые декларировали наличие гражданства РА у жителей Галского района, вернувшихся в свои дома после окончания войны 1992-1993 годов в соответствии с односторонним решением Сухума. (Естественно, за исключением тех жителей, в отношении которых имеется информация об участии в боевых или партизанских действиях против Республики Абхазия либо о пособничестве таковым.) Данная правовая новелла, в частности, означала однозначное решение будируемого "новой оппозицией" вопроса об условиях участия галских мингрелов в предстоящих выборах.

Поправки были приняты Народным Собранием 31 июля и направлены на подпись президенту. С 1 августа депутаты официально находились в отпуске. 4 августа в Сухуме начались митинги, на которые были собраны (в том числе из сельской местности) многочисленные родственники и однофамильцы видных оппозиционеров, прежде всего Р. Хаджимбы. Выступавшие, в том числе сам Хаджимба, квалифицировали принятие поправок как "преступление против государственности". Оппозиция указывала на то обстоятельство, что большинство проживающих в Галском районе этнических грузин имеют гражданство Грузии и не намерены от него отказываться. Особую активность на митингах проявили депутаты Народного Собрания Д. Аршба и Р. Лолуа. Атмосфера в Сухуме накалялась. События следующего дня практически не освещались в СМИ.

Утром 5 августа С. Багапш подписал решение о создании экспертной комиссии для изучения оспариваемого оппозицией закона о поправках и затем отправился в Москву и далее в Цхинвал на мероприятия, посвященные годовщине трагических событий в Южной Осетии.

Часть депутатов большинства собралась в парламенте и решила дать телевидению разъяснения по принятым поправкам. Лидеры оппозиции, митинговавшие около здания Абхазской государственной филармонии, призвали своих сторонников войти в парламент и добиться отмены поправок, которые, как они утверждали, означают возвращение всех грузинских беженцев. Когда толпа "оппозиционеров", приблизительно в два часа пополудни, подошла к Народному Собранию, охрана пыталась воспрепятствовать проникновению в здание. Однако депутат Рита Лолуа, размахивая мандатом, потребовала открыть дорогу, и толпа на ее плечах ворвалась в парламент.

"Оппозиционеры" разместились в зале заседаний, где совещались депутаты. Начали выкрики, оскорбления. Телекамеры продолжали работать. Спикер Нугзар Ашуба под прикрытием охраны покинул зал. Председательское кресло заняла вице-спикер Ирина Агрба. В этот момент из комнаты за президиумом появился еще один "оппозиционер" и, положив руки на плечи вице-спикеру, предложил сидеть спокойно. Физическим воздействием депутаты-мужчины удалили "оппозиционера" из здания. После этого Ирине Агрбе удалось покинуть парламент. Звучали призывы к физической расправе над руководством Народного Собрания.

Спустя некоторое время в захваченном парламенте появился и Рауль Хаджимба. К зданию парламента начали подтягиваться и сторонники парламентского большинства. Премьер-министр Александр Анкваб предпринял меры к освобождению здания - непрошенные гости постепенно были вытеснены и сосредоточились неподалеку. Р. Хаджимба несколько часов курсировал между толпой и депутатами, вновь и вновь передавая требование отменить принятый закон о поправках. Наконец, депутаты во главе с вернувшимся в зал заседаний спикером приняли решение созвать экстренную сессию. 6 августа Народное Собрание отменило свое постановление от 31 июля.

Ни по горячим следам, ни позднее не было дано политической оценки обстоятельств, при которых был отменен закон. Лишь Батал Кобахия, Герой Абхазии и депутат парламента, рискнул сделать заявление на этот счет, опубликованное 8 августа в газете "Республика Абхазия". Он, в частности констатировал, что "началась кампания по дискредитации фактически всего парламента - важнейшего института государственной власти. Моих коллег подвергают оскорблениям, называя предателями, что совершенно неприемлемо. Многие из них заслужили доверие народа, сражаясь на войне 92-93 г.г., многие потеряли на той войне своих самых близких родственников. И каждый из них был избран в высший законодательный орган страны в соответствии с конституционными нормами".

Таким образом, первый раунд "игры на понижение" был выигран оппозицией. События 5-6 августа дают основания сомневаться в том, что уроки предыдущих президентских выборов в должной мере усвоены политическим сообществом республики. Более того, за минувший год коридор возможностей внутриполитической борьбы существенно расширился, так как российские военно-политические гарантии элиминировали сдерживающий фактор внешней угрозы. Абхазия больше не осажденная крепость. Благотворное ощущение безопасности способствовало раскрепощению взаимных фобий внутри политически активного меньшинства, что чревато опасными обострениями в ходе президентской избирательной кампании.

Рецидив гражданского противостояния 2004 года имел место на фоне бурного экономического роста и очевидного преображения еще недавно прозябавшей в нищете Абхазии. Имея колоссальный авторитет в абхазском обществе, официальная Россия не отреагировала публично на события 5-6 августа. Состоявшийся неделю спустя визит в Абхазию В. Путина способствовал затуханию внутриполитической напряженности. При этом на встрече с представителями оппозиции, на которой присутствовали и Р. Хаджимба, и Д. Аршба, российский премьер специально подчеркнул: "Мы никогда не вмешиваемся во внутриполитические процессы".

Как представляется, последовательное уважение суверенитета Республики Абхазия и равноправное сотрудничество с нею не исключают, а предполагают публичную оценку обстоятельств, которые с точки зрения Российской Федерации ставят под сомнение основы абхазской государственности. Россия имеет моральное право на такую оценку, так как заплатила значительную политическую цену за признание суверенитета Абхазии. Подобное выражение официальной позиции не имеет ничего общего с вмешательством во внутренние дела дружественного государства и будет способствовать его успешному становлению.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.