Эксперт: Путин напрасно хочет понравиться Польше

Варшава, 1 сентября 2009, 19:38 — REGNUM  

31 августа премьер-министр России Владимир Путин опубликовал в польской газете Gazeta Wyborcza собственную статью под названием "Страницы истории - повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?". Содержание данной публикации прокомментировал 1 сентября для ИА REGNUM Новости российский политолог и историк-полонист Олег Неменский.

"Статья премьер-министра оставляет странное, и в целом печальное впечатление. Во-первых, она написана в оправдательном тоне. Вряд ли такая позиция может быть полезной в данной ситуации. Полякам оправдания не нужны - им нужно признание вины и публичное покаяние. Во-вторых, статья совершенно не учитывает особенности польского восприятия. К примеру, заявление о том, что "Россия и Польша были союзниками в той войне", с одной стороны, не совсем корректно исторически, а с другой, прямо оскорбляет чувства многих поляков. Ведь с польской точки зрения в той войне было две "империи Зла", два "государства-палача", её развязавшие, и великомученица Польша между ними, само воплощение Добра и морали. А тут вдруг заявляется, что она была в союзе со Злом, с "палачом", пусть и только с одним из двух... И ведь даже худшим злом из двух имевшихся: всё же Германия почитается как Зло только в её тогдашних третьерейховских формах, Россию же принято считать в Польше "злой" просто за её русскость и независимо от режима или эпохи. Странно не учитывать этого в статье, обращённой к польскому читателю.

Впрочем, неадекватной ситуации может показаться и сама фоновая мысль статьи, что история не должна мешать нашим дружественным отношениям. Каким дружественным? Польский народ сейчас живёт в убеждении о том, что им ведётся священная историческая борьба с Россией, организовывает под неё "всё прогрессивное человечество", а тут вдруг что-то говорят о хороших отношениях... Понятно: дипломатия, но ведь и она не должна удивлять слишком уж неадекватными формулировками. Возможно, причина неверно выбранного тона кроется в ошибочной оценке ситуации: в статье премьер-министр сетует на "попытки переписать историю под нужды сиюминутной политической конъюнктуры". Но польская трактовка Второй Мировой войны ни в коей мере не является следствием сиюминутной конъюнктуры. Она вытекает из самых глубоких и традиционных свойств польского самосознания и восприятия отношений с соседями и, по сути, для поляков безальтернативна. Это полностью акцептированная обществом национальная идеология, в ней вообще нет ничего конъюнктурного. Конъюнктурными могут быть отдельные заявления политиков и государственные акции, но не общее понимание тех событий.

Статья расстраивает и тем, что в ней так и не были представлены объяснительные модели для ряда других "трудных мест" истории наших взаимоотношений. А ведь в первую очередь этого от статьи и ждали, если не в Польше (там ждут только признания вины и покаяния), то определённо в России. Например, по вопросу Катыни сказано разве что вскользь, что народу России "хорошо понятны обострённые чувства поляков", так как его судьбу тоже исковеркал тоталитарный режим. И что из этого? Откровенно скандальным выглядит дважды прописанное в тексте однозначное осуждение Пакта Молотова-Риббентропа. Его, оказывается, "без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить", ведь он имел "аморальный характер". На фоне активно идущего в обществе обсуждения, в котором явно преобладает позитивная оценка этого пакта, такое заявление сенсационно. Оно идёт вразрез с общим настроем и, более того, противоречит некоторым прежним заявлениям самого же Путина (например, в одном из интервью он говорил, что пакт был исторической необходимостью и следствием заключения Мюнхенских соглашений). После этого ему надо бы объясниться перед российским общественным мнением. Но остаётся непонятным, зачем премьер-министру вообще сейчас нужно вступать с ним в конфликт, да ещё и по такому вопросу. Угодить Польше? Но одним только этим ей не угодишь - потребуются дальнейшие далеко идущие действия.

Статья явно написана не в желании диалога с Польшей, а в желании ей понравиться, но в этом плане она вряд ли достигнет своей цели. А на фоне общей обстановки встаёт вопрос, насколько вообще оправдана сейчас задача ей как-нибудь понравиться? Как написал год назад директор Польского Информационного агентства (PAP) Пётр Сквецинский, "невозможно представить себе такую Россию, на существование которой многие поляки великодушно дали бы согласие". И об этом стоит помнить. Помнить именно для того, чтобы не разжигать польские ожидания и не ставить потом перед фактом их напрасности. Это отношениям может повредить ещё гораздо больше, чем честная и открытая позиция, исходящая из русского понимания истории и интересов России".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.