Виген Акопян: Турция становится дилером на Южном Кавказе

Гагра, 21 августа 2009, 18:40 — REGNUM  

Спустя год после августовской войны многие политики и эксперты пытались анализировать ее итоги, определить победителей и побежденных. Между тем, очевидно, дело это неблагодарное, поскольку главным итогом военных действий стало возникновение новой ситуации, требующей новых решений и действий, новой региональной политики. По сути дела, если оставить в стороне патетические реляции относительно победы российского оружия и возникновения на Южном Кавказе двух новых государств (для России и Никарагуа), ситуация в регионе практически не изменилась. Вместе с тем, она резко усложнилась и обострилась, в том числе для России.

Грузия с первых же дней президентства Михаила Саакашвили взяла курс на достижение вполне конкретной цели, которая, очевидно, и была сформулирована силами, приведшими к власти грузинского президента. Цель состояла в том, чтобы как можно плотнее, желательно наглухо закрыть России доступ на Южный Кавказ, выстроить плотный политический, коммуникационный и даже идеологический буфер. Задача эта практически достигнута.

Возращение сначала Аджарии, затем Южной Осетии и Абхазии - попутные сверхзадачи Грузии, которые могли бы быть выполнены Грузией исключительно после выдавливания российских военных баз из Ахалкалаки и Батуми, сужения внутреннего и внешнего влияния России на Грузию, а значит и на весь регион - задачи, поставленной США.

Не выведи Россия свои базы из Грузии, не было бы войны в августе прошлого года. Но война произошла, и, во избежание пущих бед, например, переноса дестабилизации на Северный Кавказ - Москва была просто вынуждена вернуть базы в регион, однако на сей раз разместила их в Южной Осетии и Абхазии.

Если абхазский бастион в Очамчире, куда, возможно, пристанет Черноморский флот, хотя и с трудом, но все же можно сравнить по геостратегическому расположению с Батумским портом (о Крыме тут и говорить нечего), то базу в Южной Осетии никак нельзя считать достойной заменой военной базы в Ахалкалаки (Джавахети) - на перекрестке государственных границ Грузии, Армении и Турции. Эта позиция безвозвратно утеряна.

Но это лишь полбеды. Вывод базы из Ахалкалаки лишил возможности полноценного снабжения 102-ой военной базы РФ в Гюмри - на севере Армении. Судя по всему, проблема снабжения гюмрийской базы сегодня предстала перед российским руководством во всей красе. По сути, грузинский буфер для России и блокада Армении со стороны Азербайджана и Турции, оставляют физически единственный маршрут доставки соответствующих грузов в Армению - через Иран. Однако, не только шаткое положение Ирана на международной арене и санкции западных стран, но и отсутствие железнодорожной инфраструктуры, соединяющей Армению и Иран, делают иранский маршрут крайне непривлекательным для РФ. Таким образом, Россия лишается возможности полноценного снабжения базы, если только она не добивается разрешения на транзит у Турции или, что совершенно невероятно, у Азербайджана.

И вот на днях руководитель Армянского центра стратегических и национальных исследований Ричард Гирагосян заявил о том, что Россия и Турция ведут тайные переговоры по вопросу снабжения российской базы в Гюмри через территорию Турции. "Русские хотят получить от турков согласие на передачу оружия в Гюмри по территории Турции", - отметил Ричард Гирагосян. Пожалуй впервые за историю армяно-турецкой медиа-полемики, на заявление эксперта отреагировал сам МИД Турции. В официальном заявлении этого ведомства говорится, что "информация о поставках оружия в российскую военную базу в Армении через территорию Турции не соответствует действительности". Пресс-секретарь МИД Турции Бурак Озугергин подверг критике заявления Гирагосяна, квалифицировав слова армянского эксперта, как "очевидную провокацию, направленную на то, чтобы положить конец добрым отношениям между Азербайджаном и Турцией". В свою очередь посол Турции в Азербайджане подтвердил: "такая информация - шаг к разрушению дружбы и братства между Турцией и Азербайджаном". Но что примечательно, Озугергин не опроверг заявление армянского эксперта по существу. Сам Гирагосян также не стал отмалчиваться и сказал по поводу заявлений турецкого МИД следующее: "Тот факт, что МИД Турции посчитало необходимым дать официальный ответ на мои комментарии, выявляет отсутствие доверия между Россией и Турцией. Кроме того, это свидетельствует еще и о слабости внешней политики Турции относительно вопроса урегулирования отношений с Арменией".

Что ж, российско-турецкое сближение после военных действий в Грузии - очевидно. Вопрос даже не в использовании турецкого транзита. Стоит лишь вспомнить, что турецкая инициатива о создании Платформы стабильности и безопасности на Кавказе была впервые озвучена премьер-министром Реджепом Тайип Эрдоганом именно в Москве. Но есть еще более важный факт, свидетельствующий о заинтересованности Москвы в разблокировании армяно-турецкой границы как минимум, а как максимум в строительстве железной дороги из Армении в Иран. Речь идет об активности, развернутой ОАО "РЖД" в Армении посредством 100% дочерней компании "Южно-Кавказские железные дороги" (ЮКЖД). Российские железнодорожники начали подготовку к разблокированию армяно-турецкой границы даже раньше, чем такая перспектива была обрисована в совместном заявлении МИД Армении, Турции и внешнеполитического департамента Швейцарии. Таким образом, версия о том, что процесс армяно-турецкого примирения с разблокированием коммуникаций развивается исключительно под патронажем и в рамках интересов США - была изначально ошибочна.

По всей видимости, ситуация гораздо сложнее. А именно... Вывод Грузии из строя, который произошел в августе прошлого года, создал затруднения и проблемы не только для России, но и для США. При этом обе стороны столкнулись именно с проблемой грузинских транзитных коммуникаций: США - отсутствием условий для их безопасной эксплуатации, Россия - отсутствием доступа к ним как такового. Стоит напомнить, что в период военных действий под тем или иным предлогом перестали действовать нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум (БТЭ). Таким образом, задача обеспечения запасных маршрутов встала как перед западным сообществом и Турцией, рассматривающими Каспийский бассейн как зону долгосрочного энергетического интереса, так и перед Россией, вставшей перед проблемой военно-политического и экономического присутствия в приграничном регионе.

Такая ситуация резко подняла региональное значение Турции. Некоторые российские эксперты выдвигали ошибочную версию об укреплении позиций Армении, хотя, на самом деле, августовская война лишь усугубила для последней риски. Учитывая тот факт, что ситуация вокруг Грузии еще далека от развязки, возросла степень рисков и для Азербайджана. В условиях натянутых отношений с соседним Ираном и откровенной вражды с Арменией, усугубление ситуации в Грузии может оставить и для Азербайджана единственный выход на международный рынок - на этот раз российский. Не в последнюю очередь это способствовало выходу Баку на соглашение с Москвой по поставкам газа российскому "Газпрому".

Во всей этой мозаике пересекающихся интересов и борьбы за сферы влияния особым, совершенно ярким пятном предстает карабахский фактор. Разблокирование армяно-турецкой границы без разрешения карабахского конфликта, а значит без уточнения внешнеполитического вектора Еревана и Баку - полумера и для России, и для США. По сути дела, для обоих этих государств карабахский конфликт, вне всякого сомнения создающий проблемы, вместе с тем являлся достаточно эффективным рычагом влияния на стороны конфликта. Резкая активизация США в направлении разрешения данной проблемы, которая отразилась в новой стратегии, принятой администрацией Барака Обамы, и суть которой заключается в попытке параллельного разрешения карабахского конфликта и армяно-турецкой проблемы, повлекла интенсификацию и российского посредничества, вылившуюся в Майндорфскую декларацию.

Конкуренция продолжается... Очевидно, сверхдержавы согласились с необходимостью разблокирования региона, тому свидетельством заявление президентов Медведева, Обамы и Саркози. Однако кому перепадут дивиденды - пока не вполне ясно. В условиях, когда Москва и Вашингтон стараются вовлечь Турцию в орбиту своего регионального проекта, Анкара запросто может сыграть в дилера.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.01.17
Госдума обяжет врио губернатора отчитываться о доходах
NB!
23.01.17
Трамп подписал распоряжение о прекращении переговоров по ТТП
NB!
23.01.17
Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства
NB!
23.01.17
СМИ: «Аэрофлот» по неизвестным причинам отменил рейсы в Минск и обратно
NB!
23.01.17
Не все тендеры московской мэрии так прозрачны, как утверждают чиновники
NB!
23.01.17
Восточный Мосул находится под полным контролем армии Ирака — СМИ
NB!
23.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 23 января
NB!
23.01.17
«Радий Хабиров в Башкирию не вернётся»
NB!
23.01.17
Избыток русского, нехватка Камасутры и аресты шпионов: Казахстан за неделю
NB!
23.01.17
Госдума увеличит налог на участки под ИЖС с недостроенными домами
NB!
23.01.17
Фийон: Грузия и Украина в НАТО не вступят
NB!
23.01.17
Югра: вместо водоочистки за 90 млн рублей — чистое поле
NB!
23.01.17
Любить или лупить: в Челябинске снова вызвал споры закон «о шлепках»
NB!
23.01.17
Мизулину зовут в «Единую Россию» укреплять нравственное направление
NB!
23.01.17
Для наращивания вооруженных сил в США не хватает людей — WT
NB!
23.01.17
Песков прокомментировал просьбу Церкви о передаче ей «Херсонеса»
NB!
23.01.17
Институт президентства в США не меняется
NB!
23.01.17
«Ползучая белорусизация»: Минск на пороге критической массы
NB!
23.01.17
В Астане начались переговоры по Сирии
NB!
23.01.17
В Литве не нашли доказательств госизмены школьников, отдыхавших в России
NB!
23.01.17
Британские ученые нашли «иммунитет» от фейковых новостей
NB!
23.01.17
Рост тарифов ЖКХ в Волгограде депутаты обосновали повышением цен