Вугар Сеидов: Предусловия выдвигает Саргсян, а не Гюль

Баку, 2 августа 2009, 15:38 — REGNUM  Отправляясь 6 сентября прошлого года в Ереван на просмотр футбольного матча, президент Турции Абдуллаx Гюль всего лишь принимал приглашение своего армянского коллеги, не более того. Покидая Ереван, он ответил любезностью на любезность и пригласил Саргсяна на просмотр ответного матча. Вот и все дела! Непонятно, почему вдруг в Армении (да и в мире) сочли, что ответом турецкого президента должно было стать не просто приглашение на просмотр игры, но обязательно через открытые границы! Гюль, как нам помнится, этого не обещал. Недоразумение вышло. Приглашение дамы в кино ещё не означает обещание на ней жениться... И в обычном приглашении не следует усматривать нечто большее.

Зато сразу после ереванской встречи в мире почему-то обрушились с критикой на руководителей Турции за "неожиданное выдвижение" ими неких предусловий для открытия границ, как будто сам вопрос об открытии границ был уже давно решён. Между тем, замок на границе висит уже 16 лет и будет висеть дальше, пока не будет устранена его первопричина, его raison d'être. И об этом всем известно. Поэтому не совсем понятно, почему вдруг об условиях открытия границы вспомнили только сейчас.

Ведь если всмотреться в ситуацию, предусловиями болеют как раз армяне, а не турки. Отправляясь в Ереван, Гюль не выдвигал никаких предусловий, как то: "я поеду только в случае, если в Ереване к моему приезду снесут печально известный монумент Цицернакаберд или будут в преддверии этого смелого шага". Ничего подобного президент не говорил, хотя мог. Он просто принял приглашение, поехал в Ереван, посмотрел матч и спокойно вернулся домой. И пригласил своего ереванского коллегу на просмотр ответного матча. А Серж Саргсян вдруг начал капризничать и ставить условия: "поеду только через открытую границу". Простите, а кто вам это обещал?

Предусловия выдвигает Армения, а не Турция. Президент Гюль ехал в Ереван и затем приглашал Саргсяна в Турцию без предусловий. Обвиняя Турцию в стремлении увязать вопрос открытия турецко-армянской границы с освобождением оккупированных азербайджанских территорий и признанием Ереваном Карсского договора 1921 года, Саргсян, фактически, сам грешит, увязывая свою поездку в Бурсу с прогрессом в армяно-турецком урегулировании.

Вугар Сеидов - АзерТАдж, Берлин

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail