Константин Казенин. "В команде Алиева замены"

Махачкала, 4 июня 2009, 12:09 — REGNUM  

В конце мая - начале июня президент Дагестана Муху Алиев произвел сразу несколько кадровых перестановок в правительстве. Эти перестановки прошли в условиях, когда до истечения полномочий Алиева остается менее года, вопрос о кандидатуре главы республики на новый срок не решен, а Алиев никак не обозначил своего нежелания руководить республикой дальше.

Когда футбольный тренер производит на поле замены в решающий момент матча, это невозможно объяснить простым стремлением "дать поиграть" новым игрокам. Каждая замена в такой ситуации вызывает вопрос: чего именно хочет ею добиться тренер? Поскольку у президента Дагестана сейчас тоже момент решающий, сделанные им "замены" также надлежит осмыслить с точки зрения их возможных целей.

Назначение вице-премьером Мухтара Меджидова - это не только дополнение правительства опытным финансистом, но и определенное усложнение внутриэлитного расклада в республике. В 1990-е годы Меджидов возглавлял один из влиятельнейших на тот момент дагестанских банков, затем обстоятельства сложились так, что он покинул регион. Есть причины полагать, что новый вице-премьер создаст некий противовес влиянию мэра Махачкалы Саида Амирова. Одна из причин - до Меджидова экономическим менеджером наиболее высокого класса в правительстве был Ризван Газимагомедов, связанный с Амировым хотя бы своим "происхождением" (ранее был спикером махачкалинского городского собрания). Теперь у Газимагомедова появляется конкурент, как минимум, равный по силам. Отметим также, что у Меджидова существуют сторонники как в исполнительной власти Дагестана, так и на муниципальном уровне. С его именем связывают и активизацию экономических контактов Дагестана с арабским миром, присходящую в последние месяцы.

Назначение министром спорта Арсланали Муртазалиева корректирует как межклановый, так и национальный баланс в руководстве республики. Новый министр длительное время был главой администрации города Хасавюрт и принадлежит к команде главы этого города Сайгидпаши Умаханова. Руководители Хасавюрта финансово независимы от руководства республики, при этом Умаханов не раз в последнее время демонстрировал готовность помочь Алиеву в трудный момент - например, во время конфликта вокруг назначения нового главы Управления Федеральной налоговой службы по Дагестану в феврале. По-видимому, вхождение Муртазалиева в правительство закрепляет связи Алиева с влиятельной хасавюртовской командой. Кроме того, важно, что по происхождению Муртазалиев - андиец. Андийцы - отдельный этнос, проживающий в северо-западной части горного Дагестана (до переписи 2002 года причислялись к аварцам). Андийская община, несмотря на внутреннюю неоднородность, имеет значительные политические амбиции и влияние не только в горах, но и в равнинной части северного Дагестана. Видимо, с назначением Муртазалиева она получает некоторый "бонус".

Наконец, политический смысл нельзя не увидеть и в назначении Али Нурмагомедова министром инвестиций и внешнеэкономических связей. Этот смысл определил в своем апрельском интервью сам Алиев, сказав, что после замены главного налоговика республики надо будет "решать лезгинский вопрос". Оправдались прогнозы, что Мининвест "для баланса" возглавит именно лезгин. Представляется, однако, что важнее для Алиева - не абстрактные национальные балансы, а взаимоотношения с населенным лезгинами Южным Дагестаном, территорией с несколько особыми культурными и политическими традициями. С наиболее влиятельными фигурам "ЮжДага" Алиеву еще только предстоит налаживать диалог, если он намеревается формировать широкую коалицию в свою поддержку. К таким фигурам относится прежде всего экс-прокурор республики Имам Яралиев, возглавляющий ныне Сулейман-Стальский район.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.