Риторика Баку обязывает армянские государства думать об упреждающих шагах: интервью замминистра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна

Баку, 21 августа 2009, 11:57 — REGNUM  

ИА REGNUM: Г-н Кочарян, можете ли вы сказать, что переговорный процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, который, как известно, протекает в русле так называемого Мадридского документа, прогрессирует? Нет ли ощущения, что после Майндорфской декларации и встреч глав Армении и Азербайджана в Москве процесс как-то застопорился?

Если мы будем рассматривать Мадридский документ, в частности то, что было обнародовано, то это в общем-то неплохая база для переговоров. Однако, естественно, возможность достижения некоего позитивного результата в переговорном процессе зависит от умения сторон идти на компромиссы - без них урегулировать проблему невозможно. В свою очередь компромиссы возможны исключительно в результате установления определенного уровня доверия между народами государств, втянутых в конфликт. Если доверия нет, то и компромиссы практически исключены.

Суть текущего момента достаточно наглядно характеризуется следующей, уже несколько избитой фразой: "не согласовано ничего, пока не согласовано все". В этом плане мы можем сформулировать следующее: сегодняшний подход предполагает пакетное согласование всех базовых вопросов с последующей поэтапной реализацией уже согласованных решений. А это в свою очередь означает, что если где-то произойдет осечка, то уже ничего из согласованного реализовать не удастся.

Если мы соглашаемся с тем, что установление мер доверия между сторонами - важнейшая составляющая текущих переговоров, то можно констатировать, что этот процесс действительно заходит в тупик, несмотря на порой чрезмерный оптимизм посредников.

Предпосылки этой тупиковой ситуации лежат в позиции азербайджанской стороны, которую она даже не старается завуалировать. Во-первых, это продолжающаяся антиармянская риторика, последнее свидетельство чему мы получили буквально на днях в виде преследования граждан Азербайджана, голосовавших на песенном конкурсе "Евровидение-2009" за конкурсантов из Армении. Такого рода репрессии на усилия по восстановлению мер доверия совершенно не похожи, и они совершенно не отвечают духу и букве Майндорфской декларации, в которой задача повышения мер доверия между двумя народами идет красной линией.

Второе - это продолжающаяся милитаристская риторика и не только риторика, а конкретные шаги, направленные на сверхвооружение азербайджанской армии.

По сути дела, Азербайджан ведет речь не о компромиссах. То, что озвучивается сегодня в Баку на высшем уровне можно резюмировать следующим образом: "или Азербайджан получает все, или война".

Более того, описанная позиция строится на искажении сути конфликта, его генезиса и, наконец, в условиях непрекращающихся попыток спихнуть, свалить на армянские стороны ответственность за последствия конфликта.

Составляющей частью азербайджанской линии является искажение даже того предмета переговоров, который обсуждается сторонами при участии международных посредников. Мы неоднократно наблюдали, особенно после обнародования Мадридских принципов, что риторика властей Азербайджана, адресованная собственному народу и международному сообществу, и то, о чем говорят представители этой страны за столом переговоров - это различные вещи.

В этих условиях совершенно очевидно, что стремление Азербайджана получить все, или же, бряцая оружием, получить войну - такая позиция никоим образом не может способствовать продвижению переговорного процесса на основе взаимных компромиссов, достижению долгожданного и стабильного мира, который сегодня всем так нужен.

ИА REGNUM: А может Азербайджан именно этого и не хочет? Может в Баку стараются как раз провалить процесс, дабы не взваливать на себя груз социально-экономического развития возвращаемых районов, а также оставить открытым путь к военному реваншу?

В Баку, конечно же, были бы не против получить все на блюдечке с голубой каемочкой, а потом еще и привлечь Европейский Союз к финансированию программ восстановления этих районов. То, что у Азербайджана сегодня есть внутренние социальные проблемы и то, что они обусловлены далеко не только последствиями войны - это очевидно. Однако представляется, что руководство и народ Азербайджана стали жертвами собственной пропаганды.

Если же мы примем версию, что Азербайджан добивается войны, тогда получится, что любые односторонние уступки, которые нарушают установившийся баланс - они только повышают вероятность этой войны. На самом деле текущий баланс построен на многих составляющих и простым вооружением его не нарушить. Примитивная арифметика здесь не работает. Мы имели печальную возможность убедиться в этом в период вооруженной стадии конфликта. Тогда у Азербайджана было значительное превосходство и в военной технике, и в ресурсах. Но он сам инициировал войну, каждый раз нагнетал новый виток военных действий и каждый раз терпел поражение.

Тем не менее, повторюсь, любая односторонняя уступка лишь усилит соблазн решения проблемы силовым методом, тем более, что это исходная позиция Азербайджана, начиная с советского периода.

ИА REGNUM: Однако же, судя по Мадридскому документу, во всяком случае ее публичной части, передача под контроль Азербайджана районов, составляющих пояс безопасности Нагорного Карабаха, станет как раз односторонней уступкой с армянской стороны... Или я ошибаюсь?

Все три стороны конфликта (Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения) должны комплексно оценивать ситуацию. Мы не можем рассматривать каждую деталь большой мозаики в отрыве от общей картины. Должна сложиться комплексная оценка.

Для армянских сторон - Нагорно-Карабахской Республики и Республики Армения - главнейшей задачей является обеспечение железных гарантий безопасности Арцаха (Нагорного Карабаха - ред.) и его населения. Эти гарантии включают в себя, в частности, и статус НКР, и надежную сухопутную связь между двумя армянскими государствами. Они должны включать и ряд других мер, обеспечивающих твердую уверенность в полной безопасности НКР.

Однако уже на данном этапе весь этот процесс интерпретируется на уровне высшего руководства Азербайджана таким образом, что становится очевидно: в Баку не отказались от того подхода, которого придерживались с самого начала конфликта. Необходимо четко понимать, в основе нагорно-карабахского конфликта лежит реализованное право на самоопределение карабахского народа, а причиной конфликта стала силовая политика Азербайджана. На сегодняшний день ничего не изменилось.

Вся эта антиармянская риторика, постановка позиции "или все, или ничего", кратковременно прерывалась лишь однажды - во время подписания трехстороннего перемирия в 1994 году, поскольку в Азербайджане убедились, что каждый раз, когда они задают новый виток военных действий, то обязательно терпят поражение. И это была единственная причина, по которой в Баку ненадолго пошли на некоторое смягчение линии.

ИА REGNUM: Может ли нынешняя активизация милитаристской риторики Баку быть направлена на срыв процесса армяно-турецкого примирения?

Армения готова к установлению отношений с Турцией без предварительных условий, в том числе связанных с урегулированием нагорно-карабахского конфликта. По сути дела, почему армяно-турецкая граница закрыта, почему Турция не установила дипломатических отношений с Арменией. Эти шаги были направлены на ту же блокаду Армении или ее изоляцию. Это была политика, где Турция, поддерживая Азербайджан, пыталась в течение этих долгих лет измотать, ослабить армянское государство, чтобы силовым образом была бы решена нагорно-карабахская проблема. То, что в Турции сегодня по крайней мере хотя бы обсуждается вопрос отказа от этой линии, может означать то, что такая политика себя не оправдала и не дала ожидаемых результатов. Просто в Турции это поняли раньше, чем в Азербайджане.

В Азербайджане же продолжают гнуть линию "или все, или ничего", повышая тем самым риск новой войны и исключая возможность достижения компромиссов. В Баку, как я уже отметил, уповают на арифметику: демографический рост, усиление армии за счет нефтедолларов и так далее. Говорится, что это, якобы, ведет к повышению международного влияния, давая возможность решать острые международные проблемы удобным для себя способом. Это полный абсурд.

Тут можно провести такое сравнение. Сможет ли по численности населения Азербайджан в обозримом будущем превзойти Китай? Нет! Сможет ли он по военной мощи превзойти Китай, ядерную державу, сможет ли он по своему международному влиянию превзойти Китай, который является членом Совета безопасности? Китай все это уже имеет. Он обладает широчайшим международным влиянием. Но у китайского руководства хватает мудрости не решать вопрос Тайваня силой. И это при том, что Тайвань - китайская территория и живут там китайцы. В случае же Нагорного Карабаха - это исторически армянская земля с коренным армянским населением.

Поэтому, это построенное на цифрах запугивание и оболванивание собственного населения является препятствием для процесса. Более того, однажды они уже погорели на цифрах.

ИА REGNUM: Вы заявили, что карабахский переговорный процесс зашел в тупик. Что же делать дальше?

Переговорный процесс заходит в тупик по причине неконструктивной и максималистской позиции Азербайджана. Мне представляется, что очень долгое время посредники и международное сообщество - они как бы проглатывали все эти капризы и риторику Азербайджана, попытки исказить историю и современность. И это не способствовало процессу урегулирования.

Необходимо было изначально четко определить. Во-первых, кто ответственен за последствия конфликта? Это же гуманитарная катастрофа - десятки тысяч жертв, сотни тысяч беженцев и внутренне перемещенных, колоссальные материальные потери, территории, перешедшие под взаимный контроль. Кто ответственен за все это? Азербайджан пытается представить себя в качестве жертвы. Но ведь именно он является инициатором военных действий, и значит ответственность за последствия также лежит на Азербайджане как на агрессоре.

Второй вопрос, который требует четкого ответа. Кто является стороной конфликта? Азербайджан в упор не видит Нагорно-Карабахскую Республику по той простой причине, что пытается навязать всему миру свою извращенную концепцию о том, что суть конфликта заключается в территориальном споре между Арменией и Азербайджаном. Но эта концепция рушится. Сегодня для всех, в том числе и для посредников, совершенно очевидно, что без участия основной стороны конфликта - Нагорно-Карабахской Республики, говорить об успешности переговорного процесса практически невозможно. Опосредованное участие приводит вот к таким опосредованным результатам.

Отсутствие четких ответов на эти два вопроса, возможно, может означать необходимость изменения армянской концепции. Если Азербайджан будет продолжать гнуть ту же линию, которая в итоге заведет переговорный процесс в тупик, как это уже было не раз, тогда армянские стороны будут вынуждены пересмотреть свои подходы. Азербайджан сегодня перестал хитрить и прямо заявляет, "верните мне территории, а с Карабахом я все вопросы решу, в том числе силовым путем".

При сохранении такой позиции Азербайджана станет неизбежным пересмотр концепции переговорного процесса, а именно: международное признание Нагорно-Карабахской Республики, или, как минимум, референдум прямо сегодня. Это первый шаг. При этом азербайджанцы, проживавшие в Нагорном Карабахе, голосуют в местах своего нынешнего проживания, под строжайшим контролем международных наблюдателей. В конце-концов, тут есть и гуманитарный аспект. Нельзя повторно использовать людей, переживших трагедию. Ведь им может быть тоже не безразлично, будет НКР независимым государством или нет. Зачем мы эту людскую трагедию хотим еще раз использовать? Второй шаг: это жесткое обоснование и закрепление всех гарантий безопасности, после чего можно говорить обо всех остальных вопросах.

Затянувшаяся неконструктивная риторика Баку обязывает армянские государства думать об упреждающих шагах.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.