Сухой остаток от проекта NABUCCO

Баку, 13 июля 2009, 15:40 — REGNUM  

Операция NABUCCO подошла к промежуточной, но кульминационной фазе. В Турции подписано соглашение о начале строительства этого газопровода. Подписи под документом поставили главы правительств Турции, Австрии, Венгрии и министры энергетики Болгарии и Румынии.

Если учесть, что в церемонии подписания соглашения приняли участие официальные представители около 30 стран, а также председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, то можно сделать вывод о том значении, которое придают этой акции в ЕС. В соглашении прописаны правила транзита газа, который будет начиная с 2014 года подаваться через Турцию в австрийский Баумгартен. Пять стран, через которые пройдет трубопровод, взяли на себя обязательство не препятствовать транзиту энергоносителя.

Проект NABUCCO обычно выставляется в качестве альтернативного российскому "Южному потоку". Поэтому если учесть то, что новый премьер-министр Болгарии Бойко Борисов потребовал объявления моратория на все крупные энергетические сделки, в число которых входит "Южный поток", то у многих складывается устойчивое ощущение попыток блокировки Южного потока" сразу на нескольких направлениях. Тем более, что накануне в Ашхабаде побывал высокопоставленный американский эмиссар, бывший посол США в Москве, заместитель госсекретаря США Уильям Бернс. Он курирует в госдепе проблемы Евразии. Вслед за этим последовало заявление президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова: "Туркменистан намерен задействовать имеющиеся возможности для участия в крупных международных проектах - таких, как проект NABUCCO. Сейчас страна располагает значительными объемами товарного газа, который может быть реализован на границе государства". В этой связи заместитель помощника госсекретаря США Мэтью Брайза уверенно констатировал: "Мы можем показать нашим туркменским друзьям экспортный маршрут на Запад, и Туркменистан может получить способ заработать таким образом деньги".

Это обстоятельство подается сейчас многими СМИ как "крупнейшее поражение Газпрома и России". Потому, что подписанное в Анкаре соглашение по проекту NABUCCO настойчиво ассоциируется только с поставками газа из Каспийского региона в страны ЕС. Что же происходит в реальности?

Сейчас Туркмения добывает около 80 миллиардов кубометров газа в год, из которых около 50 миллиардов кубометров поставлялись в Россию, а 8 миллиардов кубометров в Иран. Но после взрыва в апреле этого года на туркменском участке газопровода Средняя Азия-Центр поставки туркменского газа в Россию практически прекратились. Для Ашхабада в условиях кризиса существует острая потребность в финансовых средствах. Поэтому его действия выглядят логичными. Туркмения договорилась с Ираном увеличить объемы своих поставок природного газа в эту страну с 8 миллиардов до 14 миллиардов кубометров в год. Для этого на востоке Туркмении будет построен газопровод до границы с Ираном. Одновременно Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписала с нефтегазовыми предприятиями Туркменистана ряд соглашений, согласно которым к концу нынешнего года ожидается ввод в эксплуатацию газопровода "Китай-Туркменистан", по которому в Китай будет ежегодно поставляться 30 млрд кубометров природного газа. А что дает участие Ашхабада в NABUCCO?

Первый, наиболее известный маршрут транспортировки газа из Средней Азии в Европу - Транскаспийский - предполагает прокладку газопровода по дну Каспийского моря с выходом на Азербайджан, далее через Грузию, Турцию в Европу. Однако неурегулированность правового статуса Каспия, нестабильность геополитической ситуации в Закавказье, прежде всего в Грузии, делает его осуществление маловероятным в обозримом будущем.

Второй вариант, который обсуждается в Европе пока только на теоретическом уровне: Туркмения - Иран - Турция - Европа. На церемонии подписания соглашения по проекту NABUCCO премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что иранский газ может быть интегрирован в трубопроводную систему этого газопровода. Однако специальный представитель США по вопросам европейской энергобезопасности Ричард Морнингстар выступил против участия Ирана в этом проекте. Неслучайно глава Государственной нефтяной компании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев, заявляя о "приоритетности для Баку проекта NABUCCO", назвал только "политическую поддержку Азербайджана".

Что теперь остается в "сухом остатке" и чем конкретно будут заниматься участники анкарского соглашения по NABUCCO, если исходить из того, что первые поставки по газопроводу мощностью в 31 миллиард кубометров планируется начать в 2014 году? Например, премьер-министр Ирака Нури Аль Малики заявил о готовности транспортировать 15 миллиардов кубических метров газа в Европу через Турцию (впрочем, не в обозримом будущем). При этом нельзя исключать того, что и к этой системе может быть со временем подключен уже построенный газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум. Но пока речь может идти только о транспортировке в Европу ближневосточного газа. Да и то при условии сохранения политической стабильности в Ираке, что с учетом набирающих силу разрушительных тенденций в этой стране, предполагать тоже сложно.

Таким образом, в настоящий момент система NABUCCO может отстраиваться только фрагментарно, да и то с большими элементами рисков разного характера, прежде всего политического и геополитического. Но она стала символом различных сложных многоходовых комбинаций, что не прибавляет игрокам шансы сохранить стабильность в предполагаемых "базовых источниках сырья". А от этого проиграют и поставщики NABUCCO, и страны-транзитеры NABUCCO и, конечно, потребители NABUCCO в Европе, оплачивающие очередной "проект века".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.