Константин Казенин. Народное собрание Дагестана: политические и лоббистские группы

Махачкала, 17 Июня 2009, 11:45 — REGNUM  

ИА REGNUM Новости и Агентство региональных социально-экономических исследований представляют доклад Константина Казенина об особенностях депутатского корпуса Народного собрания Республики Дагестан.

Содержание:

Введение
1. Представители видных семейств и бизнес-групп в Народном собрании (Магомед Алиев, Амучи Амутинов, Гази Газиев, "газовики", Тимур Гамзатов, Шамиль Исаев, Нариман Курбанов, Магомедсалам Магомедов, Магомедсултан Магомедов, Ахмедпаша Умаханов, Даниял Шихсаидов, Абусупьян Хархаров, чародинская группа)
2. Сторонники основных политиков в Народном собрании (группа Муху Алиева, группа Амирова, "северные", "южные")
Заключение

Введение

На заседании Совета безопасности РФ 8 июня президент России Дмитрий Медведев в качестве одной из центральных проблем регионов Северного Кавказа назвал "клановость" в политике и бизнесе. Дагестан, в столице которого проходило это заседание Совбеза, по сравнению с соседними республиками обладает наиболее сложной и многочленной клановой структурой. Это связано не столько с многонациональным составом республики, сколько с особенностями ее политического развития, сопровождавшегося сильной внутренней конкуренцией, в 1990-е - 2000-е гг.

Для прогнозирования политического будущего Дагестана большое значение имеет клановая структура в Народном собрании республики, избранном в марте 2007 года. Именно Народному собранию предстоит проголосовать за кандидатуру президента Дагестана на следующий срок (полномочия нынешнего главы республики Муху Алиева истекают в феврале 2010 года). Сколь бы формальной ни считалась процедура наделения полномочиями главы региона, следует помнить, что в 2006 году утверждение кандидатуры Муху Алиева сопровождалась острой борьбой основных республиканских политических сил и вплоть до последнего момента не считалось делом решенным.

Основная особенность Народного собрания Дагестана - прямое представительство там всех наиболее влиятельных в республике семей и деловых групп. Дагестанский парламент - это не столько орган, в котором эти семьи и группы хотят иметь подконтрольных себе депутатов ради влияния на те или иные решения, сколько "высокое собрание", в котором члены этих семей и групп хотят присутствовать лично. Отсюда - относительно слабая управляемость депутатского корпуса, по крайней мере - со стороны местной исполнительной власти.

В данный момент модно предполагать, что соискателем высшего поста в Дагестане, наряду с Алиевым, будет кандидат, близкий крупному российскому бизнесмену дагестанского происхождения, члену Совета Федерации Сулейману Керимову, или даже сам Керимов. Мы не беремся оценивать вероятность такого развития событий, однако представленные в настоящем докладе данные, на наш взгляд, убедительно показывают, что ни один из предполагаемых конкурентов - так же, как и никакая другая политическая сила - не имеет гарантированного большинства голосов в Народном собрании. Для того, чтобы в преддверии выбора нового главы региона доложить Кремлю о своем контроле над дагестанским парламентом, упомянутым и не упомянутым выше политикам еще предстоит потратить немало ресурсов на республиканском политическом "рынке".

Поведение представителя каждой влиятельной семьи или группы в Народном собрании определяется прежде всего ее интересами, то есть интересами сохранения бизнеса или положения в республиканских органах власти или в местном самоуправлении. Поэтому заранее считать депутата, представляющего любую такую семью или группу, твердым и гарантированным сторонником или противником того или иного кандидата на пост президента Дагестана было бы ошибкой. На сегодняшний день можно только охарактеризовать основные деловые или политические интересы влиятельных групп, представленных в Народном собрании, их текущее позиционирование по отношению к республиканским политикам "первого уровня", которое в перспективе может меняться, а также наличие в Народном собрании поддерживающих их депутатов. Попытка такого анализа представлена ниже в разделе 1.

Существуют в Народном собрании также группы депутатов, которые непосредственно близки к ведущим республиканским политикам - тем, которые либо сами будут претендовать на президентство, либо пытаться напрямую повлиять на выбор кандидата. Эти группы депутатов относительно невелики, и ни одна из них не образует абсолютного большинства. Они охарактеризованы в разделе 2.

Что касается партийных фракций в Народном собрании, то их четыре: "Единая Россия" (54 депутата), "Справедливая Россия" (8 депутатов), КПРФ (5 депутатов) и "Патриоты России" (5 депутатов). Народное собрание было избрано в марте 2007 года целиком по партийным спискам. Однако политического единства фракции не образуют. В первую очередь это относится к фракции "Единой России", которая, как увидим ниже, вобрала в себя самых разных представителей дагестанского политического спектра. В этом, скорее всего, была совершенно сознательная политика руководства республики. Дело в том, что в 2007 году выборы Народного собрания впервые прошли без национального квотирования (специального закрепленного законом механизма, обеспечивающего представительство в парламенте всех основных народов республики), и список "Единой России" составлялся так, чтобы, при ожидаемом уровне голосов за эту партию, в Народном Собрании соблюдались принципы национального паритета. "Единая Россия" в итоге получила 89,19%, и национальный паритет в парламенте соблюсти вполне удалось.

Прежде, чем перейти к депутатскому корпусу, необходимо перечислить основные политические силы, которые, по мнению аналитиков, играют сегодня наибольшую роль в дагестанской политике и не окажутся в стороне при решении вопроса о будущем президенте республики:

1. Муху Алиев. Выходец из старой коммунистической бюрократии, многолетний спикер Народного Собрания, Алиев стал президентом в феврале 2006 года, когда его кандидатуру в дагестанский парламент предыдущего созыва внес Владимир Путин. Его полномочия истекают в феврале 2010 года. Он ни разу не заявил о том, что не будет стремиться сохранить за собой президентский пост. Последнее его высказывание по поводу определения кандидатуры будущего главы республики звучало так: "Думаю, что об этом голова у федерального центра должна болеть не меньше, чем у меня". Поэтому, как бы часто ни звучали прогнозы об отставке Алиева, до конца своих полномочий он не будет "хромой уткой", а останется одним из ключевых политических игроков в Дагестане.

2. Саид Амиров. Мэр Махачкалы влиятелен хотя бы потому, что в Махачкале сегодня проживает каждый третий житель Дагестана. Отличие последних трех лет от предыдущих этапов его политической карьеры состоит для Амирова в том, что новый глава Дагестана не считает Амирова своим безусловным союзником. Свою политическую работу Амиров, по-видимому, ведет достаточно тихо, он дистанцируется от наиболее крупных скандалов в республиканской политике, таких, как скандал вокруг назначения начальника республиканского Управления Федеральной Налоговой службы в феврале 2009 года; он также крайне редко комментирует кадровые назначения, происходящие в правительстве Дагестана. Однако большинство республиканских наблюдателей сходятся во мнении, что если Амиров и не будет претендовать на пост главы Дагестана, полностью в стороне от процесса смены власти он не останется.

3. "Северная оппозиция". Так называемый "Северный альянс" возник еще в 2004 году. Он объединял руководителей муниципальных образований северо-западного Дагестана, находившихся в жесткой оппозиции тогдашней республиканской власти. С тех пор персональный состав "северных" претерпел некоторые изменения (подробнее см. раздел 2), однако влияние его не сократилось. Оно обусловлено важным геополитическим положением муниципалитетов, которые возглавляют члены альянса, а также их личными связями с руководством Чечни и в федеральной власти. При этом "северные" остаются в оппозиции по отношению к республиканскому руководству. Это было видно, например, в феврале 2009 года, когда один из "северных", глава Кизлярского района Сайгид Муртазалиев оказывал поддержку Владимиру Радченко, которого вопреки воле Муху Алиева пытались назначить начальником УФНС республики. Из более "свежих" свидетельств - поддержка Муртазалиевым Шахабаса Шахова, которого Алиев уволил с поста министра спорта в начале июня. "Северных" часто связывают с Сулейманом Керимовым, однако явных свидетельств их прямого контакта сейчас нет.

4. "Южная оппозиция". Сам этот термин, в отличие от "Северного альянса", пока не прижился в дагестанском политическом обиходе, однако наличие такой политической силы уже не вызывает сомнений. Костяк "южных", как и "северных" оппозиционеров составляют муниципальные главы, у "южных" это прежде всего - глава Сулейман-Стальского района Имам Яралиев, до 2006 года бывший прокурором Дагестана.

1. Представители видных семейств и бизнес-групп в Народном собрании

Магомед Алиев

Брат Атая Алиева - премьер-министра Дагестана с октября 2004 по март 2006 года, члена Совета Федерации с марта 2006 по ноябрь 2007 года (после его досрочной отставки вместо Алиева сенатором стал Сулейман Керимов), с января 2009 года - гендиректора ФГУ "Запкаспрыбвод". Магомед Алиев до ноября 2007 года был генеральным директором ООО "Дагестанрегионгаз" (дочерняя структура "Газпрома", занимавшаяся тогда поставками газа населению и сбором платы за газ). Алиевы, таким образом, известны как одна из "газовых" кумыкских семей, на протяжении ряда лет конкурировавших с другими газовыми руководителями, также кумыкского происхождения (см. "Газовики"). У Алиевых есть достаточно поводов быть недовольными нынешней властью Дагестана: отставка Атая Алиева с поста премьера, а затем и сенатора; отсутствие действенной поддержки со стороны официальной Махачкалы в адрес Магомеда Алиева, когда его заменяли на посту гендиректора "Дагестанрегионгаза". Некоторые наблюдатели относят Атая и Магомеда Алиевых к активным сторонникам оппозиции. Основанием служит их родство с главой Хасавюртовского района Алимсолтаном Алхаматовым, сейчас близким одному из публичных лидеров оппозиции Сайгиду Муртазалиеву (Магомед Алиев избрался в Народное собрание в 2007 году в составе региональной группы "Единой России" по Хасавюртовскому району; Алхаматов ранее поддерживал своего родственника в газовых конфликтах; о Муртазалиеве см. "Северные" в разделе 2). Однако такое объяснение представляется несколько натянутым.

Амучи Амутинов

Руководитель дагестанского отделения Пенсионного фонда РФ, в прошлом - вице-премьер. Лакец, имеет политические влияние в одном из населенных лакцами горных районов - Кулинском. Известен прежде всего жестким противостоянием с другим политиком лакской национальности - Гази Газиевым (см. о нем ниже). С учетом оппозиционности Газиева, а также своего нынешнего поста, может быть отнесен к группе поддержки Муху Алиева.

Гази Газиев

Начальник Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги (СКЖД), в прошлом - член Госсовета Дагестана от лакского народа. Ресурс влияния в основном связан с занимаемой должностью. Имеет также влияние в Лакском районе, но ограниченное. Контролирует значительные материальные ресурсы, является спонсором многих культурных проектов. Публично выступал с критикой президента Дагестана, частью чиновников исполнительной власти республики рассматривается как конкурент их нынешнему шефу. Другой видный представитель лакцев в Народном собрании, Амучи Амутинов, известнен как оппонент Газиева еще со времен борьбы за место в Госсовете. В апреле 2009 года Верховный суд Дагестана вынес обвинительный приговор трем подсудимым по делу о двух покушениях на Амутинова, в том числе бывшему сотруднику Махачкалинского отделения СКЖД. Однако попытки "привязать" к этому делу самого Газиева успехом не увенчались. Связи с организованной оппозицией публично не прослеживаются, однако и поддержка Муху Алиева со стороны данного депутата маловероятна.

"Газовики"

В эту группу входят три депутата, на протяжении лет занимавшие солидарную позицию в республиканских "газовых войнах": кумыки Магомедгусен Насрутдинов, Керим Гусейнов (оба избраны от "Единой России", являются родственниками) и лезгин, бывший гендиректор ОАО "Даггаз" Рафик Асланбеков (зять Гусейнова). Асланбеков был гендиректором "Даггаза" в то время, когда Насрутдинов возглавлял его совет директоров. На протяжении ряда лет эта команда руководителей газового комплекса демонстрировала единство, не образуя при этом союза с другим кумыкским газовиком - Магомедом Алиевым (см. о нем выше), до осени 2007 года возглавлявшим ООО "Дагестанрегионгаз".

Насрутдинов на момент своего последнего появления в публичных конфликтах был однозначно оппозиционен Муху Алиеву. В начале 2009 года, когда Насрутдинов был исполнительным директором ООО "Дагестангазсервис" (структура, принадлежащая "Газпрому"; к тому моменту в ее ведении находилось большинство газораспределительных сетей республики и сбор средств за потребленный газ), прокуратура республики предприняла попытку возбудить против него уголовное дело. Тогда он заявил, что республиканские власти хотят видеть на его месте другого человека. Не все чиновники исполнительной власти в частных беседах поддерживали именно ту версию, которую выдвинул Насрутдинов, однако все они были солидарны в том, что президент не стремится содействовать чрезмерному укреплению его команды. В конце марта 2009 года Насрутдинов перешел в головную структуру "Кавказрегионгаза".

Поддержка Муху Алиева со стороны Насрутдинова и двух дружественных ему депутатов представляется маловероятной. Однако и свидетельств активных связей с оппозицией нет. Особенно проблематичным выглядит союз с "северной" оппозицией (см. "Северные" в разделе 2), так как в 2008 году имел место жесткий конфликт между Насрутдиновым и главой Хасавюртовского района Алхаматовым по поводу замещения должности начальника абонентского отдела "Кавказрегионгаза" по Хасавюрту (конфликт между ними имел место и в 2002 году, когда Насрутдинов возглавлял ООО "Дагестанрегионгаз", на тот момент основную газораспределительную организацию в республике). Что касается ресурсов семейства Насрутдиновых за пределами парламента, то к ним можно отнести ряд успешных бизнес-проектов в Дагестане. Политическое влияние Насрутдиновых в их родном Карабудахкентском районе ограничено.

Тимур Гамзатов

Директор дагестанского филиала ОАО "РусГидро", занимающегося строительством и эксплуатацией электростанций. Сын Гамзата Гамзатова, бывшего гендиректора ОАО "Дагэнерго" и члена Госсовета Дагестана от аварцев. В каких-либо значимых конфликтах с республиканской исполнительной властью Гамзатовы не замечены. "РусГидро" занимается строительством ГЭС в Дагестане, и для политического потенциала семьи Гамзатовых это может иметь двоякие последствия: с одной стороны, это строительство имеет реальное позитивное значение для экономики республики, а с другой - всегда есть риск возникновения конфликтов в связи со строительством жилья для выселяемых из зоны подтопления.

Шамиль Исаев

Это брат известного краснодарского предпринимателя, депутата Госдумы Ризвана Исаева. В дагестанском бизнесе и политике братья появились уже при Муху Алиеве. Их активно поддерживал председатель ГТРК "Дагестан" Гаджи Абашилов, убитый в марте 2008 г. (Абашилов и Исаевы - выходцы из известного аварского села Согратль). Основным "детищем" братьев Исаевых в Дагестане стал проект "Немецкая деревня" - строительство жилого района на берегу Каспия, в Карабудахкентском районе. Проект изначально вызывал в республике некоторую напряженность из-за связанных с ним земельных вопросов. В 2008 году его реализация была остановлена, что вызвало фактическое удаление Исаевых из "ближнего круга" президента республики. Тем не менее, Ризван Исаев сохраняет в республике заметное положение благодаря статусу депутата Госдумы. Вероятнее всего, представитель семьи Исаевых в Народном собрании будет сохранять политический нейтралитет. Свидетельствами связей семьи Исаевых с оппозиционными президенту кругами мы не располагаем. Возможно, фактор "согратлинской солидарности" обеспечит связку Шамиля Исаева с Тимуром Гамзатовым (Гамзатовы также родом из Согратля).

Нариман Курбанов

Представляет азербайджанскую семью Курбановых, члены которой еще с советских времен сменяют друг друга на посту руководителя Дербентского района. Основной ресурс Курбановых - поддержка азербайджанского населения данного стратегически важного района (общая численность азербайджанцев в Дагестане по данным переписи 2002 года составляет 88,3 тысячи человек, более половины проживают в Дербентском районе и городе Дербенте). Поддержка эта, правда, носит несколько ограниченный характер, поскольку Курбановы - по вероисповеданию мусульмане-сунниты, каковые составляют меньшинство в среде азербайджанцев, в основном являющихся шиитами. Экономические ресурсы Курбановых не очень велики, поскольку наиболее перспективные предприятия дербентского региона сосредоточены на территории города Дербента, а не района. Семейство проявляло готовность вести диалог с любыми руководителями Дагестана, дистанцируясь от республиканских политических конфликтов.

Магомедсалам Магомедов

Сын бывшего руководителя Дагестана Магомедали Магомедова, профессор Дагестанского Госуниверситета. После ухода отца в отставку, в течение года был спикером Народного Собрания предыдущего созыва (2006-2007 гг.). Однако, вопреки ожиданиям, не стал спикером в парламенте четвертого созыва, не подтвердились и предположения о его возможном избрании в Госдуму по спискам "Единой России" от Дагестана. Это позволило утверждать, что обязательства, взятые на себя Алиевым перед семьей бывшего главы Дагестана, были не крепкими или не долговременными. В последние годы нахождения отца у власти неоднократно назывался бизнес-партнером и другом Абусупьяна Хархарова (см. о нем ниже). Сейчас свидетельств их союза меньше. Об оппозиционности Магомедова-младшего республиканским властям можно судить по направленности республиканских СМИ, считающихся лояльными Магомедову, в частности, еженедельника "Свободная республика", крайне критически пишущего о нынешнем руководстве Дагестана. Поддержка Магомедовым Алиева или его ставленника маловероятна, однако четких оснований для его союза с оппозицией тоже пока нет.

Магомедсултан Магомедов

Гендиректор ОАО "Дагнефтепродукт" (владеет сетью АЗС) и президент футбольного клуба "Анжи". Имеет достаточно крепкие и самостоятельные позиции в бизнесе, при этом имеет партнерские отношения с бизнесменами разной политической "окраски". Сам политически скорее нейтрален, не склонен участвовать в каких-либо коалициях. Будучи кумыком, не присоединяется к борьбе других кумыкских политиков и бизнесменов за роль "национального лидера" (возможно, это объяснимо и тем, что масштабы его бизнеса все же скромнее). Во время несостоявшейся покупки части акций футбольного клуба "Анжи" Сулейманом Керимовым осенью 2008 года, судя по данным СМИ, занимал позицию, благоприятную для республиканских властей. Однако говорить о длительном и крепком союзе с ними оснований нет.

Ахмедпаша Умаханов

Родной брат главы Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова, возглавляющего город с 1997 года. Умахановы находились в жесткой оппозиции республиканским властям, когда председателем Госсовета Дагестана был Магомедали Магомедов, в 2004-2005 гг. Сайгидпаша Умаханов был лидером так называемого "северного альянса" - союза муниципальных руководителей, оппозиционных официальной Махачкале (подробнее см. "Северные" в разделе 2). Сейчас Умахановы поддерживают президента Дагестана, что в полной мере проявилось во время скандала с неудавшимся назначением Владимира Радченко руководителем Управления ФНС по Дагестану в феврале 2009 г.: тогда Умаханов активно выступил против Радченко, солидарно с Муху Алиевым. Дополнительным свидетельством союза президента с "хасавюртовцами" стало назначение в июне 2009 года на значимый пост министра спорта Дагестана мэра Хасавюрта Арсланали Муртазалиева.

Сообщается о трудностях диалога между Умахановым и главой Хасавюртовского района Алимсолтаном Алхаматовым, выступающим в качестве союзника главы Кизлярского района Сайгида Муртазалиева, открыто оппозиционного Муху Алиеву. По неофициальным данным, конфликт по линии Умаханов - Муртазалиев/Алхаматов был связан с вопросами эксплуатации и охраны нефтепровода Баку - Новороссийск, проходящего через Хасавюртовский район. Несмотря на это, утверждать, что Умахановы являются стабильными, гарантированными союзниками нынешних республиканских властей, было бы не вполне оправданным. Если учитывать достаточно серьезный уровень бизнеса в Хасавюрте (прежде всего находящиеся в городе рынки), то речь следует вести скорее о партнерстве, чем о зависимости от официальной Махачкалы.

Предположительно лоялен руководству города Хасавюрт депутат Муса Иславов, входивший на выборах в Хасавюртовскую городскую региональную группу. Он представляет чеченцев, проживающих в хасавюртовском регионе. Считается, что хасавюртовские чеченцы-аккинцы частично лояльны аварским, а частично - кумыкским лидерам, Иславов вероятнее относится в первым.

В предыдущем составе Народного Собрания позицию Умаханова и его коллег по "Северному альянсу" активно поддерживал также депутат Испай Омаракаев, избранный в новый состав парламента от региональной группы "Единой России" по Гумбетовскому району. Однако в настоящее время его политическая активность несколько ниже, чем в 2004-2005 гг. У семьи Омаракаевых достаточно успешный бизнес, и нет свидетельств того, что город Хасавюрт играет в этом бизнесе первостепенную роль.

Даниял Шихсаидов

Сын бывшего премьера Дагестана (с 1997 по 2004 гг.), ныне депутата Госдумы Хизри Шихсаидова. Также находится в близком родстве с вице-премьером, министром сельского хозяйства Муратом Шихсаидовым (в прошлом - главой Каякентского района республики). У Хизри Шихсаидова есть основания не входить в группу безоговорочной поддержки Муху Алиева. В частности, вопреки ожиданиям, в 2008 году ни один из его сыновей не стал главой администрации Буйнакского района, где влияние Шихсаидова, особенно среди кумыкского населения, наиболее сильно. С замещением этой должности ситуация достаточно запутанная, так как в районе недавно изменен устав, однако очевидно, что поддержки руководства республики в Буйнакском районе Шихсаидовы не получили. Вместе с тем, семейство Шихсаидовых обладает немалыми ресурсами в бизнесе. Также есть свидетельства, что Хизри Шихсаидов в настоящее время стремится быть ключевым выразителем интересов, в том числе земельных, своего родного народа - кумыков. В свете этого, несмотря на раздробленность и взаимную конкуренцию основных кумыкских кланов (см. "Газовики", Магомед Алиев), нельзя исключать, что именно Шихсаидовы смогут консолидировать вокруг себя кумыкских депутатов, нейтральных в клановом отношении. В числе ближайших кандидатов в "группу Шихсаидова" - депутат из региональной группы "Единой России" по Каякентскому району Бурлият Гаджиева, которую на неудачных для нее выборах главы Каякентского района в 2007 году, как считается, поддерживал Мурат Шихсаидов. Также, по нашим данным, на Шихсаидовых ориентируется депутат Баттал Батталов, до избрания работавший директором опытно-селекционной станции в Буйнакске.

Абусупьян Хархаров

Гендиректор ФГУП "Махачкалинский морской торговый порт". Считался человеком, близким семье бывшего главы Дагестана Магомедали Магомедова, другом его сына Магомедсалама Магомедова (см. о нем выше). В 2002 году рассматривался как один из потенциальных кандидатов на пост главы Дагестана. Столь тесных отношений с исполнительной властью при Муху Алиеве, по-видимому, не выстроил. Интересы близких ему бизнес-структур находятся как в Дагестане, так и за его пределами. Имеет вес в деловой сфере некоторых других регионов Юга, в частности, Астраханской области. Есть информация и о взаимодействии с "московскими дагестанцами", но нет свидетельств, что оно переходит в политическую плоскость. Общественную активность, по сравнению с первой половиной 2000-х гг., заметно сбавил, и вряд ли будет стремиться оказать существенное влияние на процесс смены власти в республике.

Чародинская группа

К так называемой "чародинской группе" относится ряд влиятельных выходцев из высокогорного Чародинского района, населенного аварцами. Депутатских мандатов в этом нынешнем созыве они не имеют. Это в первую очередь бывший министр ЖКХ Дагестана Эсенбулат Магомедов (потерял пост в июне 2007 года после слияния министерств), а также Тайгиб Абдусамадов, в 2003-2004 гг. работавший председателем ГТРК "Дагестан". Политическое влияние группы объяснялось ее сильными позициями в родном районе, а также, по крайней мере в первой половине 2000-х годов, взаимопониманием с другим известным чародинцем, депутатом Госдумы Магомедом Гаджиевым (считается одним из ключевых сторонников Сулеймана Керимова). Однако в настоящий момент группа представляется разобщенной. Положение некоторых ее членов осложнилось также в связи с конфликтной обстановкой, сложившейся в районе после убийства его главы Муртазали Курамагомедова 12 ноября 2008 года. Депутат из региональной группы "Единой России" по Чародинскому району Магомед Саадулаев, по нашим данным, не является ставленником кого-либо из "чародинцев", так что эту группу можно считать непредставленной в парламенте.

* * *

Таким образом, из числа влиятельных (или представляющих влиятельные группы) депутатов поддержку Муху Алиеву на сегодняшней день с наибольшей вероятностью окажут Амучи Амутинов, Ахмедпаша Умаханов, Тимур Гамзатов. Вероятно, не поддержат Алиева, и могут поддержать оппозицию Магомед Алиев, Гази Газиев, "газовики", Магомедсалам Магомедов, Даниял Шихсаидов. Ближе к нейтральной позиция Шамиля Исаева, Наримана Курбанова, Абусупьяна Хархарова, Магомедсултана Магомедова. Это не позволяет говорить о доминировании в Народном собрании как президента республики, так и оппозиционных сил: между ними в данном отношении имеется фактический паритет.

2. Сторонники основных политиков в Народном собрании

Группа Муху Алиева

Среди депутатов, не имеющих прямого отношения к влиятельным бизнес-группам и фамилиям, Алиев может рассчитывать, в первую очередь, на поддержку спикера Магомеда Сулейманова. Он занял свою должность при прямой поддержке Алиева и не замечен в серьезных контактах с представителями каких-либо политических групп, оппозиционных президенту. Ресурсом собственного влияния Сулейманова остается приморский город Избербаш, который он длительное время возглавлял до избрания спикером и который сейчас возглавляет его брат. Впрочем, отчасти этот ресурс может обернуться для Сулейманова проблемой, поскольку с Избербашем связаны некоторые из острых и громких земельных конфликтов, происходящих в республике.

К безусловным сторонникам президента можно отнести старейшего депутата Джамалутдина Алиева (отец руководителя администрации президента и правительства Дагестана Рамазана Алиева).

Вероятным сторонником президента, по нашим оценкам, может быть и такая влиятельная фигура, как начальник ГУ "Дагавтодор" Магомедрасул Омаров, прошедший в парламент по региональному списку "Единой России" от Акушинского района. Причинами "союзности" Омарова Алиеву можно считать следующие: во-первых, сторонникам Омарова приходилось быть оппонентами по отношению к лицам, близким махачкалинской мэрии (в частности, на выборах главы Акушинского района в 2007 г. победившему кандидату - стороннику Омарова, по данным дагестанских СМИ, противостоял кандидат, поддержанный мэром Махачкалы"); во-вторых, в дагестанских политических кругах Омаров считается союзником бывшего главы "Кредобанка" Мухтара Меджидова, которого Муху Алиев назначил вице-премьером Дагестана в мае 2009 г.

Также среди депутатов, не упоминавшихся в предыдущем разделе, есть те, которые, скорее всего, поддержат Муху Алиева, поскольку им важна поддержка со стороны республиканской власти в тех или иных конфликтах. Это в первую очередь Абулмуслим Курбаналиев, избранный от региональной группы "Единой России" по Цунтинскому району. Его родной брат возглавляет полусамостоятельное муниципальное образование, входящее в Цунтинский район Дагестана - Бежтинский участок. Там с весны 2009 года идет жесткая борьба между главой участка и местной оппозицией, которую поддерживает глава района Гусейн Магдиев и через него, предположительно, Сайгид Муртазалиев (см. "Северные" в разделе 2). Даже при том, что президент Дагестана на сессии Народного собрания в мае открыто критиковал руководство Бежтинского участка, вряд ли братья Курбаналиевы могут рассчитывать на поддержку кого-либо из фигур первой величины, кроме президента, при нынешней конфигурации борьбы в Цунтинском районе.

К числу таких же "ситуативных" сторонников действующего президента можно отнести и депутата Зайнуллу Мирзоева, прошедшего в парламент от региональной группы "Единой России" по Новолакскому району. В Новолакском районе, находящемся возле границы с Чечней, основная проблема сегодня - завершение переселения лакцев на новые места проживания близ Махачкалы (в район возвращаются чеченцы, выселенные оттуда во время депортации). Переселение существенным образом зависит от финансирования, идущего через рспубликанский бюджет. Кроме того, считается существенным влияние в районе руководителя дагестанского представительства Россельхозбанка, ранее вице-премьера Гитиномагомеда Газимагомедова, никак не связанного с оппозиционными группами. Потому и от новолакского депутата оппозиционности последнему ждать, скорее всего, не следует.

По версии "Лаборатории социального анализа" (ЛАБСАН; Махачкала), к безусловной группе поддержки Алиева могут быть отнесены также следующие депутаты:

Сайгитали Абдуразаков (избран по списку "Единой России" от родного для Муху Алиева Хунзахского района), Сатмар Амиров, Перзият Багандова, Бурлият Гаджиева, Биярслан Изиев, Агайгаджи Ильясов, Магомед Камалутдинов, Магомедзагид Муслимов, Джамалутдин Омаров, Абдурахман Османов, Раджаб Раджабов, Айтемир Сатираев.

С нашей точки зрения, могут быть не вполне "алиевскими" следующие депутаты из этого списка:

- Перзият Багандова, считающаяся сторонницей мэра Махачкалы (см. "Группа Амирова");

- Бурлият Гаджиева, которая в 2007 году выдвигалась на пост главы Каякентского района (там она возглавляет один из ГУПов), рассматривалась как один из ключевых кандидатов, называлась даже креатурой бывшего главы района Мурата Шихсаидова, ушедшего на работу в правительство республики, однако поддержка официальной Махачкалы оказалась на стороне другого кандидата;

- Магомедзагид Муслимов в 2008 году во время выборов председателя районного собрания своего "родового" Ахвахского района выступал против действий главы администрации района, в целом поддерживавшегося официальной Махачкалой. Муслимов - достаточно серьезный бизнесмен (основатель компании "Магмус"; компания в настоящее время специализируется на продажах мебели имеет филиальную сеть за пределами Дагестана) и, как представляется, имеет определенную степень свободы действий в ситуации политического выбора.

Кроме того, как "на 80%" сторонника Алиева ЛАБСАН характеризует самого молодого депутата Народного собрания Газимата Абучова. Представляется, что его можно считать "полноценным" членом группы поддержки Алиева, поскольку он входил в южносухокумской региональной группы "Единой России", а в городе Южно-Сухокумск на севере Дагестана влияние имеют в основном группировки, союзные Алиеву ("нефтяники", руководимые экс-депутатом Госдумы Гаджи Махачевым; бизнесмены - выходцы из аварского села Кутиша Левашинского района, откуда родом и руководитель администрации президента Дагестана Рамазан Алиев).

Также, на наш взгляд, из депутатов, не имеющих серьезных личных "завязок" с президентом Дагестана, "при прочих равных" вероятнее поддержат Алиева, а не его оппонентов, следующие:

- Нурахмед Магомедов, депутат, избранный по рутульскому региональному списку "Единой России"; по нашим данным, на выборах был поддержан не только руководством Рутульского района, но и руководством республики; ранее был в строительном бизнесе, руководил компанией АРСИ-2, которой в настоящее время руководит Раджаб Раджабов ("агульский Раджаб"; упомянут выше в числе депутатов - сторонников Алиева по версии ЛАБСАН); компания получает как федеральные, так и республиканские контракты;

- Николай Алчиев, вице-спикер, депутат с большим стажем, обычно стоял на позициях лояльности республиканской власти; как заметный представитель православной общины республики (в январе 2009 года был делегатом Поместного собора Русской Православной Церкви, выбиравшего Патриарха), будет ориентирован либо на Алиева, либо на мэра Махачкалы, активно контактирующих с православным духовенством;

- Насир Гайдаров, занимающий пост вице-спикера с 1995 года и пока не замеченный в конфликтах с исполнительной властью республики; оба вице-спикера, впрочем, сейчас, по нашим данным, не участвуют в активной политической борьбе.

Группа Амирова

У мэра Махачкалы "группа поддержки" в нынешнем дагестанском парламенте меньше, чем в предыдущем. Его безусловные сторонники в нынешнем депутатском корпусе - Перзият Багандова (выражала позицию махачкалинской администрации и в предыдущем составе НС; имеет родственные связи с мэром), Газимагомед Абдуллаев (избран по списку "ЕР" от одной из махачкалинских региональных групп) и Адиль Кабардиев (до депутатства - высокопоставленный чиновник мэрии; работает с Амировым с 90-х гг.).

К вероятным сторонникам махачкалинского мэра можно отнести и ряд депутатов, прошедших в парламент по спискам "Патриотов России". Скромный успех этой партии на выборах 2007 года (смогла получить 5 мест) был в значительной мере обеспечен ее влиянием на юге Дагестана. Лидер "Патриотов", экс-коммунист Эдуард Хидиров, на которого во время предвыборной кампании было совершено покушение, в ходе подготовки к выборам достаточно жестко критиковал Муху Алиева. Открытых свидетельств союза "Патриотов" с мэрией Махачкалы не было, хотя о таком союзе регулярно писали республиканские СМИ. Как минимум два члена фракции "Патриотов", Сефер Алиев и Фикрет Раджабов, могут рассматриваться как сторонники мэрии - однако, в отличие от депутатов, упомянутых в предыдущем абзаце, это союзники скорее "деловые", их позиция не определяется личной близостью к мэру. Раджабов сам длительное время работал в мэрии. Сефер Алиев был связан с мэрией, когда близкая ему компания "Медиагруппа-АС" занималась распространением телевизионной рекламы в Дагестане. Однако уже после выборов Народного собрания, по нашим данным, он покинул этот бизнес.

К потенциальным сторонникам мэра можно отнести депутатов, имеющих отношение к строительному бизнесу в Махачкале. К таковым относится гендиректор фирмы АРСИ Владимир Ашурбеков. Он лезгин, выходец из Ахтынского района на юге республики. Его взаимоотношения с Амировым часто рассматриваются как пример налаживания мэром Махачкалы "мостов" с южным Дагестаном.

Кроме того, к вероятным сторонникам Амирова следует отнести Алихана Хизриева, избранного от региональной группы "Единой России" по Кайтагскому району. Дело в том, что глава Кайтагского района (едва ли не единственный среди глав даргинских районов) считается сторонником Амирова.

Следует отметить, что непростая история становления городского хозяйства Махачкалы, а также распространения влияния Амирова за пределы города сопровождались многочисленными конфликтами. Тем не менее, в нынешнем составе Народного собрания мало депутатов, со стороны которых поддержка Амирова была бы по каким-то причинам принципиально невозможной. К таковым, по-видимому, относится лишь депутат от региональной группы "Единой России" по Буйнакскому району, бывший мэр Буйнакска Абакар Акаев (носит прозвище "мраморный Абакар", так как имел отношение к заводу по обработке мрамора в Каспийске; избирался мэром Буйнакска в противостоянии со сторонником Амирова).

В целом для Амирова сейчас вряд ли важно большое "лобби" в парламенте: источники говорят о том, что он, скорее всего, не будет добиваться выдвижения своей кандидатуры на пост главы региона, а предпочтет быть "проводником" какой-то другой кандидатуры или инициатором некой новой политической коалиции. В этой связи дагестанские источники указывают на его контакты с такими "разнонаправленными" политическими фигурами, как глава Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов (см. Ахмедпаша Умаханов в разделе 1) и глава Сулейман-Стальского района, бывший прокурор республики Имам Яралиев (см. "Южные"), а также на уже упомянутые попытки мэра Махачкалы укрепить свое общее влияние в Южном Дагестане.

"Северные"

Сейчас костяк "северного альянса" составляют глава Кизлярского района Сайгид Муртазалиев и глава Хасавюртовского района Алимсолтан Алхаматов (о предшествующих изменениях состава альянса см. Ахмедпаша Умаханов в разделе 1). С самых первых дней своего существования альянс связывали также с Сулейманом Керимовым (подробнее о его присутствии в дагестанской политике см. "Южные"). Свидетельства такой связи - правда, скорее опосредованной, в виде поддержки альянса близкими Керимову людьми - в основном относятся к 2003-2005 гг. Сейчас можно говорить о бизнесовой и, во многом, политической самостоятельности лидеров альянса. Он также окончательно стал многонациональным.

По крайней мере один из нынешних лидеров альянса, Муртазалиев, во время смены руководителя Дагестана в 2006 году открыто поддерживал кандидатуру начальника Управления Федерального казначейства по Дагестану Сайгидгусейна Магомедова. Эта кандидатура наряду с двумя другими была тогда представлена Владимиру Путину полпредством в ЮФО. Сам "главный казначей" является в республике малопубличной фигурой и воспринимается в первую очередь через информацию о его московских и питерских связях. Однако к "северному альянсу" он имел отношение прежде всего через депутата Газимагомеда Магомедова ("Магомеда Гимринского"), своего односельчанина и родственника (они женаты на сестрах). Активный деятель оппозиции 2004-2006 гг., Газимагомед был убит в декабре 2007 года. После его гибели у "северных" в Народном собрании, по нашим оценкам, два достаточно твердых сторонника - Марина Абрамкина (шла вторым номером в региональном списке "ЕР" в Кизлярском районе, прошла в парламент вместо отказавшегося от мандата Муртазалиева) и Шамиль Магомедов (бывший глава Унцукульского района, поддерживавшийся на выборах Газимагомедом Магомедовым). Убийство "Гимринского" означало для его союзников не только утрату яркого представителя в Народном собрании. Не имея, по-видимому, заметного бизнеса в республике, он имел самые серьезные связи как в российских спецслужбах, так и среди представителей бандподполья, стремившихся к выходы "из леса" и к легализации, и пользовался благодаря этим контактам возможностями, недоступными республиканской власти.

(Хотя основной базой Муртазалиева в горном Дагестане является Цумадинский район, которым руководит его родственник, единственного депутата, прошедшего по цумадинскому региональному списку, к сторонникам "северных" причислить нельзя. Это известный в республике врач Ахмед Азизов, выдвинутый "Патриотами России" и имеющий самостоятельные выходы на всех ключевых дагестанских политиков.)

"Южные"

Как было показано в предыдущем разделе, из числа влиятельных (или представляющих влиятельные группы) депутатов поддержку оппозиции с вероятностью окажут Гази Газиев, Даниял Шихсаидов, "газовики", Магомедсалам Магомедов и Магомед Алиев. Исходя из сегодняшнего меню возможностей, их симпатии могут оказаться либо на стороне "северного альянса" (см. "Северные"), либо на стороне политического сообщества, которое условно мы назвали "южными". Именно "южных" многие республиканские наблюдатели считают наиболее последовательными сторонниками Сулеймана Керимова.

Как уже отмечалось, крупный бизнесмен, уроженец и налогоплательщик южного дагестанского города Дербент, Керимов почти не принимает персонального публичного участия в дагестанской политической жизни. В политических кругах республики, однако, бытует мнение, что основным союзником Керимова в Дагестане является глава Сулейман-Стальского района, бывший прокурор республики Имам Яралиев.

Яралиев находится в достаточно жесткой оппозиции нынешней исполнительной власти республики. Это проявилось, в частности, в его быстрой отставке с поста прокурора после вступления в должность Муху Алиева в 2006 году; в заявлении депутатов Сулейман-Стальского района в поддержку Владимира Радченко во время скандала вокруг УФНС в феврале 2009 г.; в отсутствии взаимопонимания с руководством республики по бюджетным вопросам, о котором сообщают работники администрации Сулейман-Стальского района. Керимов и Яралиев - лезгины, оба являются выходцами из Южного Дагестана. Эта территория - несколько обособленная от других частей республики по своим традициям и жизненному укладу. Одной из особенностей Южного Дагестана, на наш взгляд, является несколько большая, чем в других частях республики, дистанция между политикой и криминалом: там, в отличие, например, от равнинной территории Дагестана к северу от Махачкалы, нетипично избрание главами районов членов семейств, сколотивших первоначальный капитал не "диком" бизнесе начала 1990-х. Там также более развита "внутрирайонная демократия" - почти в каждом районе существуют политически весьма активные группы, противостоящие главе и пользующиеся поддержкой части местного бизнеса.

Влияние Яралиева на сегодняшний день, помимо Сулейман-Стальского, распространяется, как минимум, на приграничный с Азербайджаном Магарамкентский район. В соседнем Докузпаринском районе главой является родственник Керимова. Что касается города Дербента, являющегося своеобразной столицей Южного Дагестана, то источники часто относят к сторонникам Керимова - Яралиева его мэра Феликса Казиахмедова (также лезгина). Представляется, однако, что для политического влияния в этом городе важнее позиция руководителей ведущих дербентских предприятий, прежде всего - коньячного завода и завода игристых вин.

Депутатский корпус, прошедший в парламент от южнодагестанских региональных групп, однако, не отражает веса бывшего прокурора в этой части республики. В момент выборов Народного собрания Яралиев еще не возглавлял Сулейман-Стальский район и не имел достаточных рычагов влияния на выборы, так что сторонников "южного альянса" в парламенте оказалось меньше, чем их там было бы, если бы выборы проходили сейчас. К числу вероятных сторонников данного политического союза среди депутатов от Южного Дагестана можно отнести Эседуллаха Канберова, избранного от "родственного" Керимову Докузпаринского района; по версии ЛАБСАН, определяющее влияние имеет Керимов и на депутата Наримана Асварова (избран также от Южного Дагестана - от региональной группы "Единой России" по Хивскому району).

Более отдаленным резервом "южных" можно считать двух депутатов-табасаранцев - Галима Галимова и Ахмеда Изилова. Первый до 2007 года был главой администрации города Дагестанские Огни, находящемся на берегу Каспия близ Дербента. Сейчас оба депутата находятся в оппозиции к нынешнему главе города Магомеду Гафарову. Поскольку Гафарова, по данным дагестанских СМИ, на выборах активно поддерживала внушительная группа членов республиканского правительства, продолжение конфликта в Дагогнях может "прибить" двух указанных депутатов к лагерю южной оппозиции. Конфликты в Дагогнях, как и в большинстве других муниципалитетов, касаются в основном земельного вопроса.

Теоретически может оказаться в стане оппозиции гендиректор ОАО "Сулакский гидрокаскад" (дочерняя структура ОАО "РусГидро"; строит Гоцатлинскую ГЭС) Нурмагомед Алиев. Возглавляемое им предприятие объективно конкурирует за строительные заказы с дагестанским филиалом "РусГидро" Тимура Гамзатова, а тот, как отмечено в разделе 1, ориентирован на нынешнее руководство республики.

С именем Керимова некоторыми наблюдателями связывались также два партийных проекта на выборах Народного собрания: "Справедливая Россия" и "Патриоты России". Последние, как уже отмечалось (см. Группа Амирова), по крайней мере частично находятся в орбите мэра Махачалы Саида Амирова, хотя преобладание представителей Южного Дагестана во фракции "патриотов" делает вероятными их контакты и с Яралиевым. Что касается "справроссов", то контроль за ее фракцией (восемь человек) со стороны Яралиева маловероятен, поскольку большинство прошедших членов фракции не являются выходцами с юга Дагестана.

В целом формирование списков "Патриотов" и "Справроссов" в Дагестане не шло под диктовку какой-либо оппозиционной группы, а скорее было результатом большого количества договоренностей и компромиссов, достигавшихся в частном порядке. Достаточно сказать, что среди кандидатов "Справедливой России" значился, например, Магомедпазиль Махачев - брат экс-депутата Госдумы, экс-гендиректора ОАО "Роснефть-Дагнефть" Гаджи Махачева, на тот момент ни к "северным", ни к "южным", ни к "амировским" не примыкавшего. Некоторые члены этих фракций выше были охарактеризованы либо как представители самостоятельных бизнес-групп, либо как сторонники кого-либо из основных республиканских политиков. За вычетом этих депутатов, к данным фракциям относятся: "Патриоты России" - Эдуард Хидиров (руководитель фракции), Ахмед Азизов; "Справедливая Россия" - Камил Давдиев, Муртузали Муртузалиев, Магомед Омаров, Сергей Пинхасов, Николай Покорский, Айтемир Сатираев. По версии "Лаборатории социального анализа" (ЛАБСАН; Махачкала), среди перечисленных к группе поддержки Керимова безусловно относится Эдуард Хидиров. Возможным сторонником "группы Керимова" специалисты ЛАБСАНа считают также Камиля Давдиева.

С нашей точки зрения, потенциальным сторонником оппозиции является также гендиректор ОАО "Дагдизель" Николай Покорский: возглавляемый им крупнейший военный завод, контрольный пакет голосующих акций которого находится в ведении федеральной власти, в настоящее время переживает не лучшие времена, однако правительство республики устами вице-премьера Ризвана Газимагомедова (интервью РИА "Дагестан" от 30 декабря 2008 года) недвусмысленно дало понять, что считает Покорского неудачным руководителем. В том же интервью Газимагомедов одобрительно высказался о компании, которую до этого Покорский обвинял в попытке рейдерского захвата завода. У дагестанских властей нет прямых рычагов влияния на "Дагдизель", однако конфронтация между ними и руководством завода вполне возможна.

* * *

Таким образом, президент Дагестана удерживает преимущество по числу личных сторонников в Народном собрании как над мэром Махачкалы, так и над обеими оппозиционными группами. Однако это преимущество не является подавляющим. Более того, если суммировать число твердых сторонников мэра и оппозиционных групп, их число окажется сопоставимым с числом сторонников Алиева.

Также представляется важным, что у каждого республиканского политика "первого уровня" в парламенте имеется лишь очень маленькая группа депутатов, связанных с ним лично. Остальные союзники являются таковыми только благодаря интересам собственного бизнеса, собственных политических задач или же благодаря каким-то опосредованным связям или обстоятельствам, имеющим отношение к прошлому, а не к настоящему. Преувеличивать твердость таких союзников не следует.

Заключение

Из 72 депутатов Народного собрания, нам удалось выдвинуть предположения о политической ориентации 56 (неупоминание какого-либо депутата означает не его малое значение в жизни республики, а отсутствие у нас данных, позволяющих установить его политические симпатии). Исходя из того, что основной задачей Народного собрания в ближайший год будет утверждение кандидатуры президента Дагестана, можно сказать, что общий вектор поведения депутатского корпуса достаточно непредсказуем.

Поскольку президент России наверняка внесет в Народное собрание кандидатуру какого-то "местного" политика, ожидать гарантированного приятия любой кандидатуры просто как посланца федерального центра не следует. Большое число депутатов, выражающих интересы бизнеса и местного самоуправления (в том числе недружественных нынешнему руководству республики), показывает, что заранее "вычислить" кандидатуру главы республики, гарантированно набирающую большинство, невозможно. Как и при утверждении в 2006 году кандидатуры Муху Алиева, работать с парламентом федеральному центру придется в режиме "ручного управления".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
05.12.16
«Россию провоцировать не надо»
NB!
05.12.16
Владимир Путин: После завершения карьеры хотел бы путешествовать
NB!
05.12.16
Мазь-невидимка скроет российских солдат от тепловизоров противника
NB!
05.12.16
В Калуге написали «Самое короткое открытое письмо Президенту Путину»
NB!
05.12.16
Путин панирует проверять на алкоголь членов администрации и правительства
NB!
05.12.16
Вместо памятника истории — парковка для суда, мэр Уфы сказал «не нагнетать»
NB!
05.12.16
Радио REGNUM: выпуск за 5 декабря
NB!
05.12.16
«Сексуальное насилие — часть брутальной карибской субкультуры»
NB!
05.12.16
Человечество страдает от чистоты?
NB!
05.12.16
Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в ноябре 2016 г
NB!
05.12.16
Ударный беспилотник-самоубийца разработан в Польше
NB!
05.12.16
Кризис четверти века: Казахстан за неделю
NB!
05.12.16
Выборы в Эквадоре: генерал и друг индейцев Пако Монкайо вырвался вперед
NB!
05.12.16
Times: «ЕС хочет купить мир в Сирии»
NB!
05.12.16
Аргентина: «Солидарность и борьба или голод и репрессии»
NB!
05.12.16
Ночь над Европейским союзом: Рим, Вена, далее...
NB!
05.12.16
Отставки Андрея Турчака больше ждут в центральных СМИ, чем в Пскове
NB!
05.12.16
Константинопольские следы белой русской разведки. Очерк I
NB!
05.12.16
Необандеровцы Украины и неонацисты «Советской Белоруссии»: близнецы-братья
NB!
05.12.16
«Смоленская трагедия» с правительством Польши чуть не повторилась в Лондоне
NB!
05.12.16
«Алтайскому краю нужна не кадровая рокировка, а системная помощь из Центра»
NB!
05.12.16
Снег в Крыму: дорожные заторы и снежные лавины