Станислав Тарасов: Юбилей "Контракта века" - за что "гяуры" нынче Баку славят

Баку, 17 сентября 2009, 11:54 — REGNUM  

В Азербайджане торжественно отметили годовщину 15-летия подписания "Контракта века". В послании президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву госсекретарь США Хиллари Клинтон, в частности, отметила, что "разработка месторождения "Азери-Чираг-Гюнешли" и создание Азербайджанской международной операционной компании стало большим успехом в международной энергетической дипломатии и является поворотной точкой в развитии международной нефтяной и газовой сферы". Но, как дальновидно предупреждает госсекретарь США, "усиление обеспечения международной энергетической безопасности все еще остается основным вопросом для евразийского региона". И еще: "Мы надеемся, что Азербайджан, Турция и другие заинтересованные страны, воспользовавшись этими возможностями, согласуют другие вопросы, необходимые для реализации проекта Южного коридора".

Проблемой так называемого " Южного коридора" озабочено и правительство Великобритании. На этой неделе министр энергетики лорд Хант находится с визитами в Турции и Азербайджане "в рамках согласованных усилий Британии по укреплению энергетической безопасности в Европе".

Но Турция всего лишь транзитная страна, а у Азербайджана не хватает должных запасов сырья для загрузки планируемого проекта NABUCCO, если именно под ним понимать "Южный коридор". Поэтому складывается устойчивое ощущение, что Вашингтон и Лондон, во многом способствовавшие планированию и осуществлению азербайджанского "Проекта века", пытаются начать все с чистого листа.

А начиналось все еще во времена президентства в Азербайджане Гейдара Алиева, когда в сентябре 1994 года с западными нефтяными компаниями был подписан "Контракт века". Опытный политик, остро чувствовавший слабость России и международную конъюктуру, решил воспользоваться историческим шансом, чтобы с помощью особой нефтяной стратегии решить две жизненно важные национальные задачи. Первая: обозначить и закрепить присутствие на Каспии влиятельных мировых компаний. Вторая: обеспечить приток в Азербайджан крупных зарубежных инвестиций, которые способствовали бы укреплению национальной независимости страны, развитию ее экономики. Эти две задачи были в целом выполнены, хотя Баку пришлось проводить сложные политико-дипломатические маневры при определении главного маршрута транспортировки нефти.

Первоначально была введена в эксплуатацию труба между Баку и Новороссийском. Затем появился маршрут Баку-Супса с перспективой выхода через Одессу и Броды на Польшу и дальше. И только на третьей, завершающей фазе операции " Контракт века" было решено осуществлять главную транспортировку так называемой большой каспийской нефти по маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан, то есть через Турцию в Европу в обход России. Во время Стамбульского саммита 18 ноября 1999 года между правительствами Азербайджана, Грузии и Турции было подписано соответствующее соглашение.

На том этапе ставка делалась уже не столько на обеспечение поступлений нефтедолларов для экономики страны, сколько на мобилизацию возможностей турецкой и западной дипломатии для решения еще одной задачи: вернуть под свою юрисдикцию Карабах. Но именно с этого момента стало очевидно, что Азербайджану придется бросить на исторический алтарь жертву - расстаться с Карабахом. Потому, что в регионе Закавказья и Ближнего Востока " Контракт века" привел в движение сложнейшие неподконтрольные Азербайджану геополитические процессы. То есть, как выразился в своем выступлении на юбилее "Контракта Века" Ильхам Алиев, "энергетическая политика Азербайджана перешла из региональной плоскости в глобальную".

Суть этой глобальности четко квалифицировал известный американский аналитик Збигнев Бжезинский, заявивший, что "каспийские углеводороды должны стать тем инструментом, с помощью которого можно будет геополитически и экономически вывести Среднюю Азию и Закавказье на мировые рынки, оторвать их от России и таким образом ликвидировать возможность так называемой постсоветской имперской реинтеграции".

В Баку торжествовали, еще не осознавая факта, что "Контракт века" превратил Азербайджан из субъекта в объект большой игры. Во-первых, становилось ясно, что урегулирование карабахской проблемы будет иметь затяжной характер. Во-вторых, учитывая, что Азербайджан смело вышел на западную площадку, Армения успешно стала разыгрывать азербайджанскую карту во взаимоотношениях с Западом без оглядки на Россию, в глазах которой Баку был скомпрометирован "Контрактом века".

Таким образом Баку оказался в формуле, о которой говорил Владимир Путин еще будучи президентом РФ: "С советских времен в Закавказье осталось немало проблем. Они непросты по своей сути, требуют не только значительного внимания со стороны международной общественности и международных структур, но и политической воли тех, кто непосредственно вовлечен в конфликтные ситуации. Прежде всего, это касается, конечно, Карабаха и взаимоотношений между Арменией и Азербайджаном. Россия много делает для того, чтобы стороны нашли приемлемую развязку. Мы работаем как в двустороннем плане, так и в рамках многосторонних усилий. Вы знаете, что существует Минская группа ОБСЕ, в работе которой принимает участие не только Россия, но и наши западноевропейские партнеры, а также Соединенные Штаты. Мы будем продолжать эти усилия дальше".

В конечном счете все свелось в статьи новых "Мадридских принципов": освобождение азербайджанских районов и проведение в Карабахе референдума.

Первый парадокс для Азербайджана заключался именно в том, что с момента подписания "Контракта века", который разрезал его пуповину с Россией и означал для Баку начало нового отчета исторического времени, Армении удалось разорвать внешне казавшийся незыблемым союз Баку с Анкарой. Так сложился второй парадокс: рвущийся на Запад Азербайджан фактически вырулил на "Большой Ближний Восток" и стал в один ряд с такими государствами, как Ирак и Афганистан. В свою очередь Турция, географически "прописанная" на Ближнем Востоке, предприняла более широкий дрейф на Запад.

Плюс к этому возрастающие амбиции геоэкономического свойства дремавшей до определенного момента Туркмении. Получив четырехмиллиардный китайский кредит, она "свет в конце тоннеля" обозначила для себя уже не столько в западном варианте транспортировки своих энергоресурсов - по дну Каспия, через Азербайджан и Грузию в Турцию - сколько в расширении сотрудничества с Китаем, Ираном и Россией.

Так что теперь знаменитый " Контракт века" бумерангом возвращается назад в Баку и срабатывает с точностью наоборот.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail