Виктор Ольжич: Новый президент и уход Литвы с постсоветского пространства

Минск, 4 Июня 2009, 23:13 — REGNUM  

"Дружбы с Россией" не будет. А любовь? Приход к власти в Литве еврокомиссара Дали Грибаускайте был положительно воспринят такими странами, как Россия. А российские СМИ даже проявили все признаки наивного восторга, то и дело повторяя, что президентом Литвы стала "своя", бывшая ленинградская студентка. Прежде всего, Россия надеется увидеть на посту главы Литвы более прагматичного руководителя иного типа, чем Валдас Адамкус, идеологические установки которого заставляли смотреть на Россию с опаской, если не сказать враждебно (достаточно вспомнить его отказ приехать в Москву на юбилейные торжества во время празднования Дня Победы). И логика мышления политологов вполне очевидна: Далю Грибаускайте, в отличие от Адамкуса, связывает с Россией многое - и учеба в Ленинградском университете, и работа на ленинградской меховой фабрике, и защита диссертации в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. В конце концов, она свободно владеет русским.

Однако всякая логика обладает и обратным эффектом. Безусловно, человек, который до сих пор, по словам литовских СМИ, помогает материально ленинградской женщине, на квартире которой он когда-то жил, не может не питать определенных чувств к российской земле. Но с другой стороны слишком уж много у Грибаускайте связей с Россией - вспомним, какой грязью ее поливали в Литве во время предвыборной компании, изображая ее русской матрешкой, на груди которой было написано, то "КГБ", то "КПСС", а то просто нарисован российский национальный орнамент. Уже после избрания ее на пост главы государства ведущая литовская газета Respublika в редакционной колонке довольно пренебрежительно и настороженно, намекая на "темное прошлое" еврокомиссара, писала: "Впервые Литва выбрала своего руководителя с первого раза. В первый раз в президентское кресло плюхнется женщина. С черным поясом каратэ и мало кому известная. Знакомая по фотографиям, а не по фактам".

Этот шлейф принадлежности к партноменклатуре и годы, прожитые в Ленинграде, не могут не влиять на поведение будущего президента Литвы в отношении России. Конечно, Грибаускайте уже заявила, что "будет избегать неуважительной риторики в своих речах" в отношении России (интервью BBC). Но в целом что касается ее заявлений касательно отношений с Москвой, нельзя не заметить ее довольно сдержанный, если не сказать холодноватый тон. Никакой внешне проявляемой "любви" к России у вчерашней ленинградской студентки нет и не может быть. Это мы уже наблюдали в случае с бывшими партноменклатурщиками - к тому же связанными с КГБ: скажем, что касается министра иностранных дел Литвы Антанаса Валёниса (еще один инструктор ЦК КПЛ - состоял в резерве КГБ, что не помешало ему стать главой литовского МИДа). Чем больше на Валёниса вешали обвинения в принадлежности к партноменклатуре и "кагэбистам", тем более резким становился его тон по отношению к России. За годы его руководства МИДом отношения с Россией упали до нулевой отметки, а сам министр чуть ли не еженедельно выступал с резкими заявлениями в адрес Кремля. Чем заслужил поддержку и заступничество президента Адамкуса.

Парадоксальным образом, и бывшие при власти вплоть до прошедшего года социал-демократы, чье руководство состояло во многом из представителей бывшей партномеклатуры (инструкторы КПСС премьер Гядиминас Киркилас, спикер Сейма Чесловас Юршенас), не только не улучшили отношения с Россией, а продолжали вставлять восточному соседу палки в колеса, пытаясь снова и снова блокировать переговоры Россия-ЕС, Россия-НАТО, став главным "защитником" Грузии в Евросоюзе и северо-атлантическом альянсе. При их пребывании у власти Вильнюс встал всецело на сторону Тбилиси в российско-грузинском конфликте.

В то же время, "логика наоборот", как и предсказывали эксперты, сработала с приходом прошлой осенью к власти консерваторов. Их антироссийская, русофобская риторика тут же исчезла, как только они выиграли выборы, и сегодня мы практически не слышим из уст литовской власти резких заявлений в адрес России. Может быть, многое объясняется тем, что среди консерваторов нет представителей партноменклатуры такого высокого ранга, поэтому им нечего бояться обвинений в любви к России и советскому прошлому.

Но Грибаускайте как раз попадает в разряд тех политиков, для которых слишком большое проявление чувств к России чревато немедленной апелляцией ее политических оппонентов к ее "российскому" и "партийному" прошлому. А эти оппоненты уже есть - и, безусловно, их количество будет расти в меру того, как "железная леди" будет трясти устоявшуюся в Литве систему, лишая источников сверхдоходов литовских коррупционеров, вызывая к себе все больше ненависти. Поэтому обниматься с российским президентом как с другом Грибаускайте не станет. Не нужно даже и надеяться на "дружбу Литвы с Россией". На наш взгляд, Грибаускайте будет вынуждена держать дистанцию, чтобы ее не начали обвинять в продаже интересов Литвы "бывшему хозяину". Хотя характер этой дистанции будет совсем другой, чем он был у Адамкуса. Да, тон изменится, но это не будет слишком теплый, "дружественный" тон - скорее всего, он будет более прагматичным, сухим, деловым. На что Россия здесь может рассчитывать, так это на отсутствие у Грибаускайте идеологической "предустановки", которая имела место у прожившего полвека в США Валдаса Адамкуса.

Евроцентризм Грибаускайте принесет России дивиденды. Существует, однако, другая сторона прихода к власти Грибаускайте, которой нельзя не порадоваться. Проведя не один год в Брюсселе, на ключевом посту фактически министра финансов Евросоюза, Грибаускайте стала типичным евробюрократом и евроцентристом. Ее приоритеты лежат в ЕС, в сотрудничестве со "старыми" членами ЕС, а не в США или на Востоке Европе. Тут видятся два важных момента, которые не могут быть безразличны Москве. На смену проамериканизму Адамкуса приходит евроцентризм Грибаускайте, а это во многом меняет направление внешней политики Литвы. Безусловно, Литва останется верным союзником США, но то рвение, которое было при Адамкусе, когда Вильнюс шел даже против Парижа и Берлина в поддержке американского вторжения в Ирак, теперь вряд ли будет иметь место. Сомнительно, что новый президент Литвы, в компетенцию которого входит определение приоритетов внешней политики, будет позволять литовским дипломатам идти против генеральной внешнеполитической линии Брюсселя, ставить ни во что позицию таких стран, как Германия, Франция, Италия. На наш взгляд, отныне попыткам Вильнюса блокировать начинания Брюсселя наступил конец. Невозможно представить, чтобы вчерашний еврокомиссар Грибаускайте стала блокировать договоренности ЕС или НАТО с Россией.

С другой стороны, еще задолго до своего решения баллотироваться на пост президента Литвы Грибаускайте обнародовала свой критический взгляд на внешнюю политику Литвы. Главный ее тезис: так называемое "региональное лидерство" Литвы, состоящее в протежировании бывших советских республик, таких как Украина, Грузия, Молдавия, а также и Белоруссия, - ошибочно выбранная линия. Нужно дружить не с "бедняками" с Востока, а богатыми странами Запада. Причем эту свою мысль она выразила довольно прямо: "С этими бедняками незачем дружить, нужно искать друзей в Западной Европе".

"Самая большая беда, что за пять лет в Европейском союзе мы так и не научились использовать предоставленные им возможности, не нашли друзей - говорила накануне президентских выборов Грибаускайте, выступая 14 мая на конференции в Миколо Ромеро университете. - Мы пытаемся принимать решения, размахивая кулаками. Пытаемся ветировать решения только ради ветирования, чтобы возвратившись в Литву чиновники из Министерства иностранных дел могли похвастаться, какие они герои". По мнению еврокомиссара, такое поведение уже создало в Европе образ Литвы как "не прогнозируемого" государства. Смешными Грибаускайте кажутся и разговоры о том, что Литва - "смелая страна", "региональный лидер". По ее словам, в Европе никто Литву так не называет. "Смелые, смелые, только никто про это не знает", - иронизировала будущий президент.

Вполне очевидно, что, пытаясь развернуть внешнюю политику Литвы с Востока на Запад, Грибаускайте меньше всего думала об интересах России. Однако для Кремля такая установка нового литовского руководителя как нельзя кстати, если иметь в виду российское влияние в Евросоюзе. Хорошие (хотя и далекие от идеальных) отношения Москвы с Парижем, Берлином и Римом - ведущими государствами ЕС (не говоря уже о таких идеальных для России странах, как Греция) - во многом определяют тонус отношений с Евросоюзом в целом. До сих пор Вильнюс не боялся в одиночку ссориться с Западом, пытаясь навязать ему свою точку зрения по разному поводу, как то: конфликт России с Грузией, "не выполнение" Россией своих обязательств и, стало быть, отсутствие предусловий для возобновления с ней сотрудничества. Однако теперь такая установка вряд ли будет иметь место, имея в виду заявления нового президента о том, что с Западом нужно "дружить". Друзья России на Западе и друзья Литвы на Западе - одни и те же: а друзья наших друзей - уже не враги.

Наконец, сама идея отвернуться от постсоветского пространства и сосредоточиться на богатых западных партнерах - означает ни что иное, как отказ Литвы от роли "возмутителя спокойствия" в этом регионе. Будет ли теперь литовский президент постоянно бывать то в Киеве, то в Тбилиси? Демонстрировать "поддержку" правящим там режимам? Вряд ли. Если в этих странах будут опять политические волнения - вряд ли литовский руководитель так однозначно станет на сторону одной из группировок, как это делал Адамкус. Конечно, внешне Вильнюс будет и дальше поддерживать "демократии" в странах, окружающих Россию. Однако на деле эта задача может отойти на второй план. И это уже предчувствуют в этих странах - уж очень теплые поздравления поступили в адрес Грибаускайте от руководителей Украины и Грузии, которые благодарят Вильнюс за неоценимую поддержку. Вполне может статься, что период любви ("медовый месяц") между Вильнюсом и Киевом, Вильнюсом и Тбилиси окончился.

Спорные моменты литовско-российских отношений. Ошибаются также те, кто считает, что с приходом Грибаускайте Литва перестанет муссировать вопрос о возмещении ущерба за советскую оккупацию. Сама Грибаускайте, надо полагать, не будучи человеком правых взглядов, вряд ли горит желанием оторвать у России лакомый кусок в миллиарды долларов - да и вряд ли верит в реальность таких требований. Однако у нее просто нет выхода: если она не будет делать вид, что пытается вести переговоры с Россией по этому вопросу, то ее обвинят в невыполнении постановлений правительства и решений всенародного референдума. Поэтому самый больной вопрос литовско-российских отношений - требования к России "возместить ущерб" - не будет ни в коем случае снят с повестки дня. Об этом свидетельствуют, как последние заявления нынешнего премьера Андрюса Кубилюса, так и самой Грибаускайте. 21 мая, уже после избрания Грибаускайте президентом Литвы, премьер Литвы Андрюс Кубилюс сказал, что в связи с отмечанием грустной даты 70-летия пакта Молотова-Риббентропа и начала Второй мировой войны - наступает "подходящее время" для вопросов, связанных с возмещением ущерба от советской оккупации. Правда, премьер не надеется на "скорые решения". И однако, по словам ELTA, он считает, что "в контексте годовщины этих исторических событий создается благоприятная атмосфера для решения наболевших вопросов, в том числе, касающихся сталинизма". В связи с этим Кубилюс сказал: "Благодаря таким оценкам Германия признала свою ответственность и принялась возмещать ущерб другим странам, обществам. Вопрос компенсации - тест современной России. Я считаю, что Россия неизбежно, хотя и блуждая, будет идти в сторону демократического государства и решать исторические проблемы так, как это принято в демократических странах. Для этого нужно время, терпение. У нас оно есть".

А глава МИДа Литвы Вигаудас Ушацкас 23 мая в интервью газете Lietuvos žinios сказал, что Литве нужно заняться проведением "исчерпывающих подсчетов, собрать всю информацию, чтобы иметь общий образ нанесенного оккупацией ущерба". Более того, он призвал к созданию "фонда, который помог бы частным лицам судиться по поводу компенсации за нанесенный ущерб". По словам министра, процесс уже идет: "Вместе с правительством и членами Сейма мы пытаемся выяснить возможности создания вышеупомянутого фонда".

Мы видим, что Литва не меняет своей генеральной установки добиться компенсации от России. Может ли в такой ситуации Грибаускайте сказать хотя бы слово против? Поэтому на вопрос о возмещении ущерба советской оккупации она отвечает, что "закон нужно исполнять": правда, стоит с Россией говорить другим тоном. Например, в интервью радио "Свобода" 29 мая она сказала довольно четко: "У нас решение о возмещении ущерба принято референдумом, люди просто возложили эту ответственность на все будущие правительства, поэтому это нельзя игнорировать".

Это кое о чем говорит. И это не отвечает надеждам некоторых российских обозревателей, что новый президент Литвы откажется от выдвижения проблемы "компенсации ущерба". Думается, какую-то жесткость по отношению к России Грибаускайте, вступив в июле в должность президента, должна будет проявить. Не по тому, так по другому вопросу. Чтобы показать, что она держит дистанцию с Россией, что Кремль не купил ее "ленинградским" прошлым. Ведь она должна думать и о том, как ее политику по отношению к России будут воспринимать в самой Литве. Но главное тут не та или иная ее жесткость в отдельном вопросе, а изменения во внешней политике Литвы в целом - в самом взгляде на место и задачи страны, в стратегическом развороте. От России тоже много зависит, насколько Грибаускайте удастся перевести российско-литовские отношения в нормальное русло. Нет сомнения, что еврокомиссар считает показывание то и дело кулака Москве следствием, как она не раз говорила, "комплекса неполноценности". Но в то же время какую-то уверенную стойку по отношению к России Грибаускайте - тем более, учитывая ее имидж "железной леди" - просто обязана будет проявлять. Поймут ли это в Кремле? Если в России это будут понимать и не обращать внимания (многие захотят поссорить Грибаускайте с Россией), то вполне возможно развитие отношений на новом, сугубо деловом, прагматичном уровне.

В этой связи переломным моментом может стать визит президента России в Вильнюс или хотя бы, для начала, визит Грибаускайте в Москву. Такой визит - по ряду причин просто невозможный в последние годы - знаменовал бы собой новый этап в отношениях и новую тональность.

Однако не нужно думать, что в Литве нет и не будет сопротивления новой внешней политике. Пока что Грибаускайте на волне рейтингов и не утихла эйфория после ее победы в первом туре с результатов 68% "за". Однако, по всему видно, начав исполнять (12 июля) обязанности президента, еврокомиссар приступит к жестким действиям, как это она привыкла делать в Брюсселе. Эти действия вызовут волну если не видимого, то подводного сопротивления олигархических структур, недовольных политических группировок. Тем более, что опыт свержения "несистемного" президента у Литвы есть. Не исключено, что и население начнет разочаровываться, поскольку не все ее решения - особенно в сфере экономики и финансов - будут популярны. На этой волне вполне возможно и усиление сопротивления тех, кто не считает изменение линии внешней политики правильным. Ведь многие сделали карьеру именно на противопоставлении России, на раздувании русофобских настроений. На вмешательстве в политические процессы на Украине, в Грузии, в Молдавии (скандальный предвыборный рекламный ролик литовского премьера, агитирующего за одну из молдавских партий), в Белоруссии. Вопреки заявлениям Грибаускайте о развороте на Запад, уже слышны новые предложения сделать Вильнюс "восточным Брюсселем" (или Страсбургом): городом местонахождения парламентской ассамблеи стран ЕС и "Восточного партнерства". Причем, как заявили некоторые лидеры консерваторов, это может случиться очень скоро - "политическое решение о месторасположении Парламентской ассамблеи ЕС-Восточные соседи" может быть принято уже во время наступающего председательствования в ЕС Швеции. Думается, кто-то уже пытается сделать "ход конем" и забить стратегически важную позицию, пока в шахматную игру не вступила белая королева. То есть не нужно думать, что поворот внешней политики Вильнюса с Востока на Запад будет резким и однозначным. Нагруженный прошлым, корабль литовской внешней политики слишком тяжел и он будет разворачиваться медленно - но важен конечный результат.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
04.12.16
Голый Павленский: икона тоталитаризма и тоталитарная пропаганда
NB!
04.12.16
Организаторы «Евровидения» опровергли возможность проведения конкурса в РФ
NB!
04.12.16
Израиль готовится к войне
NB!
04.12.16
Фантастический камбэк «Борнмута» в АПЛ: 3 гола за 15 минут
NB!
04.12.16
«Сделано в России» – есть ли шанс не похоронить проект?
NB!
04.12.16
Почему состоялся гений Ломоносова?
NB!
04.12.16
«Западу придется признать, что битву за Сирию он проиграл»
NB!
04.12.16
Церковь Ломоносова после реставрации покрывается плесенью
NB!
04.12.16
Власти Сирии за неделю амнистировали 2,5 тысячи боевиков
NB!
04.12.16
Путин: однополярный мир не утвердился
NB!
04.12.16
Блеф-патриотизм и научные игры министерства культуры
NB!
04.12.16
МВД Украины: под Киевом полицейские перестреляли друг друга по ошибке
NB!
04.12.16
Ватикан: есть ли душа у киборгов?
NB!
04.12.16
«Кандидат Кремля» хочет похоронить Приднестровье и изгнать Россию
NB!
04.12.16
Нагорный Карабах в паутине публичной дипломатии и закулисья
NB!
04.12.16
Япония признала Курилы советскими (российскими) ещё в 1945 и 1956 годах
NB!
04.12.16
Путин: Трамп — умный человек и быстро осознает новый уровень отвественности
NB!
04.12.16
Голая жизнь арт-мессии Павленского
NB!
04.12.16
Психиатрическая больница в России как метафора... чего?
NB!
04.12.16
«Золото Балтики»: тайна Янтарной комнаты не так велика
NB!
04.12.16
Нефтегазовый шанс России. Взгляд из будущего
NB!
04.12.16
Глава Пентагона: США не хотят видеть в России врага