Юрий Баранчик: Медведев и Лукашенко в Сочи - ни Союза, ни позитивной повестки дня

Минск, 29 августа 2009, 15:13 — REGNUM  

Прошедшая в Сочи встреча президентов Беларуси и России не принесла как сенсаций и прорывов по каким-либо направлениям двусторонних отношений, так и какой-либо вразумительной конкретики. Более того. Наиболее острые и злободневные темы двусторонних отношений, разные подходы к которым как раз таки и сдерживают процесс союзной интеграции, вообще оказались за скобками переговоров двух лидеров.

Все, что широкая общественность и экспертное сообщество имеют по результатам встречи, - краткий комментарий помощника президента России Приходько и как всегда довольно обстоятельный комментарий президента Беларуси Лукашенко о том, что, мол, договорились по всем позициям. Но это все слова, которым никто из трезвомыслящей публики давно не верит, так как многочисленные заявления о том, что все "тип-топ" так и не были подкреплены за последние полгода никаким практическим делами.

И за примерами здесь ходить далеко не надо.

Возьмем для начала самую острую тему двусторонних отношений - вопрос признания со стороны Беларуси двух новых кавказских государств - Абхазии и Южной Осетии. Напомним, что как раз накануне встречи в Сочи, 26 августа, исполнился год со дня объявления президентом России Дмитрием Медведевым факта признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Этот шаг стал закреплением положения, сложившегося на Кавказе после агрессии Грузии против Южной Осетии.

Однако, как ни странно, с учетом прозвучавших заявлений о том, что договорились по всем вопросам, этот, наиболее злободневный вопрос политической повестки дня, даже не обсуждался. Хотя, как вполне резонно отметил премьер-министр России Владимир Путин буквально накануне встречи Медведева и Лукашенко в Сочи, признание Южной Осетии и Абхазии - справедливый вопрос Минску.

Далее, согласно подсчетам "Газпрома", на конец июля Беларусь имела задолженность по газу в размере около 240-250 млн. долларов. Как явствует из комментариев по итогам встречи, этот непростой вопрос также не обсуждался.

Согласно официальным комментариям к итогам встречи, не обсуждался и вопрос о предоставлении так необходимого Беларуси кредита в размере 500 млн. долларов. Почему не обсуждался - непонятно, особенно с учетом того, что буквально на днях МВФ официально заявил, что Беларуси для преодоления кризиса на оставшийся период 2009 года и 2010 год (16 месяцев) необходимо 11 млрд. долларов или по 687,5 млн. долларов в месяц.

Как вполне справедливо отмечает газета "Коммерсант", "никаких документов по итогам этой содержательной встречи подписано не было. Более того, как сообщил источник, участвовавший в переговорах, многие из спорных вопросов Дмитрий Медведев и Александр Лукашенко даже не начинали обсуждать. "Вопросы о российских кредитах Беларуси, запрете на поставки белорусского молока и схеме оплаты Минском российского газа не поднимались",- сообщил собеседник. По словам же Приходько, "президенты двух стран договорились дать поручение правительствам РФ и Беларуси провести консультации по проблематике финансового и экономического сотрудничества". Впрочем, такие консультации ведутся с прошлого года и пока никаких результатов не принесли".

Это, так сказать, негатив. Что мы имеем в позитиве?

Хорошо, конечно, что наконец-то глава белорусского государства подтвердил, что, во-первых, республика готова принять на себя председательство в ОДКБ, а, во-вторых, примет у себя проведение второго этапа учений Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР), который пройдёт с 19 по 28 сентября на территории Беларуси в рамках белорусско-российских учений "Запад-2009". Позитивным фактом стало также то, что в эти же дни белорусские военные приняли участие в первой фазе учений ОДКБ по подготовке КСОР, которая прошла в Москве.

То есть в августе Беларусь вернулась к тому же (пока на словах, особенно в том, что касается председательства в ОДКБ), на чем остановилась в июне, когда отказалась от участия в саммите ОДКБ в Москве и подписания документов по созданию КСОР. Спрашивается - зачем было огород городить, если сейчас, по словам белорусского президента, было принято решение возглавить ОДКБ и документы по КСОР подписать. Тем более что так называемая "молочная война", из-за которой, собственно говоря, и состоялся со стороны официального Минска демарш в отношении ОДКБ и КСОР, была полностью республикой проиграна, так как официальный Минск вынужден был принять все требования, которые были сформулированы российской стороной.

Во-первых, поставки сухого порошка в Россию полностью были прекращены на второй и третий квартал 2009 года, то есть до 30 сентября, а общая квота поставок сухого молока снижена со 110 до 70 тыс. тонн в дальнейшем.

Во-вторых, с 1 августа при поставках на рынок России молока Беларусь стала выполнять требования российского техрегламента, согласно которому должна поставлять на рынок России именно молоко, а не молочный продукт под видом молока.

В-третьих, о том, что именно белорусскими производителями молочной продукции были допущены серьезные нарушения российского законодательства, свидетельствует тот факт, что за нарушения в работе от своих должностей были отстранены директора трех крупных молокоперерабатывающих предприятий и одного мясокомбината, а в июле-августе уже белорусские санитарные службы сами неоднократно приостанавливали поставки продукции белорусских молочных и мясных комбинатов в Россию из-за содержащихся в ней антибиотиков.

В сухом остатке имеем - для доступа на ключевой для пищевой промышленности республики российский рынок Беларусь была вынуждена выполнить нормы российского законодательства и не более. В результате поставки были возобновлены. Сегодня со стороны Беларуси и требования российского техрегламента выполнены, и готовность подписать документы по КСОР имеется.

Не менее интересна и тема строительства АЭС. По этой теме возникают три резонных вопроса (начнем с самого простого, но не самого важного).

Во-первых, под какой процент будет предоставлен кредит на строительство АЭС?

Во-вторых, как Беларусь собирается возвращать 9-миллиардный кредит России? Особенно с учетом выше приведенных данных МВФ о том, что республике на 16 оставшихся до конца 2010 года месяцев надо 11 млрд. долларов. Если допустить, что Беларусь возьмет эти кредиты, то совокупный внешний долг Беларуси вырастет с нынешних 5,5 до 25,5 млрд. долларов, или почти в пять раз, что составит около 50% ВВП. И это при том, что в настоящее время в Беларуси действует норматив безопасного уровня внешнего госдолга в 20% ВВП.

В-третьих, чтобы строить АЭС и делать ее работу прибыльной, надо знать, куда пойдет с нее электроэнергия и сколько она будет стоить для конечного потребителя (аналогичные вопросы в настоящее время, кстати, активно прорабатываются при обсуждении строительства Россией АЭС в Турции). Этого пока даже в самом близком приближении и в помине не наблюдается. Известно только, что Россия должна построить АЭС и прилегающую инфраструктуру, а также обеспечить ее работу.

Несмотря на то, что в Литве закрывается Игналинская АЭС и идет активная проработка вопроса строительства новой АЭС в странах Прибалтики (а также Балтийской АЭС в Калининградской области России - ИА REGNUM Новости), в Польше собираются строить целых четыре АЭС. Очевидно, что поляки их строят не только для себя, но чтобы захватить и рынки электроэнергии Прибалтики, и, возможно, даже часть рынка электроэнергии Беларуси. Сколько должна будет стоить электроэнергия с белорусской АЭС, чтобы Россия могла "отбить" 9-тимиллиардный кредит в относительно обозримом будущем? Скажем, лет за пятнадцать?

Произведем простые подсчеты. В настоящее время стоимость одного 1 кВт/ч в Беларуси для населения составляет 173,3 белорусских рубля или $0,06. В 2010 году стоимость 1 кВт/ч электроэнергии для населения будет составлять около $0,1. Себестоимость электроэнергии на АЭС в России в настоящее время составляет ориентировочно $0,016, а в 2015 году составит $0,024. Так как АЭС в Беларуси планируется ввести в строй в 2016 году, себестоимость электроэнергии с белорусской АЭС составит около $0,025. Предположим, к 2015 году стоимость электроэнергии для населения составит $0,15, и что 15% (или приблизительно $0,02 за Кв/ч) из дельты между себестоимостью электроэнергии АЭС и ее стоимостью для потребителей Беларусь планирует отдавать в счет кредита. Тогда получается, что в год прибыль АЭС (с учетом работы двух блоков) составит около 700 млн. долларов. Соответственно, кредит можно будет отдать за тринадцать лет (без учета процентов)...

Каковы же реальные итоги встречи в Сочи?

Во-первых, если проанализировать тематику переговоров в Сочи, как она подана в СМИ, то остается устойчивое ощущение, что официальный Минск интересовали исключительно деньги и допуск, еще раз допуск, белорусских товаров на российский рынок. Не дает Россия 500 млн. долларов и 100 млрд. российских рублей (3,3 млрд. долларов), значит надо взять кредит в 9 млрд. долларов на АЭС (хотя это непонятно - зачем России самой себе давать кредит на строительство АЭС в Беларуси?).

Есть квоты на продукцию, значит, надо опять вернуться к ситуации нелимитированного допуска белорусской продукции на российский рынок. То есть в плане тактики дело с мертвой точки не сдвинулось - официальный Минск не предлагает никакой позитивной повестки двусторонних отношений, играя одну и ту же давно заезженную пластинку о том, что Россия должна: должна дать кредиты, построить АЭС, пустить белорусскую продукцию на российский рынок. О том же, что в ответ будет делать Беларусь, как и прежде, - ни слова.

Во-вторых, очевидно, что этот визит и весь "позитив" от встречи понадобился белорусскому лидеру исключительно для того, чтобы подтвердить Западу свои слова, сказанные им ранее по итогам визита представителя Госдепа в Минск, - "давить на нас и ломать через колено не надо". Теперь у этого тезиса появился некоторый фундамент в виде договоренностей с президентом России и активизацией восточного вектора (пусть и пунктирного, как всегда в последнее время) в белорусской внешней политике. Тем самым Западу послан недвусмысленный сигнал - будете на нас давить и не учитывать наши интересы и наше понимание "пути на Запад", движение остановится.

Что касается прозвучавшего со стороны президента Беларуси тезиса о том, что необходимо заняться кадровыми проблемами Постоянного комитета Союзного государства, то речь идет исключительно о том, что место Павла Бородина должен занять представитель Беларуси, который с еще большим упорством начнет в одностороннем порядке проталкивать белорусскую продукцию на российский рынок.

Поэтому с большим трудом верится в слова белорусского президента о том, что "больше не будет таких проблемных периодов". Мы эти слова слышали уже не раз, однако Союза, за который белорусский народ проголосовал на референдуме 1996 года, как не было, так и нет. Одна надежда осталась на правительство Владимира Путина, на то, что оно сможет, как и раньше, "разрулить" ситуацию таким образом, чтобы отделить "мух от котлет". Тем более что и белорусская сторона согласилась с тем, что всеми вопросами, которые обсудили президенты, теперь должны заняться правительства двух стран.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.