Нынешняя власть ввела понятие многовекторности во внешней политике Абхазии: интервью Рауля Хаджимба

Гагра, 12 июня 2009, 15:30 — REGNUM  

Бывший вице-президент Абхазии Рауль Хаджимба дал интервью корреспонденту ИА REGNUM в Сухуме.

ИА REGNUM: Рауль Джумкович, какими мотивами вы руководствовались, принимая решение об уходе с поста вице-президента?

В своем заявлении по этому поводу и на последовавшей затем пресс-конференции я говорил о причинах, побудивших меня принять такое решение. Основной причиной стало то, что власть попыталась перенести внутриполитическую борьбу в сферу внешнеполитических отношений, в частности, Абхазии с Россией. Оппозиционные организации высказали свое мнение к некоторым документам, подписанным между нашими государствами. Причем, в своих заявлениях представители оппозиции говорили не столько о сути этих документов, сколько о принципе их подготовки абхазской стороной. Но власть попыталась представить все так, что определенная часть абхазского общества якобы выступает против выстраивания отношений с Российской Федерацией. Цель была одна - сформировать негативное отношение у политической элиты России и всего российского общества к абхазской оппозиции.

На последнем заседании Совета безопасности республики президент инициировал сбор митингов, участники которых должны были заявить, с одной стороны, о поддержке действий руководства страны, с другой, осудить оппозицию. Фактически была предпринята попытка осудить не только оппозицию, независимую прессу, но и всех, кто думает иначе. Когда я заявил о намерении покинуть должность вице-президента, никто меня не отговаривал, но важно другое - некоторые постоянные члены Совбеза выступили категорически против проведения собраний и акций, которые могли осложнить внутриполитическую ситуацию. Думаю, что именно такая твердая позиция не позволила президенту осуществить задуманное.

Впрочем, был найден другой вариант. Используя возможности Абхазского государственного телевидения, была организована травля на представителей оппозиции. Это произошло на следующий день после репортажа с пресс-конференции представителей оппозиционных сил, на которой звучала критика в адрес властей. Самое интересное, что репортаж был показан в эфире телеканала "Абаза", зона вещания которого ограничена столичным регионом, а клеймили оппозицию жители районов, в которых сигнал "Абазы" не принимается. Спрашивается - откуда они могли знать о содержании заявлений оппозиции. Понятно, что людям преподнесли все так, что якобы кто-то пытается противодействовать строительству добрососедских отношений с Россией. Даже если власть смогла бы поднять весь народ, то, наверное, суток не хватило, чтобы удержать людей. В конце концов, они поняли, в чем именно дело.

Что касается обвинительных речей в адрес лидеров оппозиции, то они были шиты белыми нитками. "Режиссеры" проекта даже не удосужились убрать все шероховатости перед выходом передачи в эфир, когда слышно, как голос за кадром подсказывает, что конкретно следует говорить про отношения России и Абхазии.

ИА REGNUM: В Абхазии существуют антироссийские настроения?

Вся история становления абхазского государства показывает, что никогда в нашем обществе не было людей, настроенных против России. Да, некоторые из наших граждан считают, что Россия могла гораздо раньше решить проблему грузино-абхазских взаимоотношений. Мы ведь еще в советские времена ставили вопросы о невозможности дальнейшего существования в составе Грузинской ССР. Тогда центр мог принять твердое решение и тем самым предотвратить трагическое развитие событий в начале 90-х. Российско-абхазские отношения должны быть в одинаковой степени партнерскими для обеих стран.

ИА REGNUM: Официально предвыборная кампания еще не стартовала. Тем не менее, в республике набирает обороты полемика между основными политическими силами. Как вы в целом оцениваете предвыборную ситуацию?

После моего заявления об отставке, власть заявила о начале оппозицией предвыборной кампании. Это не совсем так. Оппозиция реагирует на действия, в первую очередь, властей. Так она поступала несколько лет назад, когда о выборах и речи не было. С другой стороны, проправительственная партия "Единая Абхазия" давно начала работу с массами. Под разными предлогами они проводят свои мероприятия в районах. Разве это не начало предвыборной кампании. Почему одним можно, а другим нельзя. Почему в ответ на действия проправительственной партии оппозиция не может хотя бы защищать свое мнение.

ИА REGNUM: Последние заявления президента Сергея Багапша, в частности, о намерении передать российской стороне в управление Абхазскую железную дорогу, стали объектом острой критики со стороны оппозиции. Лично вы все выдвигаемые претензии к власти разделяете или есть вопросы, по которым расходитесь с оппозицией?

По сути звучащей критики я полностью солидарен с оппозицией, особенно это касается экономических проектов. Я тоже считаю, что судьбоносные вопросы для будущего Абхазии не могут решаться кулуарно, с позиции только одного человека. А ведь схема принятия таких решений очень простая. Президент Багапш выезжает за пределы республики, проводит там встречи, потом возвращается и говорит, что есть проект, который принесет пользу. При этом предварительно российской стороне уже дано согласие на реализацию проекта.

Озвучивая те или иные проекты, надо в первую очередь думать о завтрашнем дне, о том, какую пользу принесет тот или иной проект тем, кто живет в этой стране, а не отдельно взятым личностям. Я уверен, что если бы многие из тех вопросов, которые сегодня обсуждаются в абхазском обществе, предварительно рассматривались на заседаниях Совета безопасности или Кабинета министров, то можно было избежать разговоров об их полезности. Но на практике получалось так, что президент ставил всех перед свершившимся фактом. А после того, как согласие абхазской стороны получено, говорить россиянам, что мы отказываемся даже как-то некрасиво.

Еще на стадии обсуждения общество должно знать, какие дивиденды получит государство от того или иного проекта. Проекты не должны помогать кому-то, они должны приносить прибыль нашему государству и народу.

ИА REGNUM: Но альтернативы сотрудничеству Абхазии с Россией нет...

А мы и не говорим, что есть. Несколько лет назад, кстати, нынешняя власть ввела понятие многовекторности во внешней политике. Тогда некоторые говорили, что нужно выстраивать отношения с Россией, но при этом не забывать, что есть другие страны.

Никто не говорит, что мы должны замыкаться на сотрудничестве только с одним государством. Но не надо забывать, что все эти годы мы выживали благодаря России, хотя отношения между нами не всегда были благополучными. Мы должны четко понять, что России выгодно иметь за рекой Псоу (российско-абхазская граница проходит по р.Псоу) государство, у которого есть свое лицо, свои позиции. Иначе с кем общаться, о чем говорить.

ИА REGNUM: Как могут развиваться события в оставшееся до выборов время?

Хотелось бы, чтобы и власть, и оппозиция нашли возможность для начала диалога. Это позволит нам придти к выборам, как это происходит в цивилизованных, демократических государствах. Мы должны показать всему миру, что умеем соблюдать законы, которые сами же принимаем.

Исходя из того, как складывается сейчас ситуация, мне кажется, что власть не готова к конструктивному диалогу с оппозицией. Она видимо рассчитывает на административный ресурс, в том числе, в части ограничения доступа оппозиции на государственное телевидение и к другим СМИ. Странно, когда власти пытаются давить на независимые газеты. Они независимы в своих суждениях и от оппозиции, и от власти. Когда нужно они ругают и тех, и других. Это их право. Заткнуть рот всем у власти не хватит ни сил, ни средств. Разве можно запретить человеку выражать свои мысли. В любом случае он сядет дома и будет это делать. В итоге его позиция станет достоянием одного? двух человек, а завтра станет достоянием всех.

ИА REGNUM: Традиционный вопрос, который вам задается в последнее время. Вы собираетесь участвовать в выборах в качестве кандидата в президенты?

Вопрос не в должности, поверьте. Самое главное, чтобы мы исправили положение, в котором оказалась Абхазия. Я готов работать в любой должности и в любой команде, которая реально будет работать на государство. Честно говоря, пока команда не сформирована. Я не вижу цельной картины возможных альянсов. Многое говорят в обществе о возможных участниках предвыборной гонки. Но это все предположения. В числе называемых претендентов есть очень достойные люди, которые могут работать системно. Но это не означает, что у нас все сложится и все будет так, как хочется, хотя бы мне.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.